Тема из пальца

Как-то британские ученые выяснили, что 43% водителей включают поворотник средним пальцем, 31% — указательным, 12% — безымянным, 4% мизинцем, 2% всей ладонью. Остальные затруднились с ответом.

Новость могла бы остаться незамеченной, не процитируй ее один ханты-мансийский портал, где ее увидел журналист маленькой газеты, написавший заметку в рубрику «С миру по нитке». Новость прожила еще три дня, когда ее процитировала известная радиостанция, затем крупный еженедельник, а в их кильватере — все новостные ленты.

Тема спровоцировала некоторую дискуссию. Многие не могли вспомнить, каким именно пальцем включают поворотник, но разобравшись, обнаружили новую, прежде не осознаваемую часть своей индивидуальности.

Так, некоторые дамы включали поворотник тем пальцем, на котором скорее подсыхал лак (попутно зародился спор, с какого пальца правильнее красить ногти в машине). Те, кто не брезговал есть за рулем, пользовалась ладошкой, чтобы не пачкать рычаг жиром. Один инвалид орудовал большим пальцем, за что был добродушно осмеян в форумах.

Когда большая часть населения отнесла себя к той или иной группе, возник более острый вопрос — какой палец правильнее? Каждая сторона считала свой способ наиболее ловким. Масла в огонь подлил один бессменно высокопоставленный чиновник, который признался как бы в шутку (он не считал вопрос серьезным), что сам пользуется средним пальцем правой руки.

Население озадачилось. Некоторые полагали, что высокопоставленный чиновник оговорился, имея в виду, конечно, левую руку. Другие поняли, что он тайно ездит на праворульной машине. Третьи провозгласили некий тибетский способ «крестом», и стали исповедовать его в жизни.

Верховой пожар холиваров запылал с новой силой. Поклонники указательного пальца считали, что оттопыривание среднего — это подсознательное оскорбление окружающих, попрание норм морали. «Вот такие потом и носятся на красный! — кипятились они. — И храмы оскверняют!»

Лагерь «средних» напирал на неудобство указательного пальца и неразвитость его мускулатуры. «Потому вы и не пользуетесь поворотниками! И паркуетесь, как быдло!»

Меньшинства сплотились в коалицию, куда вошли «безымянные», «мизинцы», «ладошки» и еще семнадцать подвидов, выступившие общим фронтом против мажоритариев. «Стадо — оно и есть стадо», — считали меньшинства, которые сами трещали от противоречий, потому что ладошечники не понимали коленников, а последние издевались над «мизинцами».

Социологи установили, что среди «указательных» доминируют женщины, у «средних» больше мужчин. Гендерный вопрос дал козыри «средним», которые объявили «указательных» бабьем и латентными гомосексуалистами.

Фрейдисты объяснили склонность мужчин пользоваться средним пальцем по-своему, что вызвало массу сарказма насчет того, каким местом рулят «средние» и мужики вообще. Средний палец — как средний пол, били оппонентов «указательные».

Известный биолог в программе Малахова заявил, что ответ, вероятнее всего, лежит в области размера пальцев, разница в длине которых проявляется уже на 17 день внутриутробного развития плода и обуславливается воздействием адрогенов. Стало ясно, что проблема носит более фундаментальный характер, чем казалось поначалу.

Падение самолета, сель в Юго-Восточной Азии и европейский кризис отошли на второй план. В моду вошли кольца на ключевом пальце. Тему обсуждали даже пешеходы. Люди обращали внимание, каким пальцем они жмут кнопку лифта и чешут нос.

Церковь, долгое время занимавшая нейтралитет, в конце концов приняла сторону указательных, «ибо пальцем сим путь истинный указан». Но и в клерикальной среде не обошлось без раскола, потому что некоторые протоиереи публично настаивали на пользовании двумя пальцами сразу — средним и указательным — что не только соответствовало церковной традиции, но могло бы снизить градус напряженности в обществе. Против последнего восставали ортодоксы, которые в поддержание православной культуры требовали пользоваться щепоткой из сложенных вместе пальцев.

ГИБДД подготовила пакет поправок в КоАП, предусматривающих новую статью 12.38 — «Несоблюдение водителем требований о включении светового сигнала указателя поворота надлежащим способом». Каким именно — оставалось пока неясным, равно как ждал обсуждения вопрос, кто и как должен контролировать новые ограничения, но сама их необходимость не вызывала сомнений. Послышались призывы рубить неверные пальцы в медпунктах ГИБДД.

В конце концов, несколько субъектов федерации на уровне глав регионов объявили о немедленном введении соответствующих требований. «Вождение автомобиля — это вопрос безопасности. И он не должен допускать двойных, тройных, тем более пятерных толкований, — сверкал глазами один губернатор из «средних». — Если власть упустила из виду зревшее в обществе противоречие, во имя целостности России действовать надо самыми решительными методами».

Однако Северо-Западная часть России отдала предпочтение среднему пальцу, Сибирь и Урал — указательному, Дальний Восток неожиданно встал на сторону безымянного. Тех, кто еще не принял сторону, обвиняли в отсутствии гражданской позиции.

Возникали все новые партии: «Средняя Россия», «Указывающие путь», «Безымянные герои», «Кулаки и локти», стремительно набиравшие рейтинги. Газеты пестрили слезоточивыми историями о распаде семей по пальцевому признаку. Блоги трещали от роликов, где известные и не очень люди были пойманы в момент пальцеблудства.

В Москве загромыхали митинги, требовавших жестких мер в отношении «указательных» и меньшинств, которые, по статистике, были виновны в 35% происшествий и транспортном коллапсе Москвы. Меньшинства обратились к мэру с просьбой о контр-митинге, но мэр, твердый поклонник среднего пальца, пресек эти извращения в корне.

И вот в разгар национального кризиса по телевидению прошел ничем не примечательный сюжет о восьмилетнем мальчике из Омска, который жил в аварийном доме, на беду признанном памятником архитектуры. Жителей не могли расселить, ведь памятник не подлежал сносу, но строение не могли отремонтировать, потому что дом попал в юрисдикцию Министерства культуры.

Разумеется, мальчик должен был не только рассказать о своей мелкой проблеме, но и выразить гражданскую позицию по краеугольному вопросу, от которого зависело будущее федерации. Его выступление показало бы, что проблема пальцев затрагивает абсолютно все возрастные и социальные группы населения.

— Так каким пальцем ты будешь включать поворотник, когда вырастешь? — хитро щурилась очень опытная журналистка одного очень известного телеканала.

— Я не знаю… — сник мальчик. — Мне без разницы. А когда нам крышу починят?

Этот в общем-то банальный сюжет всколыхнул страну. В самом деле, не все ли равно? И есть ли что-то враждебное, если кто-то использует не тот палец, что и ты? Некоторые вдруг проявили широту взглядов и признались, что время от времени пользовались разными пальцами, а то и вовсе сменили ориентацию с покупкой нового автомобиля.

Общественность заострилась на проблемах мальчика, живущего в памятнике. Главы регионов назвали «пальцевый кризис» пустышкой, раздутой СМИ. Социологи выяснили, что 98% россиян изначально считало вопрос абсурдным и занимало нейтральную позицию. Вскоре муссировать «пальцевый вопрос» стало признаком дурновкусия.

Жизнь потекла своим чередом. Крышу аварийного дома-памятника приказом одного высокопоставленного чиновника починили тем же летом.

One Comment

  1. Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно (с).

Добавить комментарий