Про слона

Про слона пост.

Расскажу вам о писательской досаде. Очень болезненной.

После выхода «Блаберидов» я стал получать отзывы читателей, и очень быстро оформилось мнение, будто «Блабериды» — это книга про срущего слона. Не могу с уверенностью сказать, что вкладывал именно такой смысл, но как-то так сложилось.

Сцену со слоновьим запором я включил, чтобы на примере гадящих слонов показать работу современных СМИ. Тем более, главные герои книги — журналисты, и это было уместно. И хотя эта сцена с душком, есть в ней и катарсис. Вот она.

Блабериды. Фрагмент про слона.

Идёт журналистская планёрка.

Виктор Петрович (журналист) улыбнулся ещё хитрее:

— Сейчас Гаврилова звонила… это директор зоопарка… Короче, слон Филя у них… Ну Филя… Слон индийский.

— Ну, мы поняли, — кивнул Гриша (главный редактор). — Что с Филей?

Виктор Петрович переминался с ноги на ногу:

— Короче, запор у него третий день или даже больше. Сегодня будут… как-то она сказала… механически чистить, что ли. Я не разбираюсь, но жалко прям слона. Дети его любят.

Я заметил отвращение на Гришином лице. У Гриши жила собака вроде пекинеса, ставшая звездой его Инстаграма. У собаки была тупая мордочка и такой пышный зад, будто она села на петарду.

Алик (директор), напротив, взбудоражился:

— Если он при смерти, надо писать. Это же насчёт Фили споры были, что нельзя его в наших условиях содержать? Получается, прав был ветеринар московский. Лучше бы в Питер отдали. Угробили, получается.

— Сдохнет когда, некролог напишем, — сказала Неля (журналистка), роясь в смартфоне. Ей не терпелось идти.

— Кто сдохнет? — рассвирепел Алик. — Когда сдохнет, все напишут. Давайте стрим делать прямо из вольера. Договоритесь с зоопарком.

— Делать стрим о том, как просирается слон? — удивилась Неля.

— А ты каждый день видишь, как срут слоны? Вот ты и займись.

— Ты издеваешься?

Алик закипел:

— Блин, народ, единственный в городе слон заболел. Почему мы должны ждать, когда он сдохнет? Это реально интересно. Слон уже интересен. А больной слон — это, считай, полгорода будет следить за его состоянием. Неля, двигай в зоопарк и стримь оттуда. Поговори с директором, с ветеринарами, с уборщиками. Спроси, сколько слон обычно делает говна. Отчего там этот запор возник. Чем кормят слона в зоопарке. Сколько тонн бананов ему надо в сутки. Куда этот навоз девают потом.

По комнате прокатились смешки. Неля закатила глаза:

— Ладно, позвоню.

Алик обернулся ко мне:

— Максим, подхвати. Будешь на приёме.

Я закрыл лицо руками. Алика это возмутило:

— Да хорош из себя целок строить! Нормальная тема: как спасают слона. Мы должны показывать людям жизнь во всех проявлениях, — он хлопнул в ладоши. — Раз, два, три! Работаем.

Злющая Неля вернулась из зоопарка через час.

—Директорша эта! — раздражённо фыркала она. — Ей больше не звони. Стерва какая-то. Разговаривала со мной, как со школьницей… Короче, она категорически против стрима. И к слону подпускать не хочет. Вот, дала телефон ветеринарной службы зоопарка. По-моему, там не о чем писать. Я убежала. У меня с начальником ФАС встреча.

Алик, услышав разговор, приоткрыл дверь своего аквариума и крикнул:

— Макс, давай срочно заметку.

— Так надо выяснить, что случилось, — нехотя ответил я.

Неля перекладывала вещи на своём столе с такой нервозностью, словно и её тоже мучил запор. Покидав их в сумку, она пошла прочь из ньюсрума. Алик наставлял меня:

— Ты пиши со слов Петровича, потом делай приписку «следим за ситуацией». Запускай онлайн. И обновляй информацию почаще.

Он прикрыл дверь, оставив меня наедине с чистым документом, в шапке которого я написал:

«Слон и запор: самый крупный обитатель городского зоопарка не может…»

Требовался глагол, но ничего лучше «нагадить» не подходило, поэтому я переформулировал:

«Отравился бананами: слона в городском зоопарке мучает запор».

Я даже не знал, едят ли зоопарковые слоны бананы. Я поправил заголовок:

«Слабительное для слона: у любимца детей возникли серьёзные проблемы со стулом».

Заголовок не цеплял, поэтому я добавил интриги:

«Тонны фекалий: слон в городском зоопарке перестал делать навоз».

«Делать навоз» звучало ужасно, будто в этом и была миссия зоопаркового слона, и теперь он по воле слоновьего профсоюза объявил забастовку, оставив город без удобрений.

«Дерьма стало меньше: слона третий день мучает запор».

Первая часть заголовка больше подходила к новости про сегодняшнее увольнение чиновника. Кроме того, слово «дерьмо» в заголовке Гриша не пропустит даже ценой собственного увольнения.

Лаконичный заголовок не придумывался, а в окне мессенджера уже появился вопросительный знак от Алика, которому неведомы авторские муки, когда твою музу не вдохновляет слоновий запор.

Я начал быстро строчить:

«Как сообщили очевидцы, любимец детей, самый крупный обитатель городского зоопарка индийский слон Филя заболел – у него случился запор».

Мне не нравился предложенный Аликом оборот про очевидцев. Очевидцы, утираясь, могут рассказать о слоновьем поносе, но запор, вероятно, не так уж очевиден.

Я исправил на классическую фразу «По информации наших источников…» что тоже звучало нелепо. Такие фразы вообще вызывают скепсис, потому что равносильны обороту «по слухам». В данном случае создавалось впечатление, будто у автора в зоопарке есть знакомый сурикат, который сообщил о беде старшего товарища.

Я убрал ссылку на источник информации и добавил два абзаца про самого Филю. Это был молодой индийский слон массой примерно три тонны и ростом более двух метров в холке. Нашему зоопарку его подарил московский зоопарк в июне прошлого года. Содержание животного взял на себя местный предприниматель.

Заголовок я сделал нейтральным: «В городском зоопарке заболел единственный слон: специалисты ищут причину запора».

Прицепив фотографию Фили в его тёплом вольере, я отправил заметку на выпуск и стал звонить по телефону, оставленному Нелей. Администратор ветеринарной службы ответила, что мне нужен некий Иван Алексеевич, который где-то ходит, вероятно, подыскивая слабительное для слона. Отвечала она охотно, как будто интерес к слоновьим запорам вызывал у неё понимание. Была у неё и своя версия: дескать, детишки вопреки инструкциям кормят слона сладостями, отчего тот страдает чесоткой и непроходимостью кишечника. Она записала мой телефон на случай, если Иван Алексеевич появится на горизонте.

Следующие четыре часа расширили мой кругозор. Слоны едят до двух с половиной центнеров еды в день. Точное количество производимого ими навоза перезвонивший мне Иван Алексеевич назвать затруднился, буркнув «мы не взвешивали». Всё-таки мы сошлись, что центнер дерьма в день – величина более-менее реалистичная, и эта важная информация по настоянию Алика перекочевала в заголовок, хотя «дерьмо» мы заменили на более нейтральное «навоз». Попутно выяснилось, что слоны отчаянно пердят, и два кубометра метана способны спровоцировать небольшой взрыв.

— Вот! — радовался Алик. — Добавь это абзацем.

Для уборки дерьма в зоопарке есть два сотрудника. Они же кормят Филю сеном, корнеплодами (в основном морковью) и чёрствым хлебом, для сбора которого в зоопарке есть корзина с надписью «Для слона Филимона». Фруктами его кормят посетители, покупая их тут же по тройной цене. Приносить свои фрукты строго запрещено.

Алик, кружа около меня, восклицал:

— Блин, ну это же реально интересно. Ты прикинь – центнер дерьма в сутки выгрести! Мне кажется, стадо коров столько не делает.

Мысль его бешено работала. Действительно, а сколько навоза делает корова? Нельзя ли сравнивать говновыделение слона и коров, которые более привычны читателям? Я нагуглил, что корова делает около 10 тонн дерьма в год, то есть примерно в четыре раза меньше подрастающего Фили.

— А куда девают слоновий навоз? – не унимался Алик, и я снова звонил Ивану Алексеевичу, которому мой интерес к слоновьим дефекациям казался всё более тревожным.

— Ну куда, — откашливался он. — Фермеры вывозят. Используют. В Индии из него даже бумагу делают.

Причины запора были неясны даже сотрудникам зоопарка. Иван Алексеевич склонялся к мысли, что слон маловато двигается. Он распорядился не кормить его из специального корыта, а раскидать еду по вольеру.

— В природе слоны проходят десятки километров в поисках пищи, — пояснял он. — А мы вот не учли…

Приближалась кульминация. Иван Алексеевич ещё с утра дал слону слабительное, но оно лишь усугубило ситуацию. Слон вёл себя нервно, пританцовывал и ложился на живот, что свидетельствовало о сильных мучениях. Алик требовал убедить ветеринара сделать небольшое видео, но тот отказался наотрез.

Я спросил, что делают медики, если не помогло слабительное. Иван Алексеевич хмуро ответил:

— Механически чистят.

— Это, в смысле, как?

— Есть методика.

Два часа он не отвечал, видимо, применяя методику на практике. В обед мне позвонил Виктор Петрович, которому позвонила директор зоопарка Гаврилова, которой позвонил ветеринар. Слон произвёл гору навоза, чувствует себя хорошо и тему можно закрывать.

Онлайн мы подытожили фотографией довольного Фили, которую прислал один из уборщиков. Филя победоносно салютовал хоботом, и хотя ничего особенного на фотографии не было, все согласились, что от неё пахнет слоновьим навозом (на самом деле, коровьим, потому что слоновий никто из нас не представлял).

Несмотря на мой скепсис, идея Алика сработала, онлайн хорошо читали и яростно комментировали. Когда слон, наконец, сделал кучу, половина читательской аудитории почувствовала симпатическое облегчение. Вторая половина написала, что СМИ пробили очередное дно.

PS: но вообще книга не только про слонов.

Для скачивания кликните в обложки

Блабериды 1

Блабериды 2

Для мобильных устройств лучше подходит формат epub, для ридеров — fb2. Мобильные устройства иногда выдают надпись типа «Не смог прочитать формат» — не пугайтесь: выберете из списка стандартную читалку (у iPhone, например, программа «Книги») или закачайте прогу для чтения типа KyBook.

Бумажную версию первых «Блаберидов» можно купить в Челябинске в магазине «Белая лампа» недалеко от Кировки или у меня (с автографом, конечно).

3 комментария

  1. Рыся

    Нет, книги не про слонов. Эти книги-ураган про поиски себя, смысла всего, что мы делаем, чем живем. Прочитала обе на одном дыхании. Очень легко читать, потому что слог выверенный, ничего лишнего. Но сложно воспринимать, соощущать, все таки не каждый решится дойти до конца. А зарисовка про слона — просто один из бриллиантов, из которых соткана книга. Спасибо!

  2. Black’n’white

    Как один из официальных бета-ридеров горячо рекомендую вторую часть Блаберидов. Уже даже телефон не автозаменяет это слово, а значит мы имеем дело с литературой, которая, так или иначе, меняет реальность.
    Если предапокалиптические будни уже кажутся вам рутиной, в этой книге вы найдёте то, что заставит заглянуть ещё дальше. Или глубже…
    Что такое нормальность? Стратегический эмоциональный ориентир или точка очищения от всякой индивидуальности?
    Что такое сознание? Химия мозговых клеток или недостающий элемент единства между пространством и временем?
    Что такое любовь? Вектор или поле?
    В общем, любители анальных рощ будут разочарованы, остальные получат настоящее литературное удовольствие!

    • Артем Краснов

      Спасибо, Женя! Последняя фраза особенно доставила 😀

Добавить комментарий