Министр объяснил чехарду с камерами

Недавняя статья «Камеры настреляли на гостиницу к ШОСу» вызвала недовольство Министра общественной безопасности региона Евгения Савченко, которое он выразил в фейсбуке. Мы пообщались, и я понял, что больше всего его задел сам посыл, когда камеры представляются в первую очередь средством пополнения бюджета. По его убеждению, основной профит от них — это снижение аварийности и контроль города (в целом, я этот подход разделяю).

До Министерства общественной безопасности Евгений Савченко возглавлял управление Госнаркоконтроля (ФСКН) Челябинской области

Мы договорились о встрече. Поскольку камеры видеофиксации — это профиль Министерства общественной безопасности, я смог, наконец, выяснить, почему возникала суета со сменой поставщика. Напомню, три года камерами занимался «Ростелеком», но в этом году он проиграл нижегородской фирме «АЭЛЬ-РТС инжиниринг», которая с опозданием начала монтировать комплексы в новых местах. Для Челябинска остановка ростелекомовских камер стала чувствительной потерей: они стояли на 42 рубежах против 15 объектов «Безопасного региона» (функционируют без пауз) и 19 новых камер «АЭЛЬ-РТС инжиниринг», заработавших только в мае. И хотя министр не любит акцента на денежных вопросах, в прошлом году камеры принесли областной казне 624 млн рублей, а за полугодие 2018 года — около 40 млн. Правда, разница по количеству нарушений не столь сильная: по оценкам министра, за полгода просадка составила порядка 10%. Как я понимаю, компенсировать удалось за счет более активного использования треног.

Но все-таки, в чему эта чехарда? Евгений Савченко рассказал предысторию вопроса. В 2015 году с бюджетом было туго, поэтому возникли мечты о государственно-частном партнерстве в развитии систем фотовидеофиксации нарушений. Уложиться в нормы жесткого закона не удалось, поэтому стали работать по 44-ФЗ (закон о госзакупках). Из-за особенностей местных законов в Челябинской области подобные контракты заключаются на год. Конкурс объявляется лишь в начале года, а работать система начинает не раньше марта-апреля. Так было и с «Ростелекомом», но в этом году пауза затянулась, поскольку пришлось монтировать камеры заново.

Сам министр считает такую практику неэффективной. Между строк можно услышать сетования, что когда-то кто-то мог дать «Ростелекому» некие гарантии долгой и счастливой работы, но эти гарантии, если и были, противоречили законодательству.

Министр делает ставку на «бюджетные» камеры

Министерству общественной безопасности работа по 44-ФЗ тоже неудобна. Например, антимонопольное законодательство не позволят указать в конкурсной документации точки расстановки камер — только список предпочтительных мест с шестикратным запасом, чтобы исполнитель мог выбрать удобные локации.

Но главное — это риск остаться без камер на важных участках, что и случилось в этом году. Причем если нас в большей степени волнует «штрафной» функционал камер, то для самого министра в приоритете контроль ключевых направлений: камеры используются в том числе для раскрытия преступлений.

— С 1 января у нас заканчивается контракт, и мы не можем требовать от коммерческой структуры предоставить нам трафик данных. У нас просто нет с ними отношений, пока не заключен новый контракт, — сетует он. — Так мы теряем важные для нас направления. Это недопустимо.

Он сконцентрировал на полном изменении подхода. Его видение такое: камеры видеофиксации на стратегических перекрестках и магистралях должны быть «бюджетными». «Коммерсам» разумно отдать фотовидеофиксацию мобильными комплексами, что выгодно и самим исполнителям. Стационарные камеры — громоздкое хозяйство, и тот же «Ростелеком» вряд ли в восторге, что инвестиции в 45 комплексов не отбились. Их «конверсия» крайне проблематична, а законных путей возобновления работы нет.

Частникам проще работать с «треногами»: ни знаков не надо, ни столбов, ни муторных согласований. Плюс эффект неожиданности: последние годы передвижные комплексы эффективнее стационарных с точки зрения  контроля ПДД. Правда, их функционал скромнее: в основном они работают по скоростным нарушениям

Для самого Савченко тема фотовидеофиксации значительно шире, чем отлов нарушителей ПДД. Он видит ее как часть комплекса «Безопасный город», который помимо видеокамер включает множество датчиков и других источников информации, которые позволяют быстро определять зоны риска и реагировать. Речь не только о преступниках и террористах: в списке задач и контроль погодных явлений, и экологический мониторинг.

Что до камер, то их поголовье планируют расширить за счет привлечения частных компаний к обмену информацией: скажем, ТРК будут мотивировать подключать свои камеры к общей системе, получая взамен обоюдную помощь в критической ситуации.

И, кстати, до конца года количество камер, фиксирующих именно нарушения ПДД, в Челябинске увеличится: еще 6 объектов установит «АЭЛЬ-РТС инжинириг», а 50 собственных рубежей планирует ввести «Безопасный регион». Возможно, удастся вернуть в работу и часть ростелекомовских камер, но преференций не будет — фирма имеет право участвовать в будущих конкурсах на общих основаниях.

3 комментария

  1. Парящий над дорогоЙ

    Чет мне кажется такая чехарда далеко не во всех областях и крупных городах.

    Или может вообще, Челябинск единственный, как наш болельщик челябинец на ЧМ, окруженный немцами — https://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/8/7/2/11690278.jpg

    «Окружен но не сломлен» ))

    • Парящий над дорогоЙ

      Кстати корейцы седня немцам жестоко наваляли 2-0. Битва была эпическая.

  2. Евгений

    А что будет после нового года? Опять новый поставщик и город опять «чистый» — как хочу, так и лечу??

Добавить комментарий