Самый молодой испытатель автозавода «Урал»

Юрий тестирует гражданские и военные грузовики автозавода «Урал». На фоне — бронированный «Тайфун-У»

Фото: Алексей Китаев

Испытателем военных машин Юрий Найман стал возрасте 23 лет, и сейчас, три года спустя, остается самым молодым тест-пилотом автозавода «Урал». Кто-то назовет его занятие профессией мечты, другие увидят больше недостатков.

Будни Юрия: под Астраханью нужно одолеть участок, напоминающий пустыню Сахару

Как статьи испытателем

В какой-то мере судьба Юрия была предопределена: его отец, Владимир Найман, работал водителем-испытателем автозавода «Урал» в течение тридцати лет и завершил карьеру лишь недавно. Помимо тестов Владимир успешно участвовал в международных соревнованиях по трак-триалу, объездив практически всю Европу.

На Юрия наше внимание обратил военный фотограф Лёха Китаев, которые ездил с ним в несколько экспедиций. Алексея впечатлило, что молодому парню доверяют серьезную экспериментальную технику и он здорово справляется

— Я не помню, когда первый раз сел за руль, наверняка поначалу ездил на коленях отца, — смеется Юрий. — К концу школы я уже умел водитель грузовик, но ездить полноценно научился лишь в 18 лет после автошколы.

Юрий получил высшее инженерное образование, но пойти по стопам отца сразу не удалось: год он проработал механиком в гараже МВД, ещё год — на самом УралАЗе, и только затем получил работу, к которой стремился.

— Технические навыки для испытателя все равно важны, поэтому эти два года прошли не зря, — считает он.

На что похожи будни испытателя

— Если мы не в поездках, то работа выглядит достаточно рутинной, — объясняет Юрий. — Например, на автомобиле с экспериментальными узлами нужно проехать тысячу километров по грунтовым дорогам, соблюдая определенный режим. График работы вполне традиционный: в восьми утра до пяти вечера. Конечно, тысячу километров проезжают не за смену. Иногда занимается ремонтом или обслуживанием техники.

Тяжела ли работа испытателя физически?

— Сейчас грузовая техника имеет усилители руля, поэтому главная проблема, наверное, в другом: у автомобилей, вроде «Тайфуна», очень большие габариты, длинный капот, длинная задняя часть. Те, кто не имеет привычки ездить на них, первое время теряются за рулем. Особенно если машина груженой и с прицепом.

Кстати, у испытателей и гонщиков есть ряд профессиональных заболеваний: особая нагрузка приходится на позвоночник.

«Тайфун-У» — очень сложный грузовой автомобиль с регулируемой подвеской, бронированным кузовом и дизелем мощностью 450 л.с. Боевая масса составляет почти 25 тонн — как у груженой фуры

Вывесить и посмотреть

Ходовым испытаниям подвергают не только автомобили, но и новые агрегаты, например, коробки передач, двигатели, системы выхлопа.

— Сценарии совершенно разные: например, инженеры могут проверять артикуляцию подвески, — рассказывает Юрий. — Тогда я заезжаю на препятствие, вывешиваю автомобиль по диагонали, инженер смотрит, как именно срабатывает подвеска. Есть испытания на шум или на тепловые излучения, при которых нужно ехать с определенной скоростью и на заданных оборотах.

Тесты проходят в разных режимах: где-то проверяют конкретные решения, где-то испытывают машину целиком

Испытания готовых машин проводятся на полигонах, а также на асфальтовых и грунтовых дорогах. Но самое интересное — это экспедиции в экстремальных условиях.

Юрий во время одной из двух экспедиций на Эльбрус

На Эльбрус проще подниматься, чем спускаться

Военные «Уралы» проходят испытания высокогорьем, и Юрий принимал участие в двух восхождения на Эльбрус до отметки 4000 метров.

— Регулярных дорог на такой высоте уже нет: местная техника так высоко не заезжает, — вспоминает Юрий. — Мы двигались в гору по снегу, что очень сильно нагружало моторы: в таких условиях всегда есть риск перегреть их. Нам нужно было закрепиться на этой отметке, переночевать и спуститься обратно, что мы и сделали.

Дороги в Приэльбрусье опасны не только рельефом, но и непредсказуемым покрытием с острыми камнями. От водителя требуется хорошее чувство габаритов

Оказалось, что спуск гораздо опаснее подъема.

— Сцепление было почти нулевым, машины просто не держались на склоне и съезжали с него, как на салазках, — рассказывает Юрий. — Мы старались держать безопасную дистанцию, но всё равно была пара страшных моментов, когда приходилось буквально орать в рацию, что автомобиль соскальзывает вниз.

В горах есть и другая проблема: разреженный воздух.

— Мы проходили акклиматизацию в течение недели, но один водитель прибыл позже и через пару дней поехал с нами. На полпути у него началась «горняшка», то есть горная болезнь: головокружение, тошнота. Пришлось возвращать его в базовый лагерь.

Ремонт «Торнадо» в экспедиции к поселку Варандей

Следы глобального потепления

Армия уделяет всё больше внимания автомобилям, приспособленным к арктическим условиям, поэтому часть испытаний автозавод «Урал» проводит на крайнем севере.

Одна из памятных поездок — в вахтовому поселку Варандей на берегу Печорского моря. Правда, подвела погода.

Юрий и его Урал-4320 ХЛ на берегах Печорского моря. Автомобиль подготовлен для экстремально низких температур

— Мы ехали за экстремальными морозами. Например, отец у меня как-то участвовал в испытаниях при -55 градусов, — рассказывает Юрий. — Но у Варандея нам не повезло: температура не опускалась ниже 20 градусов. На Урале в те дни было холоднее.

Впрочем, шансы попасть не только за Полярный круг, но и на полюс у Юрия есть: испытания техники в экстремальных условиях проводятся регулярно.

Испытания почти всегда проходят в тяжелых условиях, поэтому водители должны быть готовы к походному образу жизни

Пытка влажностью

Недавно Юрий вернулся из Индонезии, где участвовал в «выездном тест-драйве» на капотном Урале-43206, оснащенном системой кондиционирования. И, кстати, с правым рулем.

— Это экстрим другого рода: температура под 40 градусов и высокая влажность, — рассказывает он. — Но трасса, которую подготовили организаторы, оказалась слишком простой для «Урала», поэтому я накатал по джунглям новую. В том числе сделал брод через реку, чтобы было веселее.

Помимо экспедиций и заграничных командировок, работа испытателя предполагает большое количество разъездов по стране. Немало испытаний автозавод «Урал» проводит в подмосковных Бронницах.

Для поддержания формы — автоспорт

Юрий гоняется в любительских авторалли, сам организует ледовые гонки в родном Миассе, а из экзотических видов принимает участие в военных ралли. Это разновидность армейских игр наряду с танковым биатлоном.

— В этом году в Хакасии я участвовал в военных ралли на двухосном грузовике «Урал» в гражданской версии, поэтому вне зачета, — говорит Юрий. — Но приехали мы первые.

Профессия испытателя, говорит он, требует большого желания и любви к технике. С точки зрения офисного работника в ней больше минусов: экстремальные нагрузки, нештатные ситуации, необходимость работать и за водителя, и за механика. Зато она открывает возможность увидеть самые труднодоступные уголки мира и проверить не только технику, но и себя.

Кстати, на арктическую технику а/з «Урал» весьма скептически смотрит Алексей Макаров — создатель снегоболотохода «Бурлак». Его машина, конечно, более универсальна, может плавать и обеспечивает комфорт, с другой стороны, на земной тверди рамные грузовики имеют свои преимущества. А самым проходимым сухопутным транспортом я по-прежнему считают сочленённый вездеход «Витязь». Ну и в тему ралли: наши гонщики Алексей Игнатов и Ярослав Фёдоров завершили сезон 2018 года весьма впечатляющим образом.

8 комментариев

  1. Антон Л.

    И эти крутейшие грузовики делают(пока) в моем родном городе Миассе!:)

  2. Надежда

    Молодец Юрий! Завидую людям, которые нашли себя. И в такие моменты завидую мужчинам, потому что физиология позволяет им пускаться в такие авантюры.

    • Аяврик

      Как женская физиология мешает авантюрам???

      • Надежда

        Потом в личку тебе напишу, расскажу, как она мешает, сволочь. Ниче ты с ней не поделаешь. 🙁

  3. ЯРиК

    Воть. Интересно 23 года парню, очень молодой, испытатель. Молодец в одном своей цели добился и живет любимым делом.
    А так то пацанчики в армейке с 18 лет водят машины не на много примитивней этих испытательных образцов. Конечно, сначала обучение. Но вот водить,ломать и делать технику, в принципе, у мужика должно быть внутри, как и стремиться исследованию все нового.
    Готовил срочников-мехводов, на большие машинки где кнопочек и тумблеров не меньше чем в самолете или вертолете. Годы были сложные, в армии не все было хорошо. Я их просто заставлял, через указку и замполита (метровый шнурок а на конце гайка на 17), учиться. Солдатики задавали вопросы, а зачем мне это надо ведь ни когда, кроме как в армии я не буду сидеть за штурвалом такого пепелаца. Ответ был всегда один и тот же. Во первых прийдя в войска, с корочками мехвода и знаниями этой техники, а еще и навыками ремонтера, за тобой непременно закрепят Тягач (шасси, базу) тебя непременно посадят за баранку этого пылесоса. А при отсутствии необходимых знаний будешь числится разнорабабочим и строить гаражи подметать плац или что там еще делают в армии лишь бы у солдата глупых мыслей не появлялось. А знающий специалист будет обслуживать технику. И второе знание устройства технических средств ни когда не помешало еще ни кому, и принципиально вся техника от трактора и мотоцикла до вертолета и космической ракеты, устроено одинаково, а в жизни это очень пригождается, даже просто «трохе для сэбэ». ну и корки тракториста со всеми открытыми категориями.
    Очень многие сейчас по прошествии лет работают с техникой, и кто помнит, тот в соцсетях благодарит.
    Ну а Юрию удачки, и здоровья

    • Надежда

      Очень правильный подход. Я вообще не понимаю людей, которые не хотят что-то осваивать. Ну бесплатно же! А где твои знания могут пригодится — хрен знает. Жизнь — штука непредсказуемая.

    • Аяврик

      С ЯРиКом согласен отчасти, на халяву приобретённая специальность никому не помешает. Но понимать это начинаешь гораздо позже, на гражданке. А пацану в 18 лет навязанная Родиной и ДОСААФом халява никуда не упёрлась. Он лучше на тёплой кухне сутки отбатрачит, чем в чистом поле к кардану примерзать. Да и корочки эти без практики и опыта мало чего стоят. А ты гайками по пытливым юным мозгам… Ладно хоть не на 46 ))

      • ЯР Кор

        Шнурок с Гайка на 17 по жопе. Промахнулся по чужое жопе попал по своей ляшке. Так что все по честному. В свое оправдание скажу только одно, меня за их знания (а вернее незнания дрючили куда только можно). Лишали денег (премий и надбавок) которые и так по 9 месяцев не платили. Так что, приходилось по голове указкой и по жопе «замполитом» знания вбивать. И мне безразличен был их пубертатный период, мечты о юных (и не совсем делах) а вернее об их женской физиологии (которая моим бойцам вряд ли в каком либо виде помешала бы), или мечты о кухне. А корочки без практики. Ну так у большинства присутствующих на данной странице имеют корочки (без практики) даже о высшем образовании. И ни кому жить не мешают. И да вот именно ради практики в войсках, и надо было познавать в учебке. Моя обучающая шасси зрк бук и дт10-30. Там карданы крутить особо не заставляли бы, т.к. на боевом дежурстве стоят. А вот жарить попкорн выхлопа газотурбинного двигателя , или картошку в мундире в отопителе кабины. Но этому тоже надо научится

Добавить комментарий