Рыжее слово Сак-Элга: репортаж с речки, которая травит челябинскую воду

Странной, конечно, была идея ехать в Карабаш в +40. Чтобы не угореть на тамошних пустошах, я нарядился в арабского шейха, и помогло, кстати

Предыстория: после репортажа про Долгобродский канал мне написал человек, у которого дача под Карабашом: мол, Артём, в статье вы упоминаете обводной канал реки Сак-Элга,  а на деле никакого канала нет. Мол, как обычно профанация и подлог. Меня это заинтересовало, тем более, проблема Сак-Элги напрямую касается Челябинска, а те места я вообще обожаю.

Новая дамба на Сак-Элге разделила её рыжее прошлое и голубое будущее. Но не профанация ли это?

Есть у Челябинска застарелая проблема: богатая рыжими «витаминчиками» вода речки Сак-Элга. Не слышали о такой? Она течёт под Карабашом, принимая в себя его стоки, а затем впадает в реку Миасс — источник питьевой воды для Челябинска. Так вот, выглядит Сак-Элга прямо-таки впечатляюще.

Сак-Элга после Карабаша. Это не архивный кадр. Это прямо сейчас

В прошлом году власти отрапортовали о строительстве обводного канала Сак-Элги и специального пруда-очистителя, которые препятствуют сбросу этой ржави в Миасс и Аргази. Но вот что интересно: вы не найдёте хороших фотографий канала и особенно пруда в официальных СМИ.

Губернатор Челябинской области Алексей Текслер осматривает обводной канал. Из снимков официальной хроники совершенно неясно, куда ведёт этот канал и зачем он нужен

Так существуют ли эти объекты, и если да, спасают ли они челябинскую воду от карабашского влияния? Я захотел увидеть всё лично, и сразу наткнулся на пикантную подробность: после всех очисток река имеет тот же рыжий цвет, что и под Карабашом.

Река Сак-Элга после очистного пруда, который покажу чуть позже. Отсюда вопрос: а он точно работает? Цвет-то по-прежнему рыжий
Обратная сторона плотины: все эти мелкие ручьи тоже уходят в Миасс, а затем в Аргази
А это тот самый обводной канал, который показывали Текслеру. Сейчас канал сух. Правда, этому есть объяснение

Сначала расскажем вам про замысел проекта, а потом покажем, что получилось в реальности.

Как спасали Сак-Элгу

С реки Сак-Элга начинался сам город Карабаш: 200 лет назад здесь мыли золото, затем переключились на добычу и производство меди. Её вокруг Карабаша оказалось столько, что под медные производства переделали даже часть предприятий изначально «чугунного» Кыштыма.

Особенно жестоким для Карабаша оказался XX век, когда заработал Карабашский медеплавильный завод: варварские методы работы за 110 лет превратили окружающие пейзажи в сплошную фантасмагорию.

Что касается Сак-Элги, то она буквально облизывает Карабаш и медеплавильный комбинат, принимая в себя все его ядовитые стоки — отсюда и вызывающий колорит.

Я не делал цветокоррекцию этому снимку. Фотографии Сак-Элги и так смотрятся, будто их уже «накрутили» в фоторедакторе

Но проблемы Сак-Элги могли бы остаться местечковыми, если она не впадала в Миасс прямо перед Аргазинским водохранилищем. Поэтому лет десять назад был разработан план по спасению Миасса от Сак-Элги.

Суть в следующем: большая часть Сак-Элги отводится от Богородского пруда в сторону озёр Большие и Малые Барны, а затем через Киалим напрямую в Миасс. До Богородского пруда вода ещё не загрязнена, то есть Миасс при такой схеме получает приток чистой воды.

Сак-Элга до всех приключений: вполне себе обычная речка. Вот эту воду и отправляют в Миасс по обводному каналу

Но проблемой остаётся вторая же часть Сак-Элги, которая течёт от Борогодского пруда по старому руслу, собирая стоки Карабаша. Для её нейтрализации построили гидроботанический пруд, где вода отстаивается и лишь затем переливается в Миасс.

Таков был замысел, а вот что получилось на практике.

Развилка у пруда

Начинается путешествие на западе от Карабаша, где Сак-Элга впадает в Богородский пруд. Здесь её течение разбили на два рукава.

Сданная в прошлом году развилка Сак-Элги. Левый канал ведёт в Богородский пруд, правый — к реке Миасс
Выход от развилки в сторону пруда. Это историческое русло Сак-Элги: здесь по-прежнему течёт вода
Богородский пруд с обратной стороны

Зачем нужен канал в Богородский пруд, ведь через него Сак-Элга идёт дальше на Карабаш? Разве целью проекта не было загнуть реку вокруг города, чтобы исключить тлетворное влияние? Главный инженер проекта Александр Петров рассказал следующее:

— Да, так и есть, и, по сути, Богородский пруд является «тупиковым», то есть как такового стока Сак-Элги после него быть не должно: разве что 20-30 дней в году. А река направляется в пруд, чтобы поддерживать его уровень, ведь иначе он пересохнет.

Действительно, в настоящий момент канал, через который Сак-Элга выходит из пруда, стоит сухим. Сброса в направлении Карабаша нет.

Выход из Богородского пруда

Хорошо, но почему тогда сух обводной канал, по которому вода должна уходить сразу в Миасс?

Обводной канал в день нашего визита напоминал окоп

Александр Петров комментирует:

— Всё зависит от количества воды, которое необходимо для пополнения Богородского пруда. В данный момент избыточной воды для направления её по обводному каналу нет, поэтому он стоит сухим. Если воды будет много, он заработает.

Откуда берётся рыжина?

Итак, раз сброса воды из Богородского пруда нет, старое русло Сак-Элги должно быть сухим. Но стоит проехать километра три, как вода в Сак-Элге чудесным образом появляется, и цвет у неё — что хурма.

Сак-Элга в трёх километрах от Богородского пруда (район Карабашского абразивного завода)
Река недалеко от моста на трассе Карабаш-Миасс
Серные берега. Идёшь по этим «друзам» — словно давишь ногами безе

Так откуда эта рыжая вода, если Богородский пруд прерывает ток Сак-Элги?

— Это сточные воды: вокруг старого русла Сак-Элги есть водосборная площадь,где в неё впадает, например, Рыжий ручей, — объясняет Александр Петров. — Всё это собирается и идёт в Сак-Элгу. Мы не можем полностью предотвратить это явление, но есть другое решение: ниже по течению Сак-Элга перегорожена плотиной, которая образует гидроботанический пруд — это такой большой отстойник. Тяжёлые металлы оседают на дне пруда, а в Миасс переливается чистая вода.

Рыжий ручей

Кстати, вот тот самый Рыжий ручей, который берёт начало недалеко от медеплавильного комбината — вероятно, это подотвальные воды, богатые всей таблицей Менделеева. Ручей впадает в Сак-Элгу недалеко от въезда в Карабаш со стороны Миасса. Именно такие ручьи и подземные воды формируют течение Сак-Элги по старому руслу. И для его нейтрализации и нужен пруд-отстойник.

Получается, краеугольным камнем всего проекта является даже не обводной канал, а именно пруд, который спасает реку Миасс от карабашских щедрот.

Пруд — это разлив в загрязнённой пойме Сак-Элги прямо перед её впадением в Миасс

Пруд вопросов

Водоём образован дамбой, которая выполняет две функции. Во-первых, она разливает Сак-Элгу по границам загаженной поймы. Во-вторых, дамба пресекает неконтролируемый переток воды в Миасс, потому что раньше Сак-Элга и Миасс сливались не по руслам, а через множество мелких каналов.

Дамба пруда. Сам водоём слева, справа — осушенная территория, по которой раньше текли многочисленные протоки Сак-Элги, попадая в Миасс и Аргази (до них отсюда — 3 км)
Вода кажется привлекательной
Но дно имеет цвет Сак-Элги
Берега пруда имеют замысловатую фактуру: это отложения металлов и сернистых соединений. Облизывать не рекомендуется
По задумке, мелководье пруда зарастёт камышами и прочими растениями, что повысит фильтрующую способность. Пока из живности — мелкие мушки и очень крикливые птицы
От слов гидроботанический пруд рисуется примерно такая картина, но нет — это пойма Сак-Элги выше по течению, ещё до её встречи с Рыжим ручьём. Разница прямо заметная
Пруд же пока лишён растительности, но выглядит, в общем, неплохо. Вот только за дамбой картина другая
Местность позади плотины: здесь Сак-Элга разливалась в половодье, поэтому территория изрядно загрязнена

Сам по себе принцип отстаивания воды понятен даже нам, дилетантам: дрянь оседает на дно, а более-менее чистая вода забирается с верхнего бьефа. Но визуально вода с обратной стороны пруда имеет примерно тот же колорит, что и до. Судите сами.

Гидротехническое сооружение для сброса воды. Выглядит, как пирс на южном море
А вот вид в другую сторону: канал для слива воды. Следы ржавчины есть даже на относительно новом бетоне
Далее до самого Миасса этот канал идёт по естественному руслу Сак-Элги и имеет вот такой оттенок. Она точно очистилась?
Судить о содержании примесей в воде без анализа сложно: сама она прозрачнее, чем до пруда, но донные отложения придают ей ядовитый цвет

Из пруда ведёт ещё одно русло, основное: оно представляет собой широкий канал с «горбом» вдоль берега пруда — переток идёт лишь при поднятии уровня воды. В день поездки течения не было.

На дальнем плане виден тот самый горб, за которым — гидроботанический пруд. Вода в канале рыжая
В конце канала есть «тройник»: дальняя протока уводит к реке Миасс, ближняя — это ручей, которые стекает с территории за плотиной
Пространство за плотиной — это сеть мелких ручейков, которые текут по мёртвой земле
Специалисты говорят, что насыпные дамбы в любом случае пропускают сквозь себя воду, и весь секрет в том, чтобы сделать дамбу из материала с хорошими фильтрующими свойствами. На снимке виден канал, которые собирает такой фильтрат. Далее он поступает в Миасс, а попутно, видимо, насыщается отложениями
Один из таких каналов. Дамба — сзади

Итак, работает ли широко разрекламированная гидроботаническая площадка, если река после дамбы имеет примерно тот же колёр, что и до? Проектировщик сооружения Александр Петров считает, что впечатление обманчиво:

— Цвет даёт не вода, а грунт под ней, тогда как сама вода прозрачная, — настаивает он. — То есть перенос вредных примесей значительно сократился. При этом мы не можем полностью блокировать сток Сак-Элги в Миасс, поэтому основной задачей было сократить его, что и достигнуто. Нынешний сток не сравним с тем, что был до строительства дамбы.

Специалист подчёркивает, что наибольшие проблемы возникали не жарким летом, а весной и осенью, когда паводки и дожди смывали с водосборной территории Сак-Элги огромное количество грязи: той, что попадала потом в Аргази. По его словам Александра Петрова, перенос вредных примесей снизился с сотни и тысячи раз.

Так это или нет: вопрос открытый. Можем лишь подтвердить, что вода после дамбы прозрачнее, чем до неё.

Сак-Элга до пруда-отстойника
Сак-Элга после пруда: рыжина присутствует, но цвет слабее, а вода прозрачнее. Наш дизайнер Дмитрий Гладышев сказал: до пруда — сок с мякотью, после пруда — осветлённый

Автор первоначального проекта обводного канала, директор Южно-Уральского НИИ водного хозяйства Раиса Казанцева рассказала, что вариантов нейтрализации Сак-Элги рассматривалось несколько, в том числе, например, химическая очистка вод рыжего ручья.

— Но после многих экспериментов мы пришли к выводу, что наиболее разумно затопить загрязнённые части русла Сак-Элги, — объяснила она. — Дело в том, что если они лежат сухими, то при увлажнении осадками или разливами реки в них резко повышается кислотность, и вода становится губительной для всего живого. Но если держать эти отложения под водой, процесс постепенно прекращается и соединения лежат под слоем воды в инертном состоянии. Это хорошо видно на примере Аргазей: пока уровень воды в них достаточный, в них водится рыба. Но когда десять лет назад водохранилище частично пересохло, донные отложения оказались на воздухе, и когда уровень воды снова поднялся, вся рыба умерла из-за повышения уровня кислотности.

Другими словами, спасти территорию вокруг Сак-Элги или её воду «экспресс-методами» невозможно, поэтому основной целью проекта было снижение влияния Сак-Элги на Миасс. Можно сказать, реку поставили на паузу до лучших времён, когда технологии позволят решить вопрос радикально.

Осадочек остаётся

Трудно избавиться от впечатления, что водоёмы вокруг Карабаша безнадёжно больны. Фундамент этого варварства заложен сотню лет назад, но и сейчас территория выглядит зловеще. Что делать с этим наследием индустриальной революции — толком не знает никто.

Рыжий ручей на территории хвостохранилища около «Карабашмеди»: он как тёк, так и течёт
Вид с той же точки в направлении Сак-Элги
Сам комбинат и зеркало пруда хвостохранилища, которое при разном освещении становится то оранжевым, то фиолетовым
Нижний ярус хвостохранилища. Формально оно является бесхозным (что само по себе любопытно), но владелец комбината, «Русская медная компания», разработала девятилетний план его рекультивации. Облагораживание одного из ближних к комбинату хвостохранилищ проведено в 2018-2019 годах

Пример реки Сак-Элга показателен: экологические проблемы такого рода копятся годами, расхлёбываются — десятилетиями и всегда частично. Здесь работает та же логика, что в анекдоте: если ты несчастен, приведи козу в дом, а потом уведи её — и ощутишь счастье. Сначала местность превращают в марсианский пейзаж, а потом героически спасают, хотя вроде бы разумнее не доводить до таких крайностей.

Подобная картина вообще характерна для медных предприятий и выработок: в первую очередь от них страдают окрестные водоёмы и подземные воды. Вот, например, материал наших коллег из Екатеринбурга о Лёвихинском руднике — ещё один этюд в рыжих тонах. В 2017 в Свердловской области году началась массовая гибель рек, включая Ивдель. В частности, Ново-Шемурского месторождения, которое заработало с 2011 года, и за шесть лет успело изрядно перекрасить ландшафт. И хотя риски медных выработок известны, даже сегодня их видят далеко не все.

Проблемы самого Карабаша постепенно решаются: например, внедрение на комбинате газоочистительного оборудования снизило выбросы в атмосферу сернистых соединений (ангидрида) — одной из причин опадения листвы уже летом. Но за сто лет экологического нигилизма здесь накопились гектары мёртвой земли, поэтому даже отдельные успехи не меняют статуса Карабаша, как одного из самых грязных городов планеты.

Это не отвалы шлака: просто на горе не осталось растительности. Её вырубили при разработке шахт, а регенерироваться зелени, похоже, помешала кислая атмосфера Карабаша
Гектары леса вокруг Карабашских водоёмов не имеют травы. Снимок сделан возле пруда на Сак-Элге, но такая же картина в местах, где разливается Миасс: похоже, его вода не менее «целебна»
Русло реки Серебрянка (впадает в Богородский пруд) идёт по задам «Карабашмеди» вдоль отвалов шлака
Отложения по берегам водоёмов
Горы рудных хвостов и шлака возле комбината: постепенно их рекультивируют (шлак является сырьём для абразивных материалов), но картинка всё равно впечатляет
Переселённый дом возле комбината: таких здесь много
400 тонн серной кислоты в одном кадре
В дальней части снимка — ярусы старого хвостохранилища. Сак-Элга протекает под ним
Место, где Миасс впадает в Аргази: донные отложения здесь настолько ядовиты, что пересыхание водохранилища грозит экологической катастрофой

И вроде бы никто не виноват: экологическая бомба под Карабашом была заложена лет сто назад. Но это подводит к мысли, что при создании рудников и металлургических заводов нужно думать на десятилетия вперёд, а не жить сиюминутной выгодой, убаюкивая население рассказами о рабочих местах и налоговых отчислениях. Не важно, как всё выглядит в первые годы стройки. Важно, что получится лет через тридцать, когда идеологи проекта будут «вне зоны доступа»: кто на пенсии, кто на том свете. И спрашивать будет не с кого.

Остаётся лишь надеяться, что Челябинск не повторит судьбу Карабаша, и в одно прекрасное утро кто-то из наших потомком не обнаружит рыжину уже в Шершнях. А кто-то ещё будет с ней самоотверженно бороться.

19 комментариев

  1. ЯРиК

    Нормальный репортаж. Щас стопгок разорвет.
    https://drive.google.com/drive/folders/1K-qtU1EDc94oosDXQcZ_6AibQDay0_26?usp=sharing
    Это фото насоса из скважины в моем саду. Верой и правдой служил с 2009 года, это он был подготовлен к ремонту, и «слегка» очищен и обтЁрт. Этот насос регулярно раз в год доставался из скважины и подвергался очистке. Вода по показателям относится к «вода питьевая» Есть незначительные превышения но не критичные в рамках погрешностей приборов.
    Есть и минеральные источники с такими выходами. В горах много таких родников с рыжими берегами, в западной части нашей области и Башкирии. «Сосулька» или «фонтан» имеет таковые берега.
    Многие стоки заводов и очистных сооружений (при правильной работе без всяких махинаций) после систем очистки сбрасывают воду в естественные источники по тех показателям лучше чем качество воды выше точки сброса.
    Да Карабаш действительно зона бедствия. Нор при этом, скажу честно, то что я видел там с 1986 по 1999 ( а я все это время лето проводил на Увильдах. И то что я вижу сейчас это уже совсем другие пейзажи (в лучшую сторону). Природа все равно берет свое, да и что то я давненько от местных не слышал про кислотные дожди когда в мая июне в Карабаше наступала осень. Все таки надо отдать должное, как бы не хаяли РМК, но они с задачами справляются
    Тут есть еще одна беда, многие земли, зараженные, вдоль Карабаша, не относятся к землям производств, и какие либо работы по их рекреации, проводить нельзя.

    • Вода питьевая? Ну-ну. Ссылка твоя не открывается, но раз уж ты проводишь такие параллели, съезди в Карабаш и хлебни воды из Сак-Элги ниже абразивного завода. Продемонстрируй нам, какая она питьевая. Пару лет назад один чиновник меня убеждал, что вода в Тече питьевая, но вот пить прилюдно отказался, так, порассуждал просто. Понятно, что цвет воды как таковой не показатель, но чего уж голову в песок (или шлак) прятать, мы говорим про воду, которая стекает с хвостохранилищ и прочих отвалов с критическими уровнями металлов и pH2,5. Тут как бы не нужно кислое с солёным путать — кстати, весьма уместная присказка, почти буквальная.

      • ЯРиК

        Тебя ГОКовцы покусали, что ли . Я понимаю что с ними общаться проблематично, всякие там Казанцевы, Саутнеры, и Строгановы.
        У меня ссылка с трех компов спокойно открылась, попробуй еще раз.
        Я говорю не про питьевую воду в Сак-Элга. Я показал тебе насос из скважины глубиной 33 метра.
        Так что не перекладывай с больной головы на здоровую.
        Про ручьи с отвалов, ситуация предельно понятна.
        Но, давай тоже рассуждать здраво. На любом заводе, стоящем на своем месте плюс минус век, почва и метрах на 20 в глубину будет загажена. А тут отвалы с Демидовских времен, и времен КПСС. Времен когда вопрос об экологии ни когда не стоял, вообще, а не то что на последнем месте. и я думаю тут даже ядерный взрыв . прямое попадание не поможет убрать эту катастрофу. Хотя там скала близко, езли до скального грунта все выжгет то норм, через 30-40 лет можно и заселятся.
        Ну а про минеральные источники. ты просто в поисковой строке набери и посмотри. Питьевых из их превеличайщего множества так же не более 5%, да и то эти 5 будут как бы условно питьевыми, допускающими кратковременное потребление, а не постоянное.

        • Ярик, ну не хами. Не идёт тебе. Если какие-то проблемы или претензии, говори, не держи в себе.
          Ссылка не открывается, потому что доступа нет. Там нужно ещё галочку поставить «Доступно всем».
          Темы я выбираю разные, если они временами совпадают с повесткой Стоп-ГОКов, то не потому, что они кусаются, а потому что в принципе актуальны и мне лично интересны. Кстати, в статье я лишних сенсаций не делал, вторую сторону тоже выслушал в полной мере и преувеличивать не стал, хотя мог бы надавить на то, что разницы между водой вообще нет (но прозрачность улучшается, да).
          По остальной части: мы же конкретную воду обсуждаем, а не какие-то условные питьевые источники. К чему ты всё это мешаешь в кучу. Чтобы доказать что? Что воду из Сак-Элги можно пить? Ну, докажи делом тогда уж.

          • Хамит не пытался, это ты перевел все в разряд ну-ну.
            Разговор то, вроде, вообще не про питьевую воду.
            Показал насос, который вытащил из скважины, ну его цвет был не далек от дна Сак-Елга, и нарост ржи в палец толщиной.
            Про то что дно такого цвета, ну так и говорю что многие естественные минеральные источники имеют цвет дна намного красивее и радужнее чем дно Сак-Елга.
            Я же высказывался не в оппозицию твоим доводам в статье. Про пить воду оттуда, ты сам додумал, я таковых заявлений не имел, опять же, веду обычный диалог. Просто, указал что цвет не всегда имеет значение, опять же не в опровержение, а … просто доля ведения диалога.
            И видимо для этого я и смешал все в кучу. и обсуждаю условные источники, а не конкретную реку.
            Если тебе не нужны писатели, ты скажи, мы просто будем читателями, как Сиплый (кстати в ФБ появился давненько антистопгок, такое ощущение что это Володя, хотя по фразобразованию, не совсем Володя, но может шифруется).
            То что правительство, «работает для народа и заботится о нем», я думаю на данном ресурсе нет смысла обсуждать, здесь люди грамотные.
            А то что РМК сделало очень много, но этого кому то, опять же для читателей вне этого сайта, не видно, тут вопрос все таки более политический нежели экологический. Да все грехи сваливать на эту конторку, ну как бы тоже не стоит, активчик-завод им попался для игры в очень длинную.
            И мне действительно есть с чем сравнивать, с 86 по 99 года за лето я в той стороне бывал по 2-3 раза каждую неделю в этом городе. Для тех кто увидел эти пейзажи только сегодня это трагедия, для меня же это восстанавливающиеся последствия трагедии, при чем не только одной природой.

          • Проверил ещё раз ссылку, работает, но на всякий случай ещё раз переставил галочки

          • >>>Просто, указал что цвет не всегда имеет значение, опять же не в опровержение, а

            Ну я же выше ответил, что да, цвет сам по себе не имеет значение, если брать какую-то воду вообще. В ней сок Зуко может быть. Но из контекста твоего поста читается именно так: Сак-Элга рыжая, ну и что, питьевые источники рыжие бывают. Может и бывают, просто генезис этой рыжины разный, а в случае с Сак-Элгой она является маркером изначального загрязнения. То есть мы знаем, что в точке А (грязной) она порыжела от всякой дряни, дальше идём по руслу к точке Б и используем цвет как субъективный критерий загрязнения. Далее уже нужно анализы делать, конечно, но это уже иная тема — в статье я это отмечаю.
            И всё же та местность за плотиной сама по себе грязная, и проток воды по ней вряд ли улучшает её качество. Поэтому сравнений с питьевой водой я бы не проводил, да и честно, не помню нормальной питьевой воды рыжего цвета, может быть, какая-то экзотика в горах Кавказа, но у нас обычно вода должна быть прозрачной и не иметь привкуса металлов.
            Что до читателей и писателей, я всегда демократично к таким вещам относился и банил вот только упомянутого Сиплого пару раз. Хотите читать — читайте, хотите писать — пишите. На 74-ке я комменты не читают давно, а тут читаю, так что иногда отвечаю — к этому надо быть готовым. Как и к тому, что какие-то вещи я могу интерпретировать по-своему. Обидеть тебя не хочу, просто реально всё это звучит, как какое-то надоевшее уже оправдалово из серии: ну и что кто-то умер? Мы все умрём рано или поздно. Что верно по существу, но…

          • Доступ к снимкам появился. Кстати, не в качестве спора, просто наблюдение: на третьем, где показаны каналы внутри, цвет светлый и желтоватый, похоже на обычный налёт. На втором просто ржавчина насоса. На первом краснота, но если приглядеться, порог машины тоже краснит. Вывод — работай с балансом белого 😀 На самом деле, вполне допускаю, что вода богата оксидами железа (как я понимаю, они красный цвет дают), но явление это вовсе не полезное, то есть не нужно путать скважинную воду и годную для питья воду.

          • Ох Артем, горе от ума какое то.
            Видимо какой то ПМС накатил, или на тебя или на меня.
            Мы все умрем — это действительно так.
            Интерпретировать можешь как угодно, ты здесь почти бог, за некоторым исключением программного обеспечения.
            В полемику вступать смысла не вижу.
            У меня нет в повествовательных диалогах конкретики, потому как логические цепочки из написательного жанра у меня атрофированы всего одной извилиной, а примеры, все абсолютно жизненные, без ссылок на чужое, может и не всегда в тему, но всегда около нее, в прямой видимости. Потому и кажется что мешаю все в кучу.

          • Ладно, миру мир)) Но красную воду всё же не пей 😀

          • Да, действительно, даже Сан-Пины разные.
            В трубе на протяжении всех 30метров такой же налет рыжеватого цвета, одежда после вытаскивания насоса в ржавом налете, с рук отмывается плохо. без хозяйственного мыла и пары грязных носков ( я всегда когда руки в технической грязи носки стираю, отмываются на раз два, даже зеленка)
            Условнопригодная вода для питья.
            Что касается качества съемки, ПО бюджетного АСУС МАКС ПРО М1 оставляет желать лучшего на всех видах андроидкамер и гуглкаеры последних выходов , тут тоже не в приоритете. У меня до него ЗенФОН 5 был, вот там камера так камера, с 5-6 яблоками на спор качественнее фото ( с экспертами, у которых фотофиксация- основа большинства экспертиз.

          • На мыльницах и смартфонах с балансом белого часто беда, тем более у тебя свещение сложное, свет и тень, так что на это просто нужно делать скидку. Кстати, это было проблемой при подготовке фоток про Сак-Элгу, то есть накрутить-то можно было что угодно, хоть зелёной воду сделать, но мне хотелось более-менее реально передать. Оранжевый канал вообще не трогал, но всё равно не покидало ощущение, что снимки пестрят слишком сильно, даже убавить хотелось. Но это тоже было бы нечестно.
            PS у меня iPhone SE (шестой как бы), так камера очень средняя. Все восклицания насчёт качества, которые в инете читал, не подтвердились, снимки блёклые, плоские и всё в таком духе. Хотя иногда их можно поднакрутить и получить что-то похожее на правду. Мне тут один товарищ говорил, мол, нафига ты зеркалку таскаешь, когда айфоны уже лучше, но мне пока так не кажется. Хотя за последние яблоки не скажу, поди не зря они три камеры впихнули

          • на счет мыльниц. У меня мама покупала мыльницу семейства то ли кодак то ли самсунг, (где то до сих пор валяется),
            когда я в ЧВВАИУ поступал в 1995. При проявке всех фото, проявители спрашивали на какую профкамеру мы снимаем, такие качественные снимки, прям завидно им становилось, и сильно удивлялись при ответе — на обычную мыльницу.

          • Ну да, там нюансов много. Снимки в JPG — это ведь не результат работы только оптики, например, это ещё и мощная автоматическая обработка, за счёт которой те же смартфоны вытягивают кадр, что он порой прямо шикарно выглядит (особенно на экране самого смартфона). Так что если сочетание оптики и процессора хорошее, и простенький фотик может выдать хорошие фотки в сравнении с тем, что выдал бы профессиональный аппарат в руках среднего человека. У мыльниц как правило проблемы в сложных условиях начинаются, когда свет и тень или просто плохое освещение, там всё равно лучше уже ручками настраивать, ну и «дырка» поболее нужна

          • в те времена мыльницы были немного пленочными

          • Ясно, ну, я про мыльницы вообще — когда условия съемки простые, они вполне могу выдавать результат. Хотя вот у нас была мыльница «Сони» (цифровая), с экспозицие

          • й ошибалась очень сильно: пересветы сильные, даже когда экспо-коррекцию сделаешь. А если автомат нормально работает, то качество будет нормальным, в сравнении с более сложными фотоаппаратами, если их дать в руки не шибко замороченному фотографу (как я, например)

  2. ЯРиК

    Артем вот тоже очень интересный репортаж. https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/14/86265-rzhavchina?fbclid=IwAR2alngXlm6JVQpOkqCqr1-ObCtn-dI4r6CtdxpZzfUwp9hc9z-oZ6an2F0. Хотя, думаю ты уже видел

Добавить комментарий