Вообще не парься

Когда читаю личные посты, например, в фейсбуке, непроизвольно оцениваю честность автора. Очень грубо такие посты можно разделить на два типа: один делаются ради имиджмейкинга (лайков), другие — потому что накопилось. Одни часто маскируются под другие.

В первом случае автор, даже если сознается в чём-то, старается добиться положительного сальдо. Мол, такой-сякой я, вредный, старушке вот помог и книжки читаю. Либо это какой-то ужасный выворот души, от которого все приходят в смятение и на всякий случай сочувствуют.

Посты второго типа очень редкие, под флаги не зовут и вообще вызывают желание помолчать — не из равнодушия, а чтобы тоже чуть-чуть накопить.

Такие посты делают автора легкой добычей, показывают его слабости, несовершенство, неосведомленность. Такого автора легко девальвировать. Есть даже готовые фразы, например: «смотри на вещи проще», «ищи в жизни позитив», «не усложняй», «вообще не парься» и, наконец, «тебе надо в отпуск». Мне это напоминает недавно оскандалившегося бизнес-тренера Тони Роббинса, который говорит своей аудитории: «Если ты страдаешь от бедности — стань богатым». А потом добавляет: «И не парься». А предлагает покричать и потопать вместе, ведь это так объединяет.

Впрочем, интернет-советчики хотя бы не просят деньги за инъекции мудрости. И авторам нельзя обижаться, ведь это интернет, и если ты хочешь здесь выживать, уж лучше придумать себе безопасную роль, чтобы стрелы попадали в картонную оболочку, не в тебя. Разве это умно — выплескивать что-то личное в ленты, где обсуждают новости и  мемы?

Здесь всегда есть кто-то успешнее и устойчивее. И если судить по интернету, таких процентов 99 и ещё чуть-чуть.

Но я оглядываюсь и вижу кругом нервныв людей, разочарованных, тревожных, наигранно веселых, внутренне мрачных. Людей в образе. Людей в режиме вечной самопрезентации. Таких же как я или чуть-чуть других. Я был бы рад не чувствовать их досады, их сомнений, их несбывшихся надежд. Но они всё равно видны.

И они никогда не обсуждаются. Потому что мы не паримся. Потому что мы забываемся в отпусках и пьянках. Потому что мы не любим усложнять.

И когда кто-нибудь решится быть честным, обозначит проблему, копнет вглубь, у нас не хватит ни опыта, ни такта, чтобы дать его мысли развитие, чтобы не захлопнуть её вечным советом — не парься. Хорошие комментарии под хорошим постом ещё большая редкость, чем сам хороший пост.

И так мы живем и не паримся и чувствуем на себе печать времен, когда высказываться было опасно. И не важно, говоришь ли ты о политическом строе или личных переживаниях — всё можно подшить к делу. И эти принципы «разговоров ни о чем» не ушли: современные работодатели не любят тех, кто парится чем-то, кроме KPI.

Чтобы высказаться, нам нужен некоторый градус истеричности, поэтому крикнуть «Вася вор!» сегодня проще, чем, например, признаться в бессоннице. Насчет Васи вас кто-нибудь поддержит, а при бессоннице замучают неработающими советами, от пустырника до ночных пробежек.

Многие до сих пор верят в интернет. Они верят, что френды их поймут и поддержат. Верят в силу лайков и важность цитат. Верят в собственную уникальность. А боты распределяют их по категориям и предлагают релевантную рекламу.

Когда-то мы были очарованы интернетом, потому что он позволил нам видеть и слышать на огромном расстоянии. Но что мы нашли на этих расстояниях? Только тот факт, что все ездят в отпуск, сердятся на тупых клиентов, растят детей, смотрят сериалы, любят смешные видео, изобличают и восторгаются. Мы хотели трибуны, а оказались в зрительном зале без единого возвышения. Мы хотели аудиенций, а получили коллективную терапию. Мы взвалили на себе оброк лайканья, потому что всё взаимно: нелайкающий нелайкан будет.

Самое лучшее говорится на кухнях, в подъездах, может быть, в церквях, мечетях и аудиториях, но уже после занятий. Или просто бормочется под нос. Интернет в этой аналогии — огромный банкетный зал, базарная площадь, Вавилон. Мыслить здесь нужно громко, а это делает мысль поверхностной, мысль не прорастает. Зерна летят на щебень и становятся щебнем. Нам всё сложнее заманить кого-то на кухню и на чужие кухни мы идём всё менее охотно.

Иногда хочется исчезнуть из интернета. Совершить цифровое самоубийство. Повести детокс и забыть свои аккаунты. Но разве мы хотим одиночества? Разве нам не о чем поговорить? Разве мы не ищем? Разве нас не задевает, что самоубийство осталось незамеченным?

Мы хотим говорить. Хотим чужих мнений. Хотим даже критики — но не той поверхностной критики, которая хочет лишь выгодно смотреться на твоём бледном фоне. А той критики, которая говорит, что брешь в корабле не так уж безнадежна. И что даже под водой есть жизнь.

Мы хотим говорить. Но говорить о другом. Где-то внутри мы устали от хайпа, от Путина, Сирии, Навального, Бузовой, Киркорова… Устали от собственной вескости и оценок, которые раздаем щедрой рукой сеятеля. Но мы затыкаем грудью эти амбразуры, потому что это отвлекает от остального.

И мы ищем того, кто услышит о наших слабостях и скажет, как с ними жить. Или хотя бы объяснит, что всё это естественно и нелетально.

Но даже если такой человек существует, в интернете у него не будет времени на нас. Бегущая френд-лента требует бежать вместе с ней. И в спешке даже он скажет: «Просто не парься. И отдохни». Да вы и сами не заметите его, ведь он ничем не отличается от толпы.

Но это не значит, что нужно замкнуться и вариться лишь в собственном соку. Интернет никуда не денется, но я всё же верю, что в этом первичном бульоне возможна осмысленная жизнь. А какая именно — понятия не имею.

15 комментариев

  1. Олег

    Этапять

  2. Так-то жизнь есть и помимо интернета. И ее довольно много.
    Допускаю, что это отдельный пласт, что существуют «сетевые» люди, которые без интернета не могут, которым не жалко времени на чтение опусов друг друга, но что-то такое ощущение, что все эти проблемы и решения «не парься» — от лишнего времени. Когда есть вопрос/проблема, то их решать надо, а не написывать о них. По настоящему озадаченный человек в последнюю очередь полезет в сеть, иначе все его проблемы — не так серьезны. Когда есть зависимость от разговоров и от чужого мнения — тут не в интернетах дело, тут глубже. И сетевая помойка тут совершенно ни при чем.

    Или я настолько отстал и далек от реальности, что могу как-то жить без фейсбука и френд-ленты, и при этом вполне неплохо себя чувствую? (вопрос не требует ответа )))

    • Артем Краснов

      Просто ты другой человек с такой чуть-чуть полковничьей логикой: есть проблема — надо решать, ать-два (но это и неплохо, наверное). Когда речь об остеклении балкона, оно всё так и есть — есть проблема, решаем. Я чуть о другом говорил, но если у тебя не резонирует… то и не парься 😀

    • Артем Краснов

      >>>Допускаю, что это отдельный пласт, что существуют «сетевые» люди, которые без интернета не могут,
      И ты удивишься, насколько их много. Ты другой (это комплимент), но пласт сетевых людей действительно растет, причем незаметно для них самих зачастую. То есть если взять пропорцию времени, которое человек уделяет личному общение, книгам, фильмам или, например, соцсетям, то последний компонент растет. Для многих соцсеть — это не просто точка входа в интернет, это (модное слово) экосистема, за рамки которой они уже не выходят. Естественно, никуда не девается и живое общение, но посмотри на нас — давно мы пив-пати организовывали? Ну а зачем. Мы и так каждый день вроде как «на связи».
      Также и театр не умер, и печатная пресса не умерли. Просто из лидеров общественных мнений они превратились в нишевые продукты для ценителей.

      • Предположу, что мнение о большом количестве сетевых людей может складываться в том числе в силу специфики деятельности. И это объяснимо. Где еще у интернет-журналиста могут быть «здесь все», если не в сети? Да, видимо, «все наши тут» и рождает такое впечатление. Дык это, тут не все ))

        • Артем Краснов

          Ну как тебе сказать… Например, в западной прессе феномен сетевой социализации всё больше муссируется (обычно в негативном ключе), просто до России некоторые вещи с паузой доходят.
          У нас в группе HSD есть аналитики, которые отслеживают поведение пользователей в интернете. Веб умирает, соцсети/мессенджеры растут. Я приезжаю в свою любимую деревню, а там у многих людей моего возраста по два-три аккаунта, про молодежь даже не говорим. Вполне показательно.
          Охват, наверное, ещё не стопроцентный, но если вспомнить, что соцсети вошли в нашу жизнь лет 5-7 назад, тренд налицо.

  3. Надежда

    Вспоминается наш августовский разговор… Да, печально все это. Печально в том плане, что мы разучились считывать истинные посылы высказывания. Мы и раньше, до эпохи интернета, не очень-то умели, а сейчас и вовсе забыли все азы. В Сети люди воспринимают «личные» посты,как обращение за чужим опытом. А на это только две реакции — совет и жалоба. Либо тебе напишут «не парься», либо «у меня тоже…» Чего греха таить, я сама нередко пишу ответы именно по этой схеме. Но пишу по своим причинам (возможно, они не такие уж и мои, возможно, это частотная «отмаза», но тем не менее). Есть люди, у которых кто-то из окружения может быть для меня опасен или неприятен. Бывший парень, бывший босс, человек, с которым я посралась в другом посте на другой странице. При этом автор сообщения мне дорог (или близок) и я хочу, чтобы он видел: я внимаю его голосу. Но при этом не хочу оголяться перед условным Петей. И вот на стыке желания ответить и нежелания быть прочитанным не только автором поста рождается этот странный постулат — «посоветуй». Вроде как заботу проявила, внимание, но при этом Петя меня не достанет. А если и достанет, ответить ему можно с ноги.

    С другой стороны, иногда хочется поделиться с друзьями чем-то.Наболевшим или, наоборот, удивившим. Не важно — хорваты ли вышли в финал, или воду горячую тебе дали. Но ты же не будешь звонить условному Артему Краснову и кричать радостно в трубку. И плакать не будешь, если хорваты проиграли. Потому что у Краснова могут быть дела, халтурка, ветрянка, «Варкафт», сериал, душ, борщ — да что угодно. Неумолимость технологий и чувство вины за это их качество заставляет тебя погружаться в вакуум,не звонить, не писать. Чтобы не дай бог не отвлечь… И тогда ты все это выкладываешь в инет, чтобы кто-нибудь, Краснов, Иванов, Сидоров, когда у них будет время, прочли и отреагировали. А они прочли и…см.выше.

    Вот и получается, что мы не понимаем, для чего человек написал, нужен ли ему наш совет. При визуальном или аудиальном общении еще можно по интонации считать, что нужно просто поддержать, похвалить, пошутить, посочувствовать. А в интернете мы видим только то, что хотим видеть. Поэтому не парься, Артемий :)))))))

    • Артем Краснов

      Я вообще понимаю страх людей быть чересчур откровенными в комментариях, да откровенность это опасная валюта, могут потом затроллить. Но как по мне: нечего сказать — можно промолчать, например. Ну или что-то нейтрально-одобрительное сказать.,
      Но у сетевых людей есть такой бзик: если они видят тему, где легко дать совет и при этом нулевая ответственность, они его дадут. Даже если ни черта не поняли посыла. Вообще для интернета и соцсетей очень характерна установка на самоопределение, на оценочность, на инициативность. Здесь ты должен быть либо так, либо так, но, главное, определиться, даже если этому определению — грош цена.
      По второй части: я вполне это понимаю, мне тоже проще что-то выбросить в интернет и не думать о том, кто и зачем это читает. Но на том же блоге сформировалась своя эко-среда, тут можно общаться в таком ключе, а если брать интернет в целом, особенно соцсети — там возможности для осмысленных дискуссий все меньше. И получается странная ситуация: всем хотят сказать, всем есть что сказать, а говорят о другом. И отсутствие стен в интернете — это не признак свободы, это признак незащищенности. Ведь кухня, если разобраться — это прежде всего стены.

      • Надежда

        У стен тоже бывают уши, как мы знаем из прошлых столетий. И эти уши намного опаснее, потому что иллюзия защищенности делает нас наиболее беззащитными. Короче, и так плохо, и так нехорошо. Что делать? У меня есть банальный ответ на это предложение: избирательность. Отбирать людей для общения в офлайне. Оставить только самых-самых. Остальных можно и в соцсетях почесывать. :)))))

  4. павлов

    Есть у человека такая особенность. когда он становится свидетелем несчастного случая, например, то в реагирует по разному в зависимости от окружения. То есть когда что-то произошло в глухом месте и вокруг ни души, то почти каждый предпримет какие то действия, чтобы оказать помощь пострадавшим или вызвать, скорую\спасателей\пожарных. А когда то же самое происходит в людном месте, то большинство бежит мимо и никак не реагирует на происшествие.
    Вот и сотни и тысячи френдов также реагируют на крик о помощи.

  5. Дело не в полковничьей логике, а в том, что, простите, времени у людей чересчур много. Времени на чтение и писанину в соцсетях в ущерб реальности.

    • Артем Краснов

      В общем, про то и речь. Дело, наверное, не в том, что времени много — соцсети тем и удобны, что они, на первый взгляд, не требуют времени. Сидишь на толчке, лайкаешь посты друзей (грязными-то руками). Потом машину греешь, проверяешь. Потом на работе в перекур. И вроде бы по 5 минуточек, а на круг нормально так получается. И если за год посчитать, классическим источникам информации уделено, грубо, в 10 раз меньше времени, чем соцсетям. Последствия этого, думаю, рано или поздно проявятся. Пока еще в соку поколение, выросшее до интернета (мы с тобой), всё не очень наглядно.

      • ТотЧувачок

        я наблюдаю обратный эффект (в том числе и на своем примере). кто зарегистрировался в соцсетях 5-6 лет назад, уже наигрался и забросил/удалил свои аккаунты. либо продолжает использовать, но уже исключительно по делу.
        а для молодого поколения, я думаю, все будет по другому. они выросли с интернетом и соцсетями, для них это не экзотика, не новинка, они ими наиграются в 15 лет, а не как мы, в 30-35. И использовать интернет/соцсети они будут более прагматично (или практично, какое слово то подобрать), без тех перегибов, какие мы сейчас видим.

        • Артем Краснов

          Многие действительно наигрались. Но обычно так происходит: были аккаунты в одноклассниках, контакте, там, сям. Потом большую часть забросили, оставили только фейсбук или инстаграмм.
          Я не буду отрицать и полезные качества соцсетей: мессенджеры, конференции, возможность держать руку на пульсе. Проблема в том, что всего получается слишком много, и незаметно для человека он начинает дробить себя всё больше и больше. Это как с ожирением: вроде ничего не ешь, только вот пакет сушек (чипсов) в день уходит. Так и человек соцсетевой потихоньку наедает себе новые привычки, читает по диагонали, на всё имеет веское мнение, следит за лайками.
          Алгоритмы соцсетей способствуют привыканию и упрощению. Есть даже исследование, что они используют примерно те же приемы, что создатели игровых автоматов (действие-награда). Да и трудно их обвинять — они тут для заработка, а не поднятия культурного уровня.
          А вообще проблема в посте не касается исключительно соцсетей. Они-то уйдут, придет что-то ещё: онлайновые игры в форме экосистем, где можно буквально жить. Ну, как вариант. И будут свои плюсы и свои минусы.

  6. Александр

    Хорошо написано

Добавить комментарий