Человек-луковица

Раньше я считал, что человек — это цепочка событий. Например: детство-юность-зрелость. Или хулиган-путешественник-алкоголик. Или ангелочек-специалист-заурядность. Даже в языке есть удобная форма: дескать, он был таким, а стал вон каким…

Теперь я думаю, человек — это луковица, в которой ничего не исчезает, просто обрастает новыми слоями.

Если вы когда-то были вспыльчивым подростком, вы им и остались. Просто поверх наслоилось что-то ещё: например, корпоративная этика или страх. Если вы были застенчивы, застенчивость продолжает жить внутри вас и хватает за руки в самый неудачный момент.

Если вы кого-то любили, сердцевина продолжает любить. А поверх наслаивается разочарование, а за ним — отвращение. И всё это существует одновременно.

Не то чтобы это очень свежая идея: пожалуй, от неё исходит двусмысленный луковый дух. Но мне нравится её практичность. Думая о себе, как о луковице, я перестаю переживать из-за вещей, которые нужно было уже изжить. Застенчивость  и вспыльчивость, например.

У плохого фантаста будущее всегда выглядит сгустком невероятного прогресса (регресса). Но ничто не меняет в ритме маршевых барабанов. Сердцевина луковицы есть и у истории, поэтому будущее никогда не отрицает прошлое стопроцентно. Будущее чаще скрывает прошлое, намазывается поверх него новым слоем, маскирует его. Тем забавнее его высокомерие, когда тонкая кожура пытается высмеивать мясо внутри.

Мы пользуемся смартфонами, но едим ложками. Мы воюем другим оружием, но по тем же причинам. Мы читаем трупы новостей столетней давности.

Впрочем, сравнение с луковицей правдиво лишь отчасти, потому что наши слои находятся в непрерывном движении, отчего возникает внутреннее трение. Витки истирают друг друга. Мы состоит из маховиков, раскрученных с разной скоростью, а иногда и в разные стороны.

Человека так сложно определить, потому что все видят в нём разные слои: кто-то способен разглядеть сердцевину, кто-то ухватывает только кожицу на самом верху. Поэтому тихий сосед оказывается серийным убийцей, а вечный зануда вдруг становится героем дня.

Верхние определяют нашу повседневность, рабочие порядки, быт, рутину. Слои в глубине проявляются не столько ярко, но сильнее и драматичнее. Их действие рассеяно во времени. В глубинных слоях — источник нашей энергии и наших бед.

И не так-то просто примирить между собой новое и старое. Найти равновесие. Снизить внутреннее трение.

А хуже всего, наверное, истирание сердцевины, или, в луковой аналогии, её разложение. Так лук репчатый превращается в лук пузырчатый, почти не отличимый внешне.

Но может быть, сердцевина не исчезает полностью — происходит лишь её отрыв от верхних слоёв. И тогда, освобождённые, они начинают взрывной рост, финал которого одинаков — коллапс и быстрое тление.

А когда рассеивается дым, на сцене остаётся то, от чего мы бежали. Остается сердцевина, какой бы она ни была. И перепуганный ребёнок лет пятидесяти снова подливает себе водки, не понимая, почему всё опять пошло не так.

7 комментариев

  1. Парящий над дорогоЙ

    » У меня на НГ другой план, но он тебе не понравится…план связан исключительно с затворничеством 😀 Никаких поездок
    PS с бухлом тоже не связан. Ну разве что чуток — И перепуганный ребёнок лет пятидесяти снова подливает себе водки»

    Ну теперь я спокоен. План понятен. Тема — сюжет для затворничества имеется.

    ПыСы — в детстве был жутко застенчив, и тихим спокойным удавом. Давно уже стал жутко вспыльчив, и застенчивость пропил в молодости. Что не так с моей луковкой? Может я просто чеснок? )

    • Парящий над дорогоЙ

      Ну и для такого затворничества лучше вырваться одному. Сложно, но нужно.

    • Артем Краснов

      Ну мне ещё не пятьдесят. Так что до водки лет десять имеется. Не, план в другом, ни водки, ни творчества.

      По второй части: ты живешь в своем верхнем слое, возможно, уже слегка отшелушиваешься. А луковица спит, я думаю. Жуткая застенчивость сегодня (тем паче в 90е)- тяжелое бремя. Хотя в ней, возможно, больше смысла, чем в нашем нахрапе. Но мы ведь продукты среды и генетики и ничего больше.
      Ну и плюс застенчивость легче преодолевать с помощью злости, типа спортивной. Постепенно она становится второй натурой. Просто характер, имидж, защита от среды. Отрастить шипы, чтобы не приставали.

      Мальчик забыл по дороге
      Зачем он бежал, возмужал,
      А ещё отрастил себе жало,
      И стало бежать тяжелей.
      Мимо дождей, фонарей, мимо снов и бессониц,
      Быстрее, чтоб не опоздать и запомниться,
      Жадно глотая улыбки людей.
      (с) Земфира

      Не про тебя? )
      PS про меня, ага

      • Парящий над дорогоЙ

        Не, не про меня. Чет не похоже как то. Хотя со стороны видней зачастую.

        «план в другом, ни водки, ни творчества» — я творчество и не имел ввиду. Скорее уединиться и посамокопаться в том числе в данной теме. На бегу и в окружении сложно. Да и чего ждать полтоса чтоб накатить? Под коньячок самато копать ковырять, лишь бы не мешали.

        Про застенчивость/вспыльчивость у меня видимо как то по другому. Застенчивость как то сама отпала годам к 20+. Особенно после первого развода. Ну типа как молочный зуб выпал, и забыл. А вот вспыльчивость наоборот, видимо дремала и ждала своего часа. И никаким топором ее не вырубить.

        • Артем Краснов

          >>>Скорее уединиться и посамокопаться в том числе в данной теме.

          Да мне за год этого так хватило, что не дай бог 😀
          Про застенчивость/вспыльчивость тебе виднее. Абсолютно не настаиваю, просто не знаю.
          Человек меняется: бывает, например, до какого-то возраста тупень полный, а потом щёлк… Или наоборот (у поэтов порой встречается «гормональный талант»).
          Но мне всё равно представляется, что какая-то наша суть дана нам раз и навсегда. Может быть, и твоя застенчивость наросла поверх чего-то ещё. Сложно за глаза понять, о чем речь.
          Я был стеснительным, и мне понадобились очень большие усилия, чтобы это преодолеть. У меня это было частью натуры. Я не был ни амбициозным, ни тщеславным. Но получил пару живительных пенделей и образовал новый слой. Правда, не всегда испытывают от этого полное удовлетворение, поэтому стараюсь иногда слушать луковицу и внутри.

        • Надежда

          Может, это не застенчивость была? Может, под нее другое качество маскировалось? Просто именно она — одно из самых болезненных и самых «трудновыводимых» пятен личности. Очень редко когда вот так меняются полюса.

  2. Надежда

    Не хотела отвечать вчера — настроение другое было. Как раз там один из слоев луковицы дал о себе знать.
    Мне еще кажется, что помимо самих «одежек» есть еще кое-что, которое накладывает отпечаток на все проявления личности. Как гнилой бочок, например. Или если луковицу проткнуть ножом, то повредятся абсолютно все слои. Так же с и человеком: какая-то травма нарушает целостность его оболочек — и мы видим ее последствия во всех его сторонах личности.

Добавить комментарий