Откровенный разговор с Ириной Гехт о новом локдауне, неуловимой вакцине и шквале читательских жалоб

Первый вице-губернатор Челябинской области Ирина Гехт (все фото — Илья Бархатов)

В редакции 74.RU я считаюсь наиболее ковид-тревожным господином и порой пишу несдержанные колонки, поэтому в начале недели главный редактор Мария Шраменко пошла мне навстречу и согласовала разговор с первым вице-губернатором Челябинской области Ириной Гехт о наболевшем. Главный вопрос, который занимает меня последние дни — оправдано ли полное отсутствие ковидных ограничений в дни, когда медицина балансирует на грани коллапса?

Мы созваниваемся ранним утром: к этому моменту уже известно, что школьные каникулы продлеваются на неделю, но иных мер, хоть отдалённо напоминающих карантин, нет. Я говорю:

— Мы видим усилия, которые вы предпринимаете для усиления медицины. Но нет ли ощущения, что все они нивелируются непропорциональным ростом заболеваемости?

Небольшое отступление: мы действительно наблюдаем небывалый «форсаж» системы здравоохранения. Готовится к сдаче ковидный госпиталь на 500 мест, перепрофилируются больницы и роддома, вводятся дополнительные бригады скорой и аппараты КТ, начинает работу горячая линия… Но всё это уравновешивается тревожными сводками: Россия обновила пик заболевамости «короной», у поликлиник — столпотворения, в аптеках — дефицит то градусников, то препаратов. А вчера от ковида умерло 317 человек — очередной суточный рекорд. От гриппа, для сравнения, столько умирает лет за десть.

Снимок, присланный из челябинского ковидного стационара: люди лежат в коридорах. Человек, приславший снимок, переживал за судьбу главного врача: мол, все шишки на него полетят, а он ведь просто заложник ситуации… Когда освобождаются палаты, коридорных переводят туда, но на их место поступают новые

На все подобные сомнения Ирина Гехт отвечает:

— Мы достаточно долго, недели две, держимся примерно на одном уровне. Мы были готовы к такой ситуации, просчитывали её. Но какие альтернативы? Даже если допустить возможность карантина на две или три недели, чтобы разорвать цепочки, это ведь не поможет: мы выйдем с карантина и вернёмся на тот же самый уровень. В конце ноября ожидается усиление заболеваемости гриппом нового штамма, поэтому важно максимально задействовать ресурсы здравоохранения, обеспечить амбулаторное звено и самим соблюдать те правила, которые есть. Я не за ограничительные мероприятия. Я за то, чтобы научиться жить в этих условиях, сберечь себя, ну, а в случае заболевания обеспечить пациента всем необходимым, сохранив при этом доступность плановой медицины.

О свободных койках и прагматичном цинизме

— Ирина Альфредовна, по сути, мы говорим людям следующее: если вы заболеете, мы обеспечим вас свободной койкой. Такая стратегия хороша для лёгких болезней, что касается ковида — не все с этой койки встанут. Сегодня кто-то заразится, через две недели он умрёт, но мы полностью устраняемся от идеи его спасти. Нет ли в этом дикого цинизма?

— Артем, в этом точно нет цинизма. В вспомните вирус H1N1 или посмотрите на сегодняшние прогнозы по гриппу. Мы сталкиваемся с эпидемиями постоянно и смертность от того же гриппа была достаточно высокой. Хорошо, давайте всё остановим на две недели, что потом? Потом всё повторится. С моей точки зрения, пока мы не воспримем ситуацию как рабочую нормальность, с которой надо жить, соблюдая все правила, никакие ограничительные мероприятия не помогут. Людям нужно работать и зарабатывать, детям нужно учиться. Давайте учитывать ситуацию во всей полноте.

Я не стал размывать разговор спорами об опасности разных вирусов, но пандемия свиного гриппа H1N1 в 2009 году отличалась гораздо меньшей смертностью. По оценкам ВОЗ число умерших с подтверждённым диагнозом составило 18 449 человек. Позже, через четыре года, группа учёных насчитала 203 тысячи жертв. Пандемия COVID-19 только набирает обороты, но смертность уже превысила 1 млн человек (и со временем эту оценку могут также скорректировать). В России от пандемии H1N1 умерло 604 человека, от COVID-19 — без малого 25 тысяч. При такой разнице цифр, вероятно, нужны и разные подходы.

— Безусловно, важная каждая человеческая жизнь и мы за неё боремся: сегодня научились спасать пациентов даже с 80% поражения лёгких, — подытоживает Ирина Гехт.

Сколько займёт массовая вакцинация

Разговор сворачивает к обсуждению вакцины, массовое применение которой ожидается с января 2021 года.

— Массовая вакцинация — это ведь не быстрый процесс… — говорю я.

— От гриппа за два месяца мы привили почти 40% населения, — парирует Ирина Гехт.

— Да, но при этом вакцина от гриппа была доступна в неограниченных количествах, а что с ковидной? Если поставки будут идти в час по чайной ложке…

— Это же наши догадки: вспомните, когда не было масок, рассуждали точно также, но в течение месяца производства были развёрнуты, и сегодня мы об этом не вспоминаем. То же самое с вакцинами: вот вы говорите «в час по чайной ложке», но там же производства уже разворачиваются, и я больше чем уверена, что с нового года у нас пойдут большие поставки.

— Хорошо, в какой срок будет привито 60% населения?

— Я пока не могу сказать, ну, в течение следующего полугодия это возможно.

— То есть примерно до июля?

— Я не хочу гадать на кофейной гуще. Если мы сразу получим миллионы доз, тогда это два месяца. Давайте дождёмся какие-то решения: может быть, 60% людей будет привито уже в феврале. Мы очень заинтересованы в этом, мы общаемся с коллегами из Роспотребнадзора, из Минздрава, мы видит те усилия, которые предпринимаются.

За что страдают учителя и сотрудники вузов

Я понимаю, что время для массовых локдаунов ушло: они были эффективны на ранних стадиях, но раз мы не выбрали китайский вариант (кстати, как будто эффективный), полное закрытие экономики вряд ли возможно. Но почему бы не использовать «умные локдауны»? Я развиваю мысль:

— Есть люди, которые рискуют зря. Например, сотрудники вузов. Прочему они не переходят на дистант, к которому якобы готовились всё лето? Они ездят на работу в маршрутках, где никто не соблюдает масочный режим, власти это не контролируют, а даже если человек надевает маску, он защищает других, но не себя. Люди сидят и считают дни до того, как они заболеют. Ради спасения какой экономики они не переходят на дистант? Это люди подневольные, а среди них есть пожилые, для которых прогнозы не самые благоприятные.

— Хорошо, я с ректорами пообщаюсь, мы обсудим ситуацию, — соглашается Ирина Гехт. — По школьникам вчера губернатор принял решение о продлении каникул, по вузам мы поднимем вопрос на совете ректоров. Кстати, вчера мне позвонили, кажется, все врачи и сказали спасибо за то, что мы продлили каникулы.

— Значит, не только истерички-журналисты видят пользу от дистанта, но и сами врачи.

Ирина Гехт и Михаил Вербитский (главврач ОКБ №3) во время посещения красной зоны ковидного госпиталя

Будет ли новое плато?

Весной, когда ежедневный прирост заболевших измерялся сотнями, мы сели на самоизоляцию, ожидая выхода на плато, и дождались. Осенняя волна пандемии даже суровее, но никаких ограничительных мер нет. Некоторые видят в этом парадокс. Кстати, на днях опубликовано исследование, в котором говорится, что масочный режим и социальное дистанцирование — меры полезные, но проблемы не решают: вирус передаётся всё равно.

Я спрашиваю:

— Есть ли в таком случае предел распространения коронавируса? Не получится ли так, что заболеваемость будет расти по экспоненте, и какие бы медицинские ресурсы мы не задействовали, рано или поздно захлебнёмся всё равно? Попутно, кстати, подставив под удар немало людей.

— У нас и летом был период, когда мы достигали пиковых значений по госпитализациям и пневмониям, — отвечает Ирина Гехт. — Но это был лето, ультрафиолет, отпуска, сады-дачи… Да, сегодня ситуация более напряжённая, и понятно, что если она будет нарастать такими темпами, мы задумаемся о дополнительных мерах. Но сейчас мы зафиксировались на этом достаточно высоком уровне, вторую неделю его не перешагиваем, поэтому не видим необходимости в ограничительных мерах.

— Но ведь с ковидом важно действовать на опережение. Любые ограничения дают эффект не сразу, а недели через две. Скажем, в продаже есть билеты на рок-концерт 15 ноября на ледовой арене «Трактор». Почему мы почти демонстративно отказываемся от идеи сдержать распространение вируса?

— Спектакли и концерты не дают нам прироста заболеваемости: на таких мероприятиях соблюдаются нормы, социальная дистанция, массовый режим. Здесь больше контроля, чем в торговых центрах, в молодёжных заведениях или в транспорте.

Вид из окна отделения для «тяжёленьких». Скорые заполнили всю парковку

Поток жалоб не иссякает

Пока мы разговариваем, в корпоративную почту приходят новые письма читателей.

«Трижды за 9 дней была на приеме в поликлинике. Из обследований не было назначено ничего!»

«В Еманжелинске НЕТ врачей, у моей супруги отец уже 10-й день с температурой 39 градусов …»

«В воскресенье жена почувствовала симптомы заболевания. Терапевта безуспешно ждём по настоящее время…»

«Азитромицин нашли только в одной аптеке, и то 2 упаковки хватит на двоих на 3 дня…»

Ирина Гехт отвечает:

— Да, мы реагируем на жалобы, которые пересылают ваши коллеги с 74.RU, и по всем направлениям принимаем меры. Но бывает, человек пишет, что никто к нему не приходил, он умирает, а потом выясняется, что это не так — процентов 80 таких историй. Но мы реагируем. Сейчас пришло много жалоб на третью поликлинику, мы адресовали запрос Вербитскому (главный врач ОКБ №3 — прим. ред.). Плюс у людей есть ещё страх, паника, и порой врачу достаточно поговорить с человеком по телефону, как проблема снимается. Это не оправдание, но и такое бывает.

И всё равно не покидает ощущение, что мы, усиливая один фланг, оставляем второй полностью открытым. Сколько не откачивай воду из трюма, если не заделать пробоину, рано или поздно утонешь.

Что думают в Москве

Я понимаю, что региональные власти зависят от установок федерального центра, и вопросы об «умном локдауне» нужно адресовать выше. Но ведь там, выше, опираются на обратную связь регионов, а она, судя по публичным заявлениям, успокоительная.

Я цитирую строчку с сайта РБК: «По словам источника в Кремле, президент прислушивается к мнению специалистов, а они в один голос говорят об отсутствии необходимости локдауна».

— Получается, президенту в один голос докладывают, что всё хорошо, — рассуждаю я. — Не получается ли так, что все, включая региональные власти, создают такую иллюзию? Почему нет попыток донести информацию более сбалансированно? Я не слышал, чтобы на федеральном уровне обсуждались проблемы, с которыми столкнулась Челябинская область — перегруженность системы здравоохранения в первую очередь…

— Ведь такая ситуация не только в Челябинской области, но и по всей стране за исключением считанных регионов.

— Вот и получается замкнутый круг: вы проводите большую работу по наращиванию потенциала медицины, и за это спасибо. Но она сводится на нет ростом заболеваемости, остановить которую без тех или иных ограничений нельзя. Но для этого нет команды сверху, а её нет, потому что регионы не обозначают проблему.

Впрочем, этот вопрос остаётся без ответа. Он и задан не по адресу.

2 комментария

  1. ЯРиК

    Койко места койко местами, а врачей то нет. И с ними как с масками, или может быть вакциной, не получится, это ведь не кино,
    «Поцелуй — чик — свадьба — чик — и — бэби! О, Джонни, я хочу, как в синематографе! Прошу тебя — сделай монтаж!».
    У меня родственник с деревни, мальчишка, еще не совершеннолетний, а значит с родителями, приезжает во второй раз на плановую операцию, с Новокаолинового, а это как бы 330 км. Берут анализ на ковид и отправляют обратно, как будто за это время он ни где заразится не сможет. Хорошо что ситуация не критическая.
    Но более всего переживаю с Трехгорный, врачи при старом главвраче поувольнялись, осталось полтора землекопа, лечить не кому, при этом есть охеренный больничный городок, но… везут по городам в округе. И ведь по десятку ежедневно прибывают. Колокола то,как мне кажется нужно бить именно по специалистам, а не по койокместам.

    • Так можно даже шире смотреть: лечение ковида — это цепочка мероприятий. Принять вызов, направить врача или скорую, госпитализировать, лечить, проводить реанимационные мероприятия, обеспечить лекарствами, направить на реабилитацию. И я думаю, что на каждом этапе будут возникать сложности. Коек достаточно — врачей не хватает, врачей завезли, лекарства кончились. И так до бесконечности. Потому что причина-то совсем в другом. У нас жопа открыта, но зато мы в каске (маске)

Добавить комментарий