Дети военных: как это было

Предисловие: от души благодарю Серёгина, который откликнулся на мою фейсбучную просьбу поискать героев для этого материала: половина — это его знакомые, которые согласились помочь, и истории у многих… Я хоть и далёк от военной романтики, но пока писал — расчувствовался.

Очень специфическая судьба — расти в семье военного. Как минимум, впечатляет география путешествий. Так, Николай Рябовол, сын офицера ракетных войск, пересёк Советский Союз несколько раз: Ленобласть, Охотск, снова Ленобласть, Западная Украина, Чукотка, Челябинск, Екатеринбург… В канун 23 февраля мы пообщались с ним и с другими детьми офицеров, чтобы узнать, какую печать накладывает «военное детство».

Вместо военного Николай, по его словам, стал пацифистом

Больше всего Николаю запомнилась Чукотка, причём по вполне прагматичным соображениям:

— Погода там была выгодной для школьников: из-за холодов и метелей занятия часто отменяли и, бывало, при шестидневной неделе мы учились по два дня. Иной раз не успеешь домашнее задание доделать, а по радио уже объявляют об отмене занятий. Через час всё успокаивается и можно гулять, — смеется Николай.

1983 год, Семипалатинск: семейное фото в честь приезда отца Ани Ремпель в отпуск из Германии

Дети вообще не склонны драматизировать ситуацию. Анна Фокс (Ремпель) на мой вопрос о вреде или пользе военного детства, отвечает с усмешкой:

— Это как спросить: кого ты больше любишь — папу или маму? Я росла с этим, ездить для меня было естественно. Я и сейчас не могу дольше года сидеть на месте. Этот вопрос нужно адресовать маме: она же решала, быть женой военного или нет.

Отец Анны летал на биплане Ан-2 (фото Игорь Двуреков (wikipedia.org))

Дочь пилота Ан-2 Алексея Ремпеля, Анна прочувствовала контрасты военной жизни в полной мере: она жила в Семипалатинске (Казахстан), в Германии, на Дальнем Востоке, в Польше и в Иркутске.

— Родители сильно переживали, как мы, дети, адаптируемся в больших городах после гарнизонной жизни, — вспоминает она. — Но гарнизоны не были так уж закрыты, а в Германии мы вообще жили в городе.

А самое яркое впечатление для её тёзки Анны Кечиной — городок Аягоз в Казахстане.

— Все были как одна семья: войны нет, но спину всё равно всегда прикроют, — говорит она. — В пятиэтажном доме все двери были открыты, и мы, дети, тусили, где хотели. И всегда были накормлены, неважно кем. Солдаты были няньками, возвращение пап — праздником.

Маленькая Аня с папой: Душанбе, 1985 год

Сейчас Анна живёт в Израиле, но уверена, что военное детство повлияло на её характер:

— Дисциплина на всю жизнь: папа никогда не кричал и тем более не бил меня, он просто говорил: «Анна, ты знаешь, рука у меня тяжёлая». Это была хорошая школа. Гнилых людей я теперь распознаю сразу. Меня даже привлекала военная карьера, но не сложилось.

На самом деле, на счету Анны — многочисленные прыжки с парашютом, стрельбы, экстремальные походы и занятия рукопашным боем: всё это она постигала в клубе имени Александра Мироненко в Душанбе.

Леонид Иванович Скороходов и его семья: сын Александр только пошёл в первый класс

Александр Скороходов провел детство в Амурской области — он вспоминает город Райчихинск и особенно посёлок Орлиный (Свободный). На восток его отца, офицера-артиллериста, перебросили из Молдавии.

— Я бы не сказал, что военная жизнь отразилась на мне, но есть, конечно, издержки гарнизонной жизни, — рассуждает Александр. — У обычных детей были игрушки из магазина, а у нас — от Министерства обороны в масштабе 1:1.

«Солдаты-срочники удивлялись, как мы управляемся с оружием», — смеётся Александр

А вот Игорь Тимошенко стал настоящим сыном полка и шутит, что отслужил с 10 до 12 лет. «Служил» он в Восточной Европе: Високе-Мито, Брно, Острава, Братислава, Прага… Маме пришлось уехать в Союз ухаживать за больной бабушкой, отец же проводил всё время на службе, лишь изредка прибегая домой проверить, жив ли сын. В конце концов, папа забрал Игоря в расположение военной части.

Отец Игоря пошёл на вынужденную меру и поселил сына в казармах. «Наверное, командиры не очень строгие были», — рассуждает Игорь.

— Я жил в казарме, где ко мне прикрепили няньку — сержанта Воробьёва, — вспоминает Игорь. — Он обучал меня военным штучкам: например, я стрелял из всех видов оружия, от допотопного нагана до пистолета-пулемёта Scorpion. Стрелял так хорошо, что меня ставили в пример офицерам. Ездил на мотоцикле, плавающем танке ПТ-76, БТР. Проходил полосу препятствий, обучился ножевому бою и минно-взрывному делу.

Игорь удивительно похож на отца

Звучит, как прелюдия к блестящей офицерской карьере, но Игорь мотает головой:

— Военную карьеру даже не рассматривал. Я узнал армию в юном возрасте и не нашёл в ней романтики впоследствии. Менять места было очень тяжело: новые школы, незнакомый народ… Когда отец получил назначение в Тоцкие Лагеря, мы остались дома и моя жизнь перестала отличаться от жизни сверстников. Разве что на уроках НВП военруки лишались дара речи от моих познаний.

Маленькая Яна вспоминает, как в то лето папа наконец-то решил взять отпуск (Ялта)

Яна Федулова родилась в ГДР (город Витшток) и шутит, что в детстве мечтала возглавлять полк, но не срослось. Ей не исполнилось и года, когда отца с семьёй перебросили на Украину в гарнизон рядом со станцией Рауховка. Интересно, что её отец служил начальником автослужбы в полку беспилотной авиации — дроны были ещё в Советском Союзе (ТУ-141, ТУ-143).

Яна говорит, что работу отца обожала и когда была возможность — навещала его в военной части

— Самое яркое впечатление — это Одесса! — вспоминает Яна. — Непередаваемая атмосфера! Всегда с огромной любовью вспоминаю этот город, где родился мой любимый братик.

Брат Яны позирует в фуражке отца

Похожей была география путешествий журналиста Кирилл Бабушкин: с двух до восьми лет он жил с отцом, военным автомобилистом, в Германии, а летом 1989 года перебрался на Украину.

Кирилл, его отец Иван Емельянович и мама Ирина Викторовна. Фото «германского периода»

— Что сразу поразило на Украине: дикое изобилие всего по меркам маленького мальчика родом из Долгодеревенского, который видел преимущественно военторги, — вспоминает Кирилл. — В огороде безо всякого ухода росло четыре сорта винограда, посреди военного городка — ничьи абрикосовые деревья. Наш мальчишеский штаб был в ветвях старой шелковицы, которая плодоносила трижды за лето и пачкала одежду фиолетовым соком.

Правда, изобилие в магазинах резко кончилось в 1991 году, когда появились купоны наподобие автобусных билетов.

— На строевых офицеров служба накладывает очень глубокий отпечаток, — говорит Кирилл. — Я рос в строгости, хотя отца часто сутками не было дома. Не каждый Новый год мы встречали полным составом.

Кирилл работал на сайте 74.ru, и я частенько видел его с книгой, причём читает он даже на ходу. Потребность в книгах Кирилл считает одним из следствий «военного детства»

Настольными книгами Кирилла была советская историческая литература, с уклоном в «военку»: его героями стали русские богатыри, суворовские гренадеры, давыдовские гусары, будёновцы, пионеры-герои.

— Когда на Украине, ставшей вдруг «незалежной», срочно создавалась своя версия истории, я регулярно ссорился с учителями, — вспоминает он. — Ведь мы знали лучше! Весной 1991 года меня успели принять в советские пионеры, но в украинские я переходить отказался, как и другие дети военных из класса. Словом, мы были крепко завязаны на патриотизм.

Владимир Дубков родился в Бухаре, откуда начался его тур по Средней Азии: Байрам-Али, Ташауз, Самарканд…

Годовалый Владимир с отцом Александром Васильевичем, специалистом по правительственной связи

— Самарканд — древнейший, невероятно красивый город! — восторгается он. — Изобилие фруктов, невероятные места, чувство безопасности, другой язык — в школе я учил узбекский… С большинством одноклассников общаемся до сих пор: может быть, столь красочный кусок жизни делает дружбу более долговечной. Были, конечно, конфликты с местными, но это тоже важная часть взросления.

Владимир рассматривал карьеру военного и даже подавал документы в вертолётное училище, но затем передумал: вместо этого угодил солдатом-срочником на Кубу — говорит, повезло.

— Как и все мужчины, на 23 февраля мы с отцом получаем в подарок носки, — признается он. — Но нам кажется, что мы получаем их заслужено.

«Польза от такого детства очевидна», — считает Владимир

Кстати, изучение другого языка многие рассматривают как отдельный плюс:

— На Украине мы были дважды: первый раз я пошёл в садик, где срочно учил язык, чтобы понимать одногруппников, — вспоминает Николай Рябовол. — А второй раз приехали уже в перестройку: на вопрос, заданный по-русски, могли просто не ответить. Изучения языков развило память: может быть, поэтому я стал трёхкратным чемпионом Екатеринбурга в «Своей игре». Я сменил шесть школ и легко сходился с людьми, хотя потом этот навык утратил.

Долгое время Николай ощущал культ военной жизни: любимым семейным фильмом была лента «Офицеры».

— На Чукотке половина посёлка — военные, половина — шахтёры, — вспоминает он. — Когда стало известно, что мы переезжаем в Челябинск, я был уверен, что там половина жителей — военные, остальные работают на ЧТЗ. Но я оказался единственным сыном офицера в классе.

Военную карьеру Николай, как и остальные наши герои, не выбрал: увлёкся рок-музыкой, стал пацифистом, отрастил длинные волосы…

Но все же дети военных — тоже на какую-то часть военные, и 23 февраля отмечают со вкусом.

— У нас это семейный праздник, а не мужской день, — рассказывает Анна Фокс. — У меня обе бабушки — снайперы, дед прошёл Сталинград, мама работала в штабе, папа — лётчик.

Её тёзка, Анна Кечина, добавляет:

— Для папы и однополчан — это как День Победы для фронтовиков. Живут в разных странах, видятся редко, но 23 февраля все выходят в скайп.

Анна и её папа Виталий Павлович Кечин, который служил с 1967 по 1994 годы: от рядового до подполковника

А если у вас есть своя история из военного детства — велкам в комментарии.

22 комментария

  1. Вячеслав

    Бугагага Как мило, итог тоже стал пацифистом, что-то видимо дети знают лучше чем взрослые.

    • ЯРиК

      Вячеслав, а в пацифизме ли дело. АК пишет примерно про одно поколение детей плюс минус 5 лет, Дети конца семидесятых начала восьмидесятых. Их юность пришлась, на беспредел и бардак не только в армии, но и государстве-, но в детсковатом розовом цвете. А зрелость их родителей в полной мере ощутила и вовремя раскусила куда катиться страна, с таким подходом к армии и к людям в целом. Что ни говори, а офицеры раньше — это элита общества. Я жил в городке ЗАТО, нет в моем классе были всего 2 (из 29) человек из семьи военных, в параллели человек 15 ( выпускных 11 было три), и не один ребенок не пошел по стопам своих родителей. В середине девяностых у военных еще были более менее вменяемые зарплаты. И, они пытались всеми правдами и неправдами ( за деньги) устроить своих детей в ВУЗЫ, далекие от Военного дела, максимум с военной кафедрой. Чечня воевала всем миром. И все кто понимал что там твориться и на чьи деньги, просто уберегали своих чад от этой участи. У моей семьи денег не было. Возможности поступить в филиал МИФИ, или в ВУЗы Челябинска, был ничтожно мал. Зато в военное училище можно было попытаться. изначальный конкурс 183 человека на место. Поступил. Кстати с параллели всего поступило 15 человек, как писал ранее дети не военных, а те у кого другой альтернативы получить высшее образование просто не было. На первом курсе из 800 человек поступивших, не было даже 10% детей военных, и это говорит о многом. Далее когда служил, общался со многими офицерами и прапорщиками возраста моих родителей, и очень многие были счастливы что их дети не пошли по их стопам.
      Что можно еще добавить. Служил в небольшом городке Острогожске население чуть более 40тыс, работы в городе нет, зарплаты нет, Деньги получали на ЛПУ при газпроме (та труба что гонит газ через Краину в Европу) ( но это только около 100 человек населения), и 1000-1200 человек служащих в части ( служивые и гражданский персонал). Вот в этом городе, всегда были и будут военные династии. Потому как другой альтернативы у населения выбраться из городка нет.
      Вот и весь ваш поцикфизм, с моей точки зрения.
      Я не дослужил до пенсии, по чисто материальным причинам, но предложили бы сегодня вернутся в ряды, конечно же долго долго думал бы но скорее всего согласился, но без личного состава на какую нибудь аналитическую или учебную. Сегодня с удовольствием бы отдал свою дочь в какую-нибудь военную академию,готовящих каких-нибудь военных атташе. Может хоть к порядку приучат, и рот иногда не открывать. Но выбор конечно же остается за ней.

      • Серегин

        В те времена конкурс в ВВУЗ 183 человека? Жесть какая…Прям в ГИТИС

        • ЯРиК

          Ну в общем то да. В (баллонку) автомобилку был такой конкурс, в (траки) танкисты покупатели приходили в автомобилку и забирали тех кто туда не прошел, а тех что не смогли даже в танкисты, ну или здоровье позволяло, в Фанеры (штурмана). Так что прям ГИТИС или МГИМО

          • Серегин

            А я думал, что тогда чуть ли не недобор был… Особенно в танковое

          • Да именно конкурс был только в автомобилку, в танкистов забирали уже не поступивших или сдавших на тройки. У них конкурс был 0,6 человека на место. К фанерам 0,4 человека но там в основном конкурс по здоровью был, здоров — значит прошел и пох… на экзамены

      • Вячеслав

        Привет Острогожску, если это под Воронежем))) Еще есть такой городок интересный Елань))

        Мог поступить в военный ВУЗ, можно наверное сказать без конкурса.
        Если дочка захочет замуж за военного, встану на тропу войны))))))
        хотя еще очень далеко, профилактику никто не отменял)))

        Построил дом, завел собаку, стал домоседом. Вот сейчас даже задумался, а не следствия ли это детства.
        Папа кстати стал огородником, садоводом еще каким. Кол-во лет его службы даже страшно писать))

        • Артем Краснов

          От моих героев тоже осталось двойственное впечатление, в том смысле, что отчасти я многим просто завидовал — жизнь была вольной и насыщенной, взрослели быстрее, умели больше. С другой, у многих сквозило не то чтобы разочарование, но чувствовалось, что такая жизнь действует на ребёнка, если он по натуре не экстраверт-холерик. Кому-то переезды давались легко, кому-то как нож по сердцу. У кого-то отец был строгим, но справедливым, у других отцов присутствовала, вероятно,неудовлетворенность карьерой (особенно с развалом Союза), как следствие — перенос этих драм в семью.
          Меня самого военный менталитет всегда раздражал, для меня он не органичен. Я понимаю его смысл, порядок, дисциплина и всё такое, но для жизни вообще это не всегда применимо (не для всех людей). После обучения на военке в душу запало лишь три офицера: один потом погиб в Чечне, но был настоящей «белой костью», офицерской элитой; другой художественно матерился и хорошо знал свой предмет, третий вообще был техническим гением с прекрасной эрудицией и хорошим чувством юмора, служил в Мали долго. Остальные — ни то, ни сё. Под их началом я бы не хотел оказаться в трудной ситуации.

          • Вячеслав

            Да ну, нашел кому завидовать. Вот кстати в поисках совместных увлечений/приключений с детьми. Пока придумал только рыбалку и какие-то походы, надо будет попробовать для начала по Миассу сплавится весной с дочкой, до Кайгородово места вроде вполне себе.

          • Артем Краснов

            У меня супруга выросла в городке — не военном, правда, а для сварщиков магистральных трубопроводов. Жили в вагончиках в удивительных местах, почти полная свобода и открытость, можно сказать, коммунизм в отдельно взятом поселении. У взрослых, возможно, были какие-то сомнения (туалет на улице и всё такое), но дети, по-моему, были в полном восторге. Правда, в отличие от семей военных, они всегда переезжали всем табором, то есть при смене мест не было нужды рвать старые связи.

          • Артем, тяжело когда ты из всех условий ( туалет, ванна-джакузи, мамины пирожки), попадаешь в полное их отсутствие. А когда ни чего кроме туалета на улице, и бани во дворе не видел, постоянно чистил навоз, и как по другому не знаешь или знаешь только по наслышке, тогда все в тему.
            Что то навеяло, то ли книга то ли интервью с евнухом. Вопрос — а Вы не жалеете что Вас лишили такого удовольствия. Ответ- меня оскопили когда мне было 4 года, и я ни когда не испытывал и не вкушал тех удовольствий. Так чего же мне и о чем мне жалеть. ТАк и тут пока не вкусил прелестей комфорта, тебе на них глубоко и без разницы. Ведь мы еще застали время когда не было телефонов, даже в квартирах, и жили без них и особо не переживали. Ну а сегодня, нет телефона — конец жизни

        • ЯРиК

          Острогожск, да город в Воронежской области, Елань — бывал там на практиках, не служил.
          Дочка замуж за военного, ну и счастья им. А то потом всю жизнь тебя попрекать будут.
          Дом пока не построил, но есть дача с баней и курятником.

          • Вячеслав

            Думаю век в девках ходить не будет)) это дело такое))

            А куриц на зиму того, в суп.

          • ну такова их участь на дачном участке — зимой в суп. Яица порешенных в ноябре курей доели в середине января

      • Вячеслав

        Ну и надо вспомнить, что вернулись домой не все.

        • ЯРиК

          Вячеслав, не все вернулись — это да. Но сегодня и с трассы можно не вернуться, с охоты, рыбалки, да просто ушел на работу и не вернулся

  2. Парящий над дорогоЙ

    Душевный пост. Накрыло ностальжи.

    Дядька военный в старые советские времена служил в Венгрии. Ну и семья там же. Старший сын (мой двоюродный брат) в итоге пошел по стопам, когда их в Выборг перевели. Пошел в Суворовское училище. Когда приезжали в гости (тогда еще жили на Ставрополье) и собирались всей огромной семьей с кучей братьев/сестер — брат суворовец был в центре нашего внимания. Статный, в форме, красавец, — хоть картины пиши. Бляху и пуговки постоянно чистил «пастагоем», туфли горели даже ночью, а вечером на станичных танцах девки штабелями падали. Это примерно конец 70-х, начало 80-х.

    У бабушки было 5 дочерей (моя мать самая младшая), и когда летом всех ее внуков свозили к ней из отдаленных уголков СССР, толпа собиралась знатная. Разных возрастов. Братья/сестры «северяне» были в полнейшем шоке от богатств Ставропольской житницы. Долго не верили что растущие аки сорняк по всей улице вишни, черешни, сливы, яблогруши, тутовник (на Урале почему то называют шелковица), и прочее можно кушать, т.к. НИЧЬЕ. В итоге в первый же день обжирались всего и вся, а потом пару тройку дней с туалета не вылазили)))).

    Но самый разрыв был когда ходили на поля тыбзить (экспроприировать) кукурузу и подсолнухи. Они их видели только на картинке в книжке. А тут початок под пол метра и толщиной что детскими пальцами не обхватить. И подсолнухи в диаметре с Камазовский руль…. В общем щщщастья и эмоций у них было выше крыши. А нам местным это было в диковинку наблюдать — ну чотакова??? Ну кукуруза. Ну подсолнух и вишня…

    А когда дядька с семьей еще в Венгрии жили, постоянно тетка и шмотки забугорские нам высылала, и вкусняшки, и фламастеры, и жвачки…. Нам детворе это все было в дикую диковину.

    А уж единственные на всю станицу свои джинсы «Тrapper» (https://budapestretro.weebly.com/uploads/2/1/6/9/21695204/3994881_orig.jpg) вспоминаю до сих пор.

    ПыСы — О!!! Райчихинск!!!

    Был там пару раз, когда с женой в ссылке были на Дальнем Востоке(2000-2005г). Какой то он …чуднОй. Необычный. Городок небольшой, при этом добыча угля, шахты и т.д. во времена СССР были жирные. Но на момент приезда все умерло. Технику резали на металл. В городе практически разруха. В единственную гостиницу страшно было зайти. При всем при этом футбольный стадион, газон, посадочные места, гостиница для спортсменов были на Европейском уровне. У меня просто челюсть отвисла.

    • Артем Краснов

      >>Но самый разрыв был когда ходили на поля тыбзить (экспроприировать) кукурузу и подсолнухи
      Прям меня в Башкирии описал 😀

      • Парящий над дорогоЙ

        Ну мы то в экспроприаторов играли в 5-7 летнем возрасте. Вроде как простительно по малолетству. А ты в Башкирию ездил уже взрослым дядей. Ая-яй так делать! ))

        Тем более в постаз про Башкирию не помню упоминания про грабеж на гос сельхоз угодий.

        • Артем Краснов

          Да мы шибко-то не тырили. Тем более там кормовые сорта, в том смысле, что им плоды (кукуруза, семечки) не так принципиальны, бери на здоровье (в разумных пределах).

  3. Настя

    С праздником, мужики!!!

    • Парящий над дорогоЙ

      Спасибо !

      Чуть не написал и Вас тоже)

Добавить комментарий