«Проедаем подкожный жирок»: как челябинский автобизнес сидит на карантине

Челябинский автобизнес возник ещё в начале девяностых и пережил как минимум три крупных потрясения в 1998, 2009 и 2015 годах. Но о нынешней ситуации владельцы автоцентров говорят, как о беспрецедентной даже по меркам девяностых. Мы обсудили ситуацию с руководителями крупнейших челябинских автохолдингов: «Регинас», «Сатурн», «Планета Авто» и «Первого независимого автоцентра».

Что происходит на автомобильном рынке сейчас?

— Идеальный шторм, — отвечает без обиняков коммерческий директор группы компаний «Регинас» Сергей Попов.

Идеальный шторм — это когда накладываются друг на друга сразу несколько негативных обстоятельств. И ситуация в самом деле похожа.

— В европейских странах падение продаж новых автомобилей на 70–75%, а в России плюс к этому падение доходов, подешевевший рубль и общая стагнация авторынка, на которую мы настраивались в начале года даже без учёта коронавируса, — объясняет свою мысль Сергей Попов.

Мнение разделяют его коллеги.

— Это самая драматичная ситуация за 20 лет, — считает гендиректор группы компаний «Планета Авто» Андрей Кольцук. — И это даже в сравнении с 1998 годом: да, тогда было меньше опыта, бизнес был молодой, накоплений никаких, но сейчас как будто всё равно грустнее.

Генеральный директор компании «Планета Авто» Андрей Кольцук во время презентации нового дилерского центра Chevrolet и Cadillac: сейчас оба «на карантине»

В феврале 2020 года, когда ещё не было простоев и удешевления рубля, российский авторынок упал на 2%. Данных по марту ещё нет, и на рынке наблюдалось агоническое оживление, но апрель будет «мёртвым месяцем».

С апреля большинство компаний подняли цены из-за девальвации рубля, причём в некоторых случаях — существенно. По данным сервиса «Цена Авто» некоторые модели Nissan подорожали почти на 9%, ряд Peugeot — на 16%. В остальном цены прибавили 2–3%, не исключая и отечественные машины: например, Vesta подорожала на 7 тысяч рублей.

Андрей Кольцук считает, что ситуация несёт много рисков компаний:

— Сейчас у всех одна головная боль: что делать с фондом оплаты труда? — говорит он. — Оборота нет, продаж нет. В кризисы весь бизнес обычно первыми сокращает две статьи расходов: рекламные бюджеты и фонды оплаты труда. Пока ситуация неясная, все ждут, но скоро у компаний просто не останется выбора.

Работать разрешают выборочно

В конце марта официальные дилеры Челябинска прекратили работу: это касается как продажи автомобилей, так и обслуживания.

— Да, мы распустили всех сотрудников по домам, кто может — работает удалённо, — рассказывает генеральный директор сети автосалонов «Сатурн» Александр Мещеряков. — Мы принимаем заявки клиентов на сервис и покупку автомобилей, чтобы в будущем максимально оперативно их выполнить.

По словам Александра Мещерякова, звонков от клиентов много, и они «тёплые» (хотят купить автомобиль). Но когда продажи возобновятся — не знает никто

Аналогичная ситуация у других дилерских центров. Больше всего их руководство волнует простой сервисов, потому что часть работ относится к неотложным.

— Например, мы обслуживаем Renault, Lada и УАЗы полиции, и рано или поздно какие-то работы потребуются, — объясняет Александр Мещеряков. — Но пока здоровье клиентов и сотрудников важнее, так что ждём решений.

На прошлой неделе в правительстве вроде бы разрешили работать шиномонтажным мастерским, но на дилерские центры эти послабления сразу не распространили. В понедельник губернатор Алексей Текслер подписал распоряжение и обозначил перечень 43 видов организаций, которым можно работать в регионе в период самоизоляции.

— Теоретически вроде бы можно заниматься шиномонтажем, но нормативной базы нет, поэтому вопрос до конца непонятен, — объясняет исполнительный директор «Первого независимого автоцентра» Дмитрий Ерёменко. — Мы обращались в приёмную губернатора на прошлой неделе, но нам ответили, что в списках наших компаний нет, значит, работать не можем.

Вот таким «забегаловкам» получить разрешение на работу оказалось проще

Дилерские центры направили в правительство запрос на разрешение выполнять обслуживание и ремонт машин.

— Мы получили разрешение открыть сервисные центры, но клиенты должны бронировать время в онлайн-режиме, а при передаче машины соблюдаться дистанция между автовладельцем и сотрудниками сервиса, — рассказывает Андрей Кольцук. — Думаю, остальные дилерские центры получат такое разрешение в ближайшее время.

— Насколько я знаю, за выходные поступили заявки от 7 тысяч челябинских компаний, включая дилерские центры, — рассказывает Сергей Попов. — В Екатеринбурге и Магнитогорске сервисные центры нашего холдинга уже работают, получив разрешение властей, так что ждём решения по Челябинску со дня на день.

Продажи не спасут: вытащит сервис

С точки зрения продаж автомобилей отчасти помог довольно бурный март, но он не компенсирует будущих потерь.

— Да, в марте продажи были «накручены» относительно среднего уровня, потому клиенты спешили приобрести машину заранее, — рассказывает Александр Мещеряков. — В апреле мы всё равно ожидали некоторой просадки из-за удешевления рубля, но, конечно, не такой, как сейчас. Апрель и октябрь — это горячие месяцы для автобизнеса, так что их потеря в любом случае болезненна.

— Первый раз в истории нашей компании мы не работаем целый месяц, и продажи в марте, конечно, не способны компенсировать потери апреля, — считает Дмитрий Ерёменко.

Дилеры ожидают некоторого оживления на вторичном рынке, где цены начали падать

В таких условиях на первый план выходит сервис — один из основных источников дохода для автобизнеса.

— В принципе, марки с большим парком автомобилей вроде Toyota легче переживут отсутствие продаж, потому что потребность в обслуживании и ремонте всё равно сохранится, — продолжает Дмитрий Ерёменко. — Но для марок, у которых в последние годы не было больших продаж, ситуация действительно очень сложная.

Сергей Попов считает, что сервис хоть и является важным компонентом автобизнеса, но также имеет свои ограничения.

— В последнее время появилось много независимых центров по обслуживанию автомобилей, конкуренция возросла, поэтому поддерживать маржинальность дилерского сервиса сложнее, — объясняет он. — В теории, конечно, за счёт сервиса автоцентры могут выживать, но придётся оптимизировать их работу, численность сотрудников и так далее, кроме того, важна позиция импортёра. В каком-то смысле проще будет сервисам, созданным с нуля, чем тем, что имеют массу обязательств и собираются их выполнять.

«Настраиваемся на затяжную рецессию…»

Панических настроений малого бизнеса в среде автодилеров пока нет, но ожидания, в целом, тревожные.

— Мы принципиально не работаем с заёмными средствами, поэтому для автоцентров «Сатурн» ситуация пока достаточно ровная и обязательства перед сотрудниками мы выполняем, — говорит Александр Мереряков. — Навстречу идут и импортёры, например, Renault увеличила срок бесплатного факторинга (то есть больше стала отсрочка за оплату поставленных автомобилей — Прим. ред.). Думаю, компаниям, которые нарастили подкожный жирок, две–три недели в таком режиме пережить можно, а дальше весь вопрос в сроках. Если ограничения продержатся два, три, четыре месяца — это будет уже совсем другой разговор.

Марки с высокой долей рынка и локализацией вроде Kia и Hyundai (лидеры среди иномарок) должны выстоять, но бренды с небольшими продажами рискуют уйти

— Прогнозы строить невозможно, но уже ясно, что за всю историю российского автобизнеса это падение будет самым большим, — считает Сергей Попов. — Да, в марте мы наблюдали опережающий спрос, но весь вопрос в том, будет ли отложенный спрос, когда режим самоизоляции закончится? Что будет осенью? Каким будет рубль? Самое плохое — это риск обнищания народа. Если несколько лет назад средний срок владения автомобилем был три–четыре года, потом стал пять–шесть лет, то каким он будет теперь?

Это мнение разделяет Дмитрий Ерёменко:

— Если эта пауза затянется, то клиенты начнут «остывать»: у них снизится активность, появятся другие приоритеты, и доходы упадут по всем отраслям. Пока мы ещё даже не компенсировали девальвацию рубля, которая началась в марте, а на это уже наслоились новые проблемы.

Андрей Кольцук считает, что спрос на дилерские услуги сохранится, но его структура существенно изменится:

— Люди в любом случае будут ездить на автомобилях, так что потребность в самих машинах и их обслуживании останется, другое дело, что изменится структура спроса, скажем, станет меньше кредитных клиентов. Но будут и те, кто выиграет, например, китайские марки могут увеличить рыночную долю.

Дилеры настраиваются на серьёзную перестройку всех процессов

Глава «Планеты Авто» также отмечает, что Челябинская область всегда была чувствительна к экономическим кризисам.

— Мы регион промышленный и отчасти сельскохозяйственный, поэтому в такие времена у нас падение ощущается острее, но потом мы и быстрее восстанавливаемся, — рассуждает Андрей Кольцук. — Вопрос в том, будет ли после этой рецессии явно выраженный подъём? Есть ощущение, что его может и не наступить.

Возможен ли дефицит автомобилей и запчастей?

В феврале простаивали заводы в китайской провинции Хубэй: крупном автопромышленном центре Китая. В марте один за одним остановились почти все крупные автозаводы Европы, а в самом конце месяца — и российские предприятия. С одной стороны возникли перебои с компонентами, с другой — вышел указ президента о нерабочих днях.

Заводы Volkswagen и Skoda работали с небольшими складскими запасами компонентов, поэтому вынуждены были встать на паузу ещё до введения режима самоизоляции

Все спикеры сходятся во мнении, что ждать как такового дефицита автомобилей не нужно, но причины для этого — отнюдь не радужные.

— Дефицит определяется спросом, а спрос падает, так что как таковой нехватки автомобилей мы не ждём, — объясняет Дмитрий Ерёменко. — Но то, что поставки машин снизятся, а сроки вырастут — наверняка. Проблемы возникнут и для клиентов, которые оформили заказ перед остановкой заводов: дату поставки сместят и да, с их стороны будет негатив.

Что касается запасных частей, то ситуация очень индивидуальна.

— Конечно, популярные запчасти есть на складах, но если говорить о каком-то сложном ремонте с редкими компонентами, то выполнить его сейчас можно не всегда, потому что отгрузка запчастей работает с перебоями, — говорит Андрей Кольцук.

— Многие компании оптимизировали цепочки поставки запчастей и работали практически с колёс без обширного склада запчастей, и они будут в зоне риска, — рассказывает Сергей Попов. — Но у «Регинаса», например, склады запасных частей большие, так что пока мы можем выполнять большую часть операций.

Обслуживание в режиме «ключи на капот»

Дилеры активно осваивают методы «бесконтактной» работы с клиентами.

— Мы готовы обслуживать автомобили без личного общения сотрудников центра с клиентами, — объясняет Александр Мещеряков. — Например, клиент подъезжает к автоцентру, оставляет ключи на капоте, отходит от машины, после этого сотрудник центра забирает её на обслуживание.

Судя по всему, в ближайшие дни такой формат работы станет легальным.

В компании «Порше Центр Челябинск» разработали услугу консьерж-сервиса:

— Консьерж-сервис — это когда сотрудник дилерского центра забирает автомобиль от места проживания владельца, а после обслуживания возвращает туда же. Оплата и подписание документов происходит в онлайн-режиме, — объясняет Дмитрий Ерёменко.

То же касается продаж автомобилей: дилеры осваивают онлайн-ритейл.

— Мы начали с подержанных автомобилей в «Первом независимом центре», поскольку в этом случае мы действительно не зависим от позиции импортёра и прочих ограничений, — рассказывает Дмитрий Ерёменко. — Сначала каждая машина проверяется нами, в том числе через «Автотеку». Первичный показ автомобиля клиенту осуществляется через видеосервисы. Если машина устраивает, её доставляют по адресу, а оплата — через систему, которую мы сделали совместно со Сбербанком, чтобы гарантировать полную безопасность.

Возможно, в будущем большие шоу-румы уже перестанут быть атрибутом дилеров: конечно, если онлайн-продажи докажут эффективность

В «Регинасе» также готовятся начать онлайн-продажу машин, например, с помощью виртуальной витрины: конкретный автомобиль в шоу-руме или на складе можно будет посмотреть с помощью видеосервисов.

А в целом челябинский автобизнес настраивается на суровые времена, и даже самые оптимистичные оценки сулят восстановление не ранее чем через год. Ряд марок и вовсе может покинуть рынок, но в большей степени это касается «малышей» с низкими продажами и без собственного производства в России.

— Хотя если бы мне десять лет назад сказали, что из России уйдёт Ford, я бы не поверил, так что ждать можно всего, — подытоживает разговор Сергей Попов.

One Comment

  1. ЯРиК

    С этой недели разрешили им работать, так что не все но работать будут. Рыбаков (не помню тот автобызнесмен или который утеплителями занимается)где то на просторах тырнета же сказал «если вас отправили на самоизоляция, значит в вас не нуждаются и вряд ли ждут обратного возвращения» я все все когда же, после какого кризиса, эти конторы будут ближе к людям, «клиенториентированными», и не на словах а на реальных действиях. Но, чем дальше, тем почему то страшнее. Три конторы которые перечислены в статье, просто гнилое отношение, и кроме как продавать машины и менять масло, на большее (нет конечно же не сами исполнители) не способны. Сейчас надо не об этих гигантах думать, а о дядях Васях работающих в мелких гаражных сервисах думать. Вот им к концу этой недели уже точно последний… Без соли доедать. Ни складов зч, ни подборов лкп, ни материалов.

Добавить комментарий