Кому корона, а кому стигма: как в уральской глуши дали отпор коронавирусу

Церковь и обелиск советским воинам — частое сочетание в небольших уральских селениях. Даже не знаешь, кому молиться

Верхнеуральский район хоть и считается глубинкой, умудрился словить первые случаи коронавируса почти одновременно с Челябинском. И мы отправились посмотреть, как готовятся к эпидемии там, где она уже успела показать зубы: двое заболевших здесь успели тесно пообщаться с восемью соседями и родственниками, отправив их на принудительный карантин.

Столица района — Верхнеуральск. Население — 9000 человек
Места весьма живописные: самая граница с Башкирией
Полиция размещается вот в таком особнячке
Есть вот такие «раритеты»: Верхнеуральск заложен в 1734 году
Церковь открыта

Во времена, как эти, люди настороженно относятся к чужакам, тем более журналистам. Бесполезно представляться и махать удостоверением — они просто сбегают. Поэтому я начинаю с нелепого вопроса, с которого гарантированно начинается диалог: «А вы почему в маске?». Мне отвечают: «А вы сами почему?» После этого завязывается разговор о том, о сём, и о «Ковиде», конечно.

Пожилая женщина, к которой я подкатил с расспросами, внимательно вглядывается в меня и вдруг весело смеётся:

— Ой, а я же тебя в маске не сразу узнала!

И дружески хлопает по рукаву.

Я бы и сам себя не узнал

Приняв меня за кого-то ещё, она беззаботно рассказывает, почему носит маску: дескать, по телевизору сказали носить, вот и носит. А тут ещё громкоговоритель вещает: «Выходить из дома без крайней необходимости запрещено!»

Из этой машины проповедуют ценности самоизоляции

В Верхнеуральске масок на улицах много — примерно как в Челябинске. И хотя брожение в городе есть, оно не такое насыщенное как у нас.

Носят не все, но многие

— Тут психология другая, — рассказывает главный врач районной больницы Максим Полинов. — Проехали тут машины, которые дезинфицируют улицы, и люди уже понимают, что положение серьёзное, ответственней относятся. А недавно человек получил сложную травму, никак с коронавирусом не связанную. За ним прилетел вертолёт санавиации, и после этого три дня на улице вообще пусто было: решили, видимо, что из-за вируса такие меры, — смеётся он.

Максим Полинов демонстрирует папки с надписью COVID-19 — малая часть инструкций и нормативов, вышедших после начала пандемии. Сидим мы на таком вот расстоянии — на всякий случай

В отличие от Челябинска, где население моложе и полно скептиков, в небольших городах и посёлках люди ведут себя более разумно.

— Нет, из под карантина не бегают и анализы сдают охотно, — говорит Максим Полинов. — Тут же не только за себя, а за родственников и соседей в ответе.

На каждом этаже больницы — санитайзеры

Сельский менталитет облегчает поиск групп риска.

— У нас налажен контакт с полицией и миграционной службой: так мы отслеживаем приезжих, — объясняет Максим Полинов. — Но ещё раньше мы узнаём о них благодаря сарафанному радио, потому что здесь невозможно скрыть факт своего возвращения из-за границы: кто-то всё равно видел и знает. Думаю, это очень помогло нам вовремя пресечь распространение инфекции.

Дома в Верхнеуральске в основном двухэтажные
Здание больницы — чуть ли не самое высокое в городе
В основном же город состоит из частного сектора
Центральный магазин закрыт, кроме аптеки и продуктовой части
Но народу вокруг достаточно. О коронавирусе здесь слышали все, но прямой угрозы не чувствуют: маски носят, скорее, по настоянию властей

Ближневосточный след

Кронавирус попал в Верхнеуральский район как водится из-за границы. В феврале-марте до закрытия страны в район успели вернуться 42 человека: в основном из Таиланда, Индии, ОАЭ и Доминиканской республики. Им предписали сидеть дома, а врачи в ежедневном режиме контролировали их здоровье. Анализ брали на десятый день — временной лаг необходим, чтобы гарантированно прошёл инкубационный период, в течение которого вирус ещё не проявляется.

Телефонные автоматы с недавних пор появились даже в самых глухих селениях Урала, не говоря о небольших городах

У 40 человек всё обошлось: они хорошо себя чувствовали, а анализы показали отсутствие коронавируса. Но у пожилой супружеской пары из Межозёрного на одиннадцатые сутки после возвращения температура поднялась выше 38 градусов, а пришедший анализ подтвердил — это коронавирус. Прямым «рейсом» их доставили в магнитогорскую больницу №1.

Коты тоже могут цеплять коронавирус. Но им наплевать. Не будьте как коты.

Коронавирусные скептики из Межозёрного, уехавшие в середине марта в Азию, не только пренебрегли рисками для себя, но по возвращению активно общались с родственниками и соседями. Когда коронавирус у них подтвердился, врачам пришлось «пробивать» весь список тесных контактов, чтобы отправить на принудительный карантин ещё восемь жителей Межозёрного. К счастью для них, заразиться они не успели, так что посёлок отделался лёгким испугом. В день нашего визита выписывали и ту пару путешественников: муж с женой перенесли коронавирус сравнительно легко.

Межозёрный (туда мы тоже поедем)

Но важно не впасть в излишний оптимизм — даже если вы переболели легко сами, есть вероятность, что получат тяжёлые осложнения или умрут те, кого вы заразите. Аккуратными нужно быть всем.

В маленьких селениях, с одной стороны, ниже концентрация людей, но с другой — теснее родственные связи

Расположенным недалеко Брединскому и Кизильскому районам не повезло ещё сильнее — коронавирус там подтвердили у семьи, которая ездила в ОАЭ компанией, а после возвращения вела настолько бурную жизнь, что понадобились изрядные усилия для выявления всех контактов. Пара приезжих сами оказались медиками, но поездку скрывали даже от руководства больницы, хотя позже диагноз у них подтвердился. Вернувшийся с ними родственник отправился в Сибай торговать мясом, а попутно создал проблемы для сотрудников «Сбербанка». Кстати, мы хотели съездить именно в Бреды, но опытные люди шепнули нам, что делать этого не стоит — слишком высок риск притащить заразу в Челябинске.

Но Верхнеуральский район, судя по всему, сумел пресечь распространение вируса, поэтому нас благословили на поездку в Межозёрный.

Межозёрный встречает снегопадом и паровозам

Между озёрами Чебачьим, Карагайским и Гнилым

Пока мы едем 40 километров до Межозёрного, я гадаю, почему коронавирус притащили именно сюда? В том смысле, что чаще выезжает за границу население крупных городов, а здесь численность не дотягивает и до 7 тысяч человек…

Межозёрный имеет довольно хитрую географию, которую определяют расположенные рядом горы, озёра и рудники

Но всё быстро проясняется: при въезде в посёлок нас встречают постройки Узелгинского подземного рудника, который относится к Учалинскому ГОКу. Здесь есть и другие рудники, например, около озера Чебачье, где работала Александринская горнорудная компания (входит в состав РМК).

Близ посёлка есть и открытые разработки, и шахты
Местные рассказали, что на руднике температуру персонала измеряют теперь каждое утро, а при малейших подозрениях — на карантин

— У нас люди богатые, деньги на поездки есть, — рассказывает заведующая участковой больницей посёлка Межозёрный Эльза Давлетбаева.

Межозёрный вообще больше похоже на город, чем тот же Верхнеуральск, где четырёхэтажная больница считается самым высоким зданием. При этом посёлок сравнительно молод и заложен в 1956 году вместе с медным рудником.

Эльза Давлетбаева оказалась на переднем крае «коронавирусной обороны»

— Ну что, добавилось вам работы? — спрашиваю я.

— Не то слово, — кивает Эльза Давлетбаева. — У нас было 15 приезжих, а когда выявили коронавирус у пары, добавилось восемь контактных: всех нужно в ежедневном режиме обходить, контролировать температуру, общее состояние, делать мазки. Все анализы брала Света, наша специально обученная лаборантка.

Нет, сами анализы делают не здесь: лаборанты только берут мазки и отправляют в лабораторию. Но риски заразиться большие

Лаборатория Светы находится за дверью с тревожным символом бактериологической угрозы. Она показывает обмундирование, в котором приходится работать: одноразовый противочумной костюм требует изрядной сосредоточенности при надевании, чтобы ничего не порвать, но ещё большей сосредоточенности при снятии — заразиться от него проще пареной репы. И к тому же жарко, говорит Света.

А это полная экипировка: двухслойные одноразовые костюмы

Пробы отправляли сначала в челябинскую лабораторию, но теперь процесс ускорился, потому что подключилась «лаба» в Магнитогорске.

Когда у одной из вернувшихся пар поднялась температура и пришёл положительный анализ на коронавирус, к ним тут же отправили скорую помощь из Верхнеуральска.

Проба на коронавирус безболезненна: медработник берёт ватной палочкой мазок из ротовой полости и носа и помещает в специальную пробирку, которую Света держит в руках

— А больных эвакуировали в этих прозрачных капсулах с пониженным давлением? — спрашиваю я, и по саркастичной улыбке на губах врачей понимаю, что пересмотрел американских фильмов.

Скорые помощи стоят наготове

— Нет, просто на скорой помощи, но весь медперсонал был в противочумных костюмах, — объясняют мне. — Никакого контакта с местными не было: костюмы сняли в Магнитогорске, машину отмыли, к нам все вернулись уже чистые.

Больных поместили в инфекционное отделение больницы №1 Магнитогорска, но попасть туда просто так, конечно, нереально. Из рассказов врачей я понял, что боксы изолированные, у каждого — отдельный вход с улицы и своя вентиляция.

Наталья Лаврова звонит одной из женщин, которую после контакта с больными поместили на карантин. Её самочувствие хорошее, но говорить с прессой она отказывается наотрез. Можно понять.

Мы хотели поговорить с теми, кто сидел на карантине, но все поголовно отказались, что можно понять. Наталья Лаврова, начальник по организационно-методической работе Верхнеуральской районной больницы объясняет:

— Да вы же понимаете — селения небольшие, все друг друга знают. Они и так жалуются, что соседи косо смотрят. Хотя вины тех, кого могли заразить приезжие, нет, они всё равно не хотят светиться.

Апрельская метель в Межозёрном
А это площадь с памятником первостроителям и церковью
Дома в Межозёрном повыше, чем даже в райцентре. Тот случай, когда чем богаче город — тем больше ковид-рисков

Естественно, врачи не могут сказать ни фамилии заражённых, ни их адрес. Но этого и не требуется: в маленьком городе все про всех знают. На центральной площади спрашиваем про заболевших коронавирусом, и люди показывают пальцем: вот здесь, недалеко…

Заражённые живут в частном секторе (но их уже вылечили)

Улица, где живут заболевшие, грязная и неухоженная, но состоит из неплохих коттеджей, перед которыми стоят неплохие машины. Народу практически нет. Вышедший за ворота дед сходу идёт ко мне, сокращая дистанцию до небезопасной, и переспрашивает:

— Что? Заражённые? А, говорили чего-то. Так у них же не подтвердилось. Хотя уже месяц их не видно. Дети вот их ездят, видел. А сами они куда-то пропали.

Местные жители на друзей заболевших поглядывают косо, но большой паники нет: всё же обошлось

Они не пропали, а лечатся от коронавируса в Магнитогорске и со дня на день вернутся.

— А я с ними не общаюсь, — говорит дед миролюбиво и уходит на свой двор.

«А вы не боитесь заразиться?»

Я задавал медикам один и тот же вопрос: вы сами не боитесь заразиться? От санитара скорой помощи до главного врача, все в группе риска.

Максим Полинов показывает документы, которые пришлось изучить для грамотных действий во время пандемии

— Нет, страха нет, — говорит Максим Полинов. — Во-первых, мы знали, на что идём, когда выбирали профессию. Во-вторых, любое заражение медика — это результат ошибки, потому что при правильном применении средств индивидуальной защиты врач находится в относительной безопасности.

Настроение верхнеуральских медиков — сдержанно-оптимистичное, как у солдат, мастерски отбивших первую атаку противника. Здесь гордятся, что сработали быстро, технично, показывают запасы средств защиты, говорят о понимании со стороны жителей.

Скорые сновали постоянно, но без сирен и спецсигналов

Я слушаю их и думаю — дай бог, чтобы так оно и осталось. Проблема в том, что если мы всё-таки упустим вспышку, нагрузка на медиков вырастет до невообразимых размеров. А с ней вырастут и риски.

Младший медперсонал — первые, кто контактирует с подтверждёнными больными

Старший фельдшер скорой помощи, показывая мне противочумной костюм, говорит:

— Надевать, конечно, тяжело, а чуть поторопился, рвётся.

Противочумные костюмы пока одноразовые: со временем появятся и другие типы
Лаборант Светлана работает с вирусными штаммами
В отличие от медицинских масок, этот респиратор с помощью лямок можно прижать к лицу до полной герметичности. Все оболочки, кстати, двойные

Пока число «подозреваемых» идёт на десятки, гораздо проще соблюдать протоколы, которые занимают несколько толстенных папок. Что будет, если счёт пойдёт на сотни заболевших? Морально нужно быть готовым и к этому.

Коридоры больниц пустые: приём идёт только экстренных больных (в основном в хирургию)
Санитайзер на входе и журнал посещений (Межозёрный)

Пока есть запас и койкомест, и аппаратов ИВЛ, которые используются лишь в крайнем случае. Из Верхнеуральская больных везут в Магнитогорск, но если ситуация ухудшится, кого-то будут госпитализировать здесь, а лёгких больных отправлять на домашний карантин. Опять же, многое будет зависеть от порядочности человека, ведь контролировать каждого вирусного — та ещё задача.

Кто-то скажет — разруха, кто-то — колорит

Да и протоколы отслеживания коронавируса пока, что называется, для мирных времён. До сих пор власти исходили из того, что все случаи — завозные, а трансмиссия вируса внутри населения ничтожна. Анализы на коронавирус делают людям с нужным «эпидемиологическим анамнезом», что подразумевает возвращение из-за границы или тесные контакты с туристами либо же развитие воспаления лёгких. То есть если у человека просто поднялась температура, на первых порах его лечат как обычного пациента. Скорее всего, в обозримом будущем протоколы поменяются, но, значит, возрастёт и нагрузка на медперсонал.

А кругом такая красота: жаль, доехать до неё становится всё сложнее. Нам понадобился целый пакет документов

Пока Верхнеуральский район с тестом справился, и настроение врачей боевое. Главное, чтобы нарастающее число заболевших в Челябинске и Магнитогорске не спровоцировало масштабный «исход» заражённых в глубинку, когда усилятся карантинные меры. Так было в Италии, так было в Подмосковье, так может быть и у нас. Расслабляться рано.

6 комментариев

  1. Ольга

    На 74-ке с утра этот пост поставили под другим заголовком, и я, не глядя, открыла его вместе с остальными новостными статьями про коронавирус . Бегло читаю и понимаю, что это не про вирус, это про людей! А не Артём ли это Краснов? Ну-ка, фото — тяжёлое небо, атмосферные пейзажи, паровоз? Ну, точно он!
    Ваш стиль вместо подписи!)

    • Артем Краснов

      Один из плюсов профессии журналиста: даже если ты самоизолировался, всё равно будет повод сбежать с нужными ксивами. Кстати, места прямо отличные для тест-драйвов, самая граница с Башкирией, Белорецк недалеко. Только погода была плохая и дороги тоже.

  2. beerkeen

    Церковь и обелиск советским войнам?

  3. Настя

    О-фи-геть. Межозерный. Моя свекровь из Межозерного. Пол-родни мужа оттуда. Ездим туда постоянно. Правда, давненько уже не были….И короновирусные новости с ними не обсуждали. И вот поди ж ты… А уж по заграницам они спецы 🙂 Шахтеры, хорошие,в принципе, зарплаты, друг перед другом выпендривются, кто где был….

Добавить комментарий