Ковидом закошмаренные: пандемия провоцирует психозы, но нет ли здесь вины СМИ?

Новость порой напоминают сводки с фронта. Так, может быть, не писать об этом?

В ковидные времена СМИ вынуждены «гнать чернуху», и не думайте, что они сильно от этого кайфуют: подобные новости вгоняют журналистов в депрессию не меньше, чем читателей. Отсюда вопрос: так, может, не кошмарить людей, а сосредоточиться на светлых сторонах жизни? Мы обсудили тему с психологами Челябинского госуниверситета, которые вошли в состав международной группы ученых, изучающих психоэмоциональное состояние людей во время пандемии.

Новостная повестка лишь отражает негатив, который происходит на самом деле: осенний пик заболеваемости всё-таки случился и превзошел весенний, а больницы работают на пределе возможностей. Поэтому СМИ очень сложно игнорировать этот момент.

С другой стороны, психологи фиксируют нарастание тревожности и депрессивности людей, в том числе связанными с чтением новостей. И речь, кстати, не только о боязни заболеть, но и экономических фрустрациях: люди боятся потерять работу и доход, страдают от неопределенности и предчувствуют возможный экономический кризис.

— У людей усилились пессимистические ожидания от будущего, потому что они не были готовы к таким кардинальным переменам, — говорит заведующая кафедрой психологии ЧелГУ Ирина Пономарёва. — Высокая психологическая напряженность выливается в социальную напряженность, люди становятся агрессивными, учащаются конфликты: скажем, кто-то демонстративно отказывается надевать маску в троллейбусе, люди реагируют на него агрессивно, водитель отказывается ехать. Участились случаи девиантного поведения, и помимо прочих последствий пандемии нам придется иметь дело с такими.

Наглядный пример из Екатеринбурга: из троллейбуса выпроводили мужчину, который отказался надевать маску

Так может быть, сократить количество негатива и писать, скажем, о достижениях народного хозяйства и успехах в космосе (повестка здесь, правда, гораздо уже, но примеры есть)? Ирина Пономарёва считает, что проблемы это не решит:

— Подобное замалчивание будет еще больше нервировать людей: у них появится ощущение, что их просто водят за нос, — рассуждает специалист. — Негативный фон ведь идет не только от СМИ: есть еще телеграм-каналы и соцсети, есть рассказы знакомых и друзей, есть личный опыт — в ситуацию вовлечена масса граждан. Мы уже видим растущий негатив и сомнения людей в официальной статистике, а если СМИ будут нарочито избегать коронавирусной повестки, негатив только усилится и выплеснется в другом месте.

Такого же мнения придерживается профессор кафедры психологии ЧелГУ Диана Циринг:

— Монополии на информацию сейчас нет, поэтому отсутствие новостей о коронавирусе в тех же СМИ не снизит напряженность. Ситуация объективно сложная, и мы воспринимаем ее через самые разные каналы, включая знакомых — у меня самой множество друзей столкнулись с этой проблемой. Идеального варианта в данном случае нет: пишут СМИ об этом или не пишут, тревожность у людей будет сохраняться.

Впрочем, специалист считает, что медиа могут сделать кое-что для сдерживания истерии:

— Говорить о ситуации с ковидом нужно, просто без лишнего нагнетания, переводя разговор с уровня эмоций на тот или иной конструктив. То есть не просто констатировать проблему, но, скорее, объяснять, как ее решить. СМИ должны не пугать, а информировать.

Инциденты, вроде взрыва кислородной станции челябинской больницы, зачастую не оставляют пространства для позитивных новостей. Никто из нас не в восторге от того, что пришлось писать о таком

Но взять тот же страх: с одной стороны, он действует на нервы, с другой, это же и отличный мотиватор соблюдать все те элементарные правила безопасности. Скажем, ковид-скептики в принципе не боятся заболеть, но тем самым подвергают риску себя и других. Не работает ли тут формула: «Лучше бояться, но здоровым, чем бравировать, но под ИВЛ?».

— Страх — это мерило опасности, которую воспринимает человек, — говорит Диана Циринг. — Здесь нет универсального рецепта: для одного ситуация выглядит беспросветной, и ее нагнетание приводит лишь к параличу волю и фатализму. У других новости не вызывают страха, и, как следствие, они не принимают мер для защиты. Найти эту золотую середину действительно сложно, но в любом случае человека защищает не сам страх, а разумное осознание степени риска и желание его снизить. Поэтому и СМИ должны переводить разговор в конструктивное русло.

Нередко живописание коронавирусных реалий призвано убедить ковид-скептиков в том, что проблема действительно существует. До сих пор есть люди, на голубом глазу утверждающие, что нет ни пандемии, ни переполненных реанимаций, ни аномально высокого уровня смертности. Откуда вообще берутся ковид-скептики?

— Во многом это защитная реакция психики у людей, которые не хотят принимать реальность. Они не могут смириться, что им придется изменить уклад жизни и предпринимать какие-то меры: проще всё отрицать, — считает Диана Циринг.

То же, кстати, относится и к повышенному уровню агрессии, который можно встретить сегодня везде: в комментариях под статьями, в маршрутке или магазине. Диана Циринг объясняет, что агрессия — это такая же защитная реакция.

— Она ведь возникает не на пустом месте: в ее основе лежит страх за собственную жизнь и здоровье близких и детей. Здесь всем сторонам нужно быть терпимей.

Читателю шлют нам вот такие фото. Нужно ли их публиковать? Напишите в комментариях

Что же конкретно можно сделать, чтобы снизить негативный фон, не уходя в откровенное замалчивание проблемы? Ирина Пономарёва считает, что информацию нужно подавать правдиво, но при этом оставлять людям надежду:

— От новостей не должно быть чувства безысходности. В конце концов, очень много зависит от нас самих, и пессимистические ожидания необходимо переводить в конструктивное русло.

Скажем, при всей коварности COVID-19, его вирулентность всё же не так уж велика на фоне прочих зараз, с которыми сталкивалось человечество. И хотя заболеваемость в последнее время выросла, практика показывает, что стратегия разумной осторожности всё же работает: маска, мытье рук, избегание людных мест — всё это не панацея, но способ снизить риски. Шансы пережить эту зиму, не подцепив эту хворь, всё же есть.

— Тут работает старое доброе правило: делай, что должен, и будь что будет, — добавляет Диана Циринг.

Она обращает внимание, что люди в России очень часто занимают пассивную и выжидательную позицию, которая порой только усугубляет ситуацию:

— У нас же всегда ждут помощи сверху: чтобы власти что-нибудь сделали, запретили, заставили. Может быть, иногда нужно проявлять инициативу и брать заботу о собственной безопасности в свои руки: носить ту же маску, например.

Специалист подчеркивает, что в нынешних условиях очень важен диалог между властью и обществом:

— Мы часто видим, что зашкаливающий уровень тревожности возникает, когда люди думают, что власти глухи к их проблемам. Как только налаживается диалог, напряженность спадает. Дорога должна быть с двухсторонним движением: власти думают о людях, а люди думают о том, что они сами могут сделать для своей безопасности.

2 комментария

  1. Black’n’white

    Вот тут просто нечего добавить. Полностью согласен с тезисами психологов. Это как раз то, что я имел в виду, когда мы спорили про скептиков и нагнетание.

    • Sweeper

      Мне весьма близки рассуждения Ирины Пономарёвой и Дианы Циринг.

Добавить комментарий