Чужое и пахнет: как живётся Полетаево с мусорным полигоном под боком

«Подложили нам свинью» — кратко о настроении полетаевцев

Полетаево, как почти любой посёлок России, ещё хранит артефакты прошлых лет вроде уличных рынков и пёстрых от вывесок стен. Это неплохо — это даже уютно. И ещё здесь довольны расположением, потому что кругом природа, а до Челябинска полчаса. Но с 2018 года сюда везут половину челябинского мусора, не считая отходы других городов, и теперь полетаевцы задаются вопросом: нам-то за что такое счастье?

Мы отправились в Полетаево, чтобы поговорить с местными жителями, а заодно увидеть сам источник их фрустаций — мусорный полигон. Если удобнее, вот репортаж в видеоформате.

Для сравнения: население Челябинска примерно в 150 раз больше, чем всех посёлков и деревень, которые относятся к Полетаево. Полигон ТБО изначально вообще задумывался как «отходник» местного значения, так что и новости о челябинском мусоре здесь восприняли с мрачным чувством. А что теперь?

— Вечерами гарь, дым, а вонь, знаете, такая, что форточку не открыть! — рассказывает жительница Полетаево Надежда Мироновна. — Я рядом живу: дышать вообще невозможно, жгут, понимаете, этот мусор!

О полигоне тут слышали все: даже приезжие торговцы

Она жалуется, что из-за полигона стала уезжать молодёжь, в том числе её сын со своей семьёй:

— У него дети, у внучки моей астма началась, вот и уехали, — сетует она. — Сын дом здесь построил двухэтажный, а теперь продать не может: а кому тут теперь дом нужен?

Впрочем, сведения о дыме поддерживают не все полетаевцы: кто-то рассказывает с чужих слов, кто-то говорит, что запахов особо не ощущает — однозначной картины у нас не сложилось. Тем не менее, против все, и не только из-за возможных задымлений.

До полигона — пара километров от объездной дороги и примерно четыре километра от Полетаево

— Вот лог идёт, — показывает один из жителей, любитель грибов и рыбалки. — А вон там — крутой лог. От полигона его отделяет только поле. Паводковые воды пойдут или прорвётся что, так сразу в реки. У нас тут Биргильдушка, которая в Миасс впадает, а из Миасса Челябинск пьёт. А дожди тут идут хорошие.

Инфографика Полины Авдошиной

Но многие даже не конкретизируют причину недовольства. «А вам бы понравилось получить свалку под боком?», — спрашивают они. Помимо прочего, это ещё и подорванный имидж посёлка, куда теперь никто не хочет ехать. Правда, мнения о массовом исходе жителей, как и о дыме, расходятся: одни утверждают, что молодёжь уезжает и остаются старики, другие разводят руками, мол, как тут уедешь, когда недвижимость дешевеет и держит как якорь.

Днём на улице мы встречали в основном пожилых

Но больше всего полетаевцы боятся за будущее: не воняет — так завоняет, не заразили воду — так заразят.

— Почему полигон к нам подтянули? Город не принимает? Им, значит, дышать нужно, а нам нет? — горячится пожилой мужчина, который не захотел представляться (мол, узнают, всякое будут говорить). — Это где это видано: город валит под посёлок?

В оттепель Челябинск «потёк», а здесь почти белый снег

Полигон ТБО здесь называют миной замедленного действия, которая ещё аукнется.

— Многие жалуются, да, — рассуждает мужчина, представившийся как житель посёлка Милюки. — До меня не дотягивается, но здесь хорошо ощущается. Просто мы уже отработанный материал, пенсионеры. Этим вопросом нужно молодёжи заниматься.

Полетаево-2 до сих пор газифицировано лишь частично и людей это крайне беспокоит

Полетаево-2 — это посёлок по другую сторону от объездной дороги у самой реки Миасс, где улицы состоят из одноэтажных домов. В привычном пейзаже не хватает одного — газовой трубы. Жители жалуются: мол, газ протянуть не судьба, зато мусорный полигон — пожалуйста. Полетаево-2 расположено ниже его уровня, поэтому здесь боятся, что к ним пойдут и дым от свалки (во время НМУ), и грязная вода.

К Полетаево относятся 11 поселений, как одноимённых (с индексами 1 и 2), так и прочих, например, село Чипышево. В общей сложности здесь живёт 6500 человек

В магазине, куда мы зашли, нас попросили не снимать, но на свалку жаловались активно, а ещё — на упомянутый провал газификациии. И тут же же позвонили Юлии Кудашевой, депутату Полетаевского поселения, которая борется со полигоном уже несколько лет. Она приехала минут через десять.

— Полигон стоит в прямой видимости от наших домов, объём складирования — не только Челябинск, но и область, — рассказала она. — Высота мусорных отвалов до 20 метров, а мы в низине. Вот сегодня жители Кайгородово и Кременкуля жалуются, а когда ветер на нас — в Полетаево стоит сильный едкий запах, а летом — мухи.

Мост через Миасс на въезде в Полетаево-2

Юлия подчеркнула, что полигон стоит на водоразделе и угрожает не только рекам Миасс и Биргильда, но и подземным водам. Артезианскую воду здесь раньше разливали по бутылкам и продавали.

Мы снимаем, нас снимают. Это частенько так совпадает

Тревоги жителей Полетаево становятся понятней, когда стоишь у въезда на полигон: грузовики разных мастей идут каждые несколько минут — говорят, по сотне в день, — и встречаются не только привычные глазу «мусоровозки», но и автопоезда с массивными прицепами. После закрытия челябинской свалки мощность полигона возрастала практически в 20 раз: сюда везут более 1000 тонн мусора в сутки — грубо говоря, железнодорожный состав.

Мусорные отвалы высотой с пятиэтажный дом: позже нам пояснили, что их готовят к разравниванию. К ним нас не пустили, но обещали показать, когда закончатся опасные работы

Съёмка у полигона запрещена, но на длинном фокусе объектива видно, что мусоровозы после шлагбаума заезжают на холм высотой с пятиэтажный дом и разгружаются там. Пока мы снимаем, подходит охрана, записывает наши данные, а через день мы получаем звонок от сотрудника «Полигона ТБО» с предложением «не партизанить», а приехать и увидеть всё изнутри. Мы, конечно, не отказываемся.

Грузовики идут часто: мусор везут не только из Челябинска, но из областных городов

Нас сразу спросили, с какой целью мы вообще снимаем — мол, кто платит за банкет? Никто, отвечаем: просто жители Полетаево не восторге от свалки…

— Давайте перестанем называть полигон свалкой, — парирует представитель объекта. — Свалка была в Челябинске, а полигон — это сложное инженерное сооружение, которое соответствуют действующему законодательству.

— Понятно. Это красивые слова, а на самом деле?

А на самом деле вот: как минимум, здесь действительно сортируют мусор.

«Свежачок» привезли в один из двух мусоросортировочных цехов
В ангарах пахнет мусоропроводом. Здесь идёт предварительная сортировка мусора
Второй цех запущен недавно. Сортируют в три стадии — это первичная, на втором этаже — основная, в отдельном помещении — третья, в том числе для контроля
Работа, конечно, не для слабаков
Мусор мы производим тоннами
Со второго этажа отсортированный мусор валится вот в такие клети: здесь, например, определённый вид пластика
Это картон: берут всё, что не пропитано насквозь пищевыми продуктами и прочей органикой
Бутылки из-под бытовой химии

Мусор на полетаевском полигоне сортируют в двух больших ангарах, отделяя алюминиевые банки, пластиковую ПЭТ-тару, картон, другие металлы, пакеты, стекло. Всё это распределяется по ёмкостям, прессуется и… что происходит с отсортированным мусором дальше?

Машина для прессования ПЭТ-тары
Это даже красиво
Прессованные бутылки
Вот картон
Объёмы впечатляют: целые штабеля
Отсортированный мусор вывозят автопоездами: его забирают переработчики из других регионов за деньги

Пару лет назад, когда в Челябинске пошла мода на раздельный сбор мусора, мы хотели снять сюжет о судьбе пластиковой бутылки, которая из мусора превращается… ну, допустим, в другую пластиковую бутылку. Но договорить о съёмках такого рода нам не удалось, и сложилось впечатление, будто мусор в Челябинске не перерабатывают в принципе. Куда тогда деваются штабели пластика и алюминиевой фольги?

— Мы продаём их переработчикам по всей России, — рассказывает генеральный директор «Полигона ТБО» Александр Трубин. — Те же ПЭТ-бутылки покупает огромное количество предприятий, никаких проблем. В Челябинской области их перерабатывает «Втор-Ком», но с ними мы просто не договорились по цене и работаем с предприятием в Самаре. Всё решает рынок.

Разделяй и властвуй — это пока не про Челябинск. Горожане ещё не привыкли, так что даже раздельный сбор не избавляет от ручной сортировки

Интересно, что сотрудники полигона очень скептически оценивают раздельный сбор мусора — говорят, их работу это практически не облегчает.

— Если в России в целом нет культуры раздельного сбора мусора, то она и не работает, — поясняют они. — Этот подход даёт плоды, только если население действительно делит мусор предельно тщательно. А так приходит грузовик с пластиком, в котором арбуз или деревяшки — и нам всё равно приходится везти его на сортировочную станцию.

А это загрузка хвостов: остатков мусора, которые подлежат захоронению. Пока продают порядка 60% мусора, остальные 40% захоранивают, но часть из этого летом будут есть личинки, дополнительно уменьшая объём

Сортировка мусора — это любопытно и вообще классно, но ведь полетаевцев в первую очередь волнует резкий рост ёмкости полигона, который изначально, в 2012 году, задумывался как «местечковый» проект для отходов Полетаево и близлежащих селений. Насколько вырастет площадь полигона?

— Ни на сколько, — отвечает Александр Трубин. — Проектом, разработанным в 2012 году, предусмотрено три карты захоронения, площадь которых осталась неизменной.

Сотрудники полигона не в восторге, что к ним везут что попало: электронные приборы, ёлки и даже шины — что касается последних, есть планы превращать их в тротуарную плитку

Но ежегодный объём мусора вырос с 22 тысяч до 450 тысяч тонн, а это разница — как между стаканом воды и пятилитровой бутылкой. Что-то тут не сходится.

— Именно поэтому мы вводим новые технологии, включая сортировку мусора и его переработку, а захоранивать планируем только хвосты, — отвечает Александр Трубин. — Это чистый бизнес-расчёт: полигон ТБО — очень дорогое удовольствие, чтобы забивать его чем попало. Да, есть свалки, куда мусор валят без разбора, но отличие полигона именно в том, что мы забираем из него максимум полезного, чтобы, с одной стороны, заработать на продаже, с другой — снизить объём хвостов. Так что мы работаем в границах, которые были заявлены изначально.

Для захоронения отходов предусмотрены три карты (в правой части схемы).
А на этой съеме объясняется конструкция полигона: помимо изоляции, предусмотрен контроль грунтовых вод и сбор фильтрата

Помимо сортировки мусора и продажи «ценностей» на полигоне запускают ряд технологий, позволяющих уменьшить объём самих хвостов. Поскольку во многом они состоят из пищевых отходов и прочей органики, одна из технологий — это разведение специальных личинок, которые пожирают «деликатесы» такого рода. Отъевшихся личинок потом превращают в биогумус или кормовой белок для питания домашней птицы, рыб или животных.

Цех, где перерабатывают старые пакеты. Запах тут довольно занятный, но сам цех находится далеко от Полетаево, ближе к Челябинску

В перспективе на территории полигона планируется создание технопарка по переработке разных видов мусора, и один из цехов уже работает: здесь «расчленяют» старые пакеты и пластиковые бутылки, превращая их вот в такие пластмассовые гранулы, которые отправляют заказчику для вторичного использования.

Чёрный цвет — это просто выбор заказчика. Можно сделать и цветными

В 2020 году запустят линию по переработке крупногабаритного мусора (в евродрова), производство пакетов для мусора из переработанных материалов и песчанополимерных изделий (плитка, бордюры, колодцы). Также в планах — увеличение объёма переработки органических отходов, производство биогумуса, плюс строительство цеха по производству полимерных изделий и другого цеха для изготовления топлив.

Но всё же продать можно не весь мусор. А в хвостах помимо органики и относительно нейтральных компонентов есть и потенциальные яды: старые батарейки, градусники, электроника, технические жидкости и т. п. Вина тут, правда, коллективная: большую часть такого мусора выбрасывать в обычные баки нельзя, но кто с этим считается? Вы, например, куда выкинете старый смартфон, кусок автомобильного бампера или гофр от раковины?

Мешки с дроблёной пластмассой

Со временем растёт риск накопления горючих газов и тления мусора, что требует постоянного мониторинга. Например, если в толще образовался горючий «пузырь», его протыкают, выпуская опасные газы. В общем, мусорный полигон требует постоянного внимания, хотя сотрудники утверждают, что в данный момент возгораний нет и быть не может — полигон ещё слишком «молодой». Полетаевцы же настаивают, что крупногабаритный мусор жгут по соседству с территорией свалки и обычно по ночам.

Привычное зрелище в этих краях

Как Челябинск искал отхожее место

Мусорные истории из чисто «технических» нередко превращаются в политические. Два самых наглядных примера: протесты жителей против полигона ТБО в Шиесе (Архангельская область) и против мусоросжигательного завода в Казани. Мусорная история есть и у Челябинска.

Наш оператор Лёня Меньшенин ищет точку для съемки

Челябинская городская свалка на «Северном луче» работала, страшно сказать, с 1949 года, то то есть почти 70 лет. За это время её территория достигла почти 80 гектар (сравнимо с площадью ЧТЗ), а высота — 40 метров.

Борьба с челябинской свалкой достигла апогея в 2014 году, когда всерьёз заговорили о её легитимности и анонсировали «мусорную реформу». Решено было перейти к концепции единого регионального оператора (им позже стал «Центр коммунального сервиса»), а вывоз, сортировку и утилизацию мусора отдать концессионерам.

Главный страх полетаевцев: не превратится ли всё в аналог городской свалки, с которой мучается Челябинск?

И встал вопрос о выборе нового полигона. Рассматривался вариант около озера Половинное (на восток от озера Синеглазово), около посёлка Горняк под Копейском, в Аргаяшском районе и под посёлком Чишма. Но какие-то площадки не удовлетворили экологическим требованиям, какие-то оказались слишком далеко — это привело бы к резкому росту тарифов. В 2017 году, например, Копейский мусорный полигон отказался принимать челябинский мусор, боясь в нём утонуть.

Одиночный пикет, 2018 год, Кировка

Полетаевский же полигон изначально проектировали для нужд Сосновского района. Когда в 2014 году стало ясно, что челябинскую свалку готовят к закрытию, жители Полетаево заподозрили, что челябинский мусор поедет к ним и сразу же выразили протест. Новый импульс волнения в Полетаево получили в 2018 года: общественники добились даже отмены в суде территориальной смены обращения с отходами. Но власти были твёрдо настроены устранить замечания и приспособить полигон для челябинского мусора, и добились своего. 

Возить челябинский мусор на полигон в Полетаево начали в 2018 году: сначала отходы предприятий, а с сентября — и весь бытовой мусор пяти районов Челябинска

Отступать было некуда: в сентябре 2018 года челябинскую свалку закрыли, и тут же последовал мусорный коллапс, когда отходы с челябинских помоек не вывозили неделями. Так полетаевский полигон стал основным, хотя по-прежнему носит статус временного. Руководство полигона подчёркивает, что альтернатив ему сегодня нет, а раздельный сбор мусора требует не только законодательных изменений, но и формирование культуры обращения с отходами — процесс, очевидно, длительный.

Александр Трубин на вопросы о выборе конкретного места отвечает так:

— Эти вопросы нужно адресовать Министерству экологии, но в реальности здесь просто нет мест, которые удовлетворяли бы всем требованиям: и с точки зрения экологии, и с точки зрения близости к Челябинску. Мы сделали всё, что в наших силах: наш проект прошёл государственную экспертизу и мы инвестируем в новые технологии. При выборе конкретной площадки проектировщики учли все параметры: розу ветров, санитарно-защитную зону, уровень подземных вод и прочее. Всё это удовлетворяет требованиям к проекту, которые сегодня очень строгие.

Сами активисты считают, что борьба ещё не закончена:

— На 4 марта назначено заседание в Арбитражном суде, пока предварительное, — рассказывает Юлия Кудашова. — Мы будем требовать независимой экспертизы, и если она докажет, что это потенциально опасный объект, что будет делать Министерство экологии и правительство Челябинской области? Объект придётся закрывать и строить новый объект, а это время — мы снова окажемся перед фактом. Нужно срочно приступать к раздельному сбору мусора, к его переработке, иначе это так и останется потенциальной угрозой.

Запаха за пределами самой свалки, кстати, особенно не чувствуется

Конфронтация сторон продолжается, и в целом, она предсказуема: власти слишком долго не уделяли внимание мусорному вопросу, чтобы решить его максимально сбалансированно. Пока полетаевский полигон выглядит шагом вперёд на фоне бывшей свалки, но люди переживают: что будет через десять лет? Полигон позиционируют как временный, но проектный срок работы — 25 лет. Сколько из них он проработает, пока неясно. На всё это наслаивается недоверие к властям и бизнесу, ведь экология — тема весьма дорогая. Когда бизнес остаётся без присмотра, экология является первой статьёй, за счёт которой хочется повысить рентабельность. Пусть не сразу, пусть не со зла.

11 комментариев

  1. Сиплый

    интересный репортаж…не думал, что там кто-то сортировкой озабочен…но 60% — это хороший показатель…остальное можно сжигать или стекловать или как-то иначе связывать…но это всё дорого.
    Забавные эти эко-активисты…сначала требовали городскую свалку закрыть…ок…закрыли…теперь полетаевский полигон…мля, а куда мусор-то девать они подумали? На марс чтоли телепортировать?

    • Артем Краснов

      Спасибо. Там вопросы к сортировке остаются, грубо говоря, 1000 тонн в день идёт, работает человек тридцать, допустим (посчитать не дали, но пусть) — получается по 33 тонны на человека. Фиг знает, реально ли это. Но, в целом, их логика понятна: зачем хранить, когда можно продать?
      Я подозревал, что нам могут для показухи конвейеры включить, но запасы отсортированного мусора всё же говорят, что это не ради нас сделано. Они бы просто не успели.
      Активисты вспоминают про полигон в Чишме, не занимался темой плотно, но подозреваю, что жители близлежащих селений будут точно также не в восторге. Так что в целом согласен — это проблема запрограммирована самим нашим образом жизни. Мы производим много мусора и куда-то его надо девать.

      • Сиплый

        На мой взыскательный вкус..:)))….не хватает официальной информации…как область и город планируют действовать дальше в этом вопросе? Какие варианты проработаны? Что говорит мировой опыт? Мне лично непонятно почему не сделать мусоросжигательный комплекс с мокрой газоочисткой, чтобы был околонулевой выброс в атмосферу, а мокрые хвосты выпаривать с использованием тепла полученного при сжигании? Может там какой-нить сорбент понадобится или катализатор, но это уже частности, главное, что до 90% массы этого мусора абсолютно безвредно при сжигании, а чтобы обезвредить остальное нужно применить уже существующие тех.решения…может будет продолжение?

        • Артем Краснов

          Я бы тебе рассказал, если бы знал) Для меня эта тема вообще нова, изначально меня попросили съездить до Полетаево и поговорить с жителями, а потом сделать репортаж из серии «Как всё плохо». Но я приехал и сказал, что репортаж выходит куцым, однобоким и вообще непонятно про что. Какого-то бунта народного я там не увидел.
          О самих полигонах я не знал вообще ничего. По ходу пьесы стал вникать, оказалось, было невероятное количество проектов, планов, заявлений — у меня, честно, уже в башке всё перемешалось.
          Я попытался самые важные вехи в третьей части статьи отразить. Какие именно варианты проработаны и проработаны ли — нужно разбираться отдельно, говорить с одним, вторым, третьим. Думаю, у меня времени не хватит вникнуть во всё это.
          Про мусоросжигательные заводы спрашивал полигонщиков, ну они говорят, это с одной стороны дорого, с другой, в той же Казани чуть не бунт народный из-за такого завода, то есть имидж у них не лучше, чем у свалок. Мировой опыт тоже интересно изучить, но опять же, это уже отдельное исследование.

        • Артем Краснов

          А на уровне декларация этот полигон считается временным, основной в Чишме вроде должны строить, но пока это «вилами по воде». Как я понимаю, мусор пристроен, вопрос снят, можно на 50 лет расслабиться 😀

  2. Надежда Сухова

    Ну что сказать… Как человек, четыре года занимающийся разделением мусора, могу сказать, что работа сортировки — херовая. ПЭТы вместе ПээСками, ПэПэшками и HDPE, а ведь у каждого из этих видов пластика своя технология переработки. Кроме того, отличается она и у упаковочного и вспененного PS. Если, например, ПЭТы измельчают, чтобы прессовать в гранулы, то 6-ки (PS) измельчать нельзя, этот пластик крошится и забивает механизм. То есть проделанная работа проделана впустую. Ну да, продадут они эти брекеты одному заводу, там техника сломается, он откажется. Другому продадут, там сломается — снова откажется. Заводов, конечно, много, но и репутацию никто не отменял.
    При этом сортировать, конечно, надо. Это прям насущная проблема. С населением больше работать, просветительством заниматься, проводить масштабные мероприятия при поддержке властей. Тогда в сознании народа что-то сдвинется. За границей бывали все, все видели, как там чисто и как там сортируют. Да, у них тоже не вдруг всё наладилось, но у них есть опыт, которым они с радостью делятся.
    И третий поток решения проблемы — это сокращать производство пластика. Особенно пакетов и одноразовой посуды. То, что с началом осени творится на берегах водоемов ЧО, — просто пиздец, простите мне мой французский!

    • Ольга

      Надежда, поделись, пожалуйста, своим опытом по сортировке мусора. В последнее время много об этом говорят, всегда с интересом читаю, что люди думают. В частности меня интересует, на сколько фракций ты его разделяешь, и неужели 4 года назад уже были контейнеры для раздельного сбора, когда их и сейчас-то либо сильно мало, либо всё равно всё в одну машину сваливают.

      • Надежда Сухова

        Оль, сразу предупрежу, что мой способ не всем приемлем, но тем не менее в городе он довольно популярен. Есть такая экоорганизация «Разделяйка», которая занимается раздельным сбором. Каждое третье воскресенье месяца в городе работает 12-14 точек, куда граждане могут принести разделённый мусор. Точки объезжают машины переработчиков — «ВторКома» и «Мегаполис-Ресурса», они собирают уже рассортированные фракции.
        Раньше, когда всё только начиналось (кстати, меня раздельным сбором «укусила» Олеся, и я с тех пор обратилась в эту веру), фракций было мало: ПЭТ, пластик, бумага/картон, жесть/алюминий, стекло, текстиль. И батарейки отдельно.
        Сейчас каждый пластик нужно делить по маркировкам (цифры от 1 до 9 или надписи OTHER), при этом внутри маркировки тоже нужно разделять мусор: PS вспененный в один мешок, PS мягкий — в другой, PS упаковочный — в третий. То же самое с ПЭТ, PР, LDPE. Стали раздельно принимать жесть и алюминий. Всё потому, что каждый вид пластика перерабатывается по-разному (это я писала выше). Впрочем, и бумага тоже по-разному перерабатывается. Скажем, раньше не принимали чеки, сейчас принимают. И люди несут их мешками.

        Вообще, я понимаю, что месяц копить у себя мусор, чтобы потом везти его куда-то — путь не для каждого. Но я смотрю, сколько людей это делает, и понимаю, сознание общества меняется. В 2016-ом, когда я только начинала, одна газель объезжала все районы города. Сейчас работает 12 постоянных точек, на каждую приезжает огромный грузовик и забирает мусор. Причем забирает мусор сразу переработчик, а не посредник, который потом всё спрессует и отвезет непонятно куда. Поэтому лично для меня (никому не навязываю) такой путь видится более экологичным, более ёмким, что ли.
        Если заинтересуют подробности, то поищи в ВК группу Разделяйки. Они там и про технологии переработки пишут, и про маркировку, и всякие ликбезы. Ну или свяжись с Олесей — она на этой теме съела тыщу собак.

        • Ольга

          Спасибо, Надя! Честно — вызывают уважение такие люди, которые своими социально значимыми поступками усложняют себе жизнь, но получают при этом удовольствие. Мне, конечно, далеко до вашей с Олесей сознательности..

  3. А куда нужно сдавать люминесцентные лампы и ртутные градусники ?

    • Артем Краснов

      Хороший вопрос! Не знаю, но к ТБО они не относятся. Батарейки вот принимают в каких-то точках — жена с сыном куда-то их уносят

Добавить комментарий