Без тепла виноватые: как жителей Октябрьского поставили на счётчик

Семья Алёны Степановой замерзала в доме. Газовый котел установили сами, но счета за отопление — всё равно конские

Эта история из серии «никто вас не просил рожать». Жители поселков Октябрьского и Канашево недалеко от Копейска замерзали еще с конца 90-х годов: отопление старых домов попросту вышло из строя. Решать проблему в корне власти отказались, и тогда жители взяли ситуацию в свои руки: кто-то установил электрообогреватели, большинство — газовые котлы. А затем, уже в наше время, им вдруг стали приходить космические счета за отопление — суммы долгов измеряются десятками тысяч. «Никто вас не просил утепляться» — примерно такова позиция коммунальщиков. В общем, собрался я и поехал туда. И вот что выяснил.

Поселок Октябрьский Красноармейского района находится в десяти километрах от Копейска (не путать с Октябрьским, который относится к КГО)
В Октябрьском — чуть больше тысячи жителей. «Стиль» в архитектуре задают куцые двухэтажные панельки

Меня встречает Сергей Горшенин, один из попавших в этот коммунальный замес. В обычной жизни он — врач общей практики и уже много месяцев работает на ковидной передовой. Говорит, особенно тяжело было в октябре — ноябре, а сейчас, после праздников, чувствуется некоторое затишье — нашлось вот время возобновить войну с коммунальщиками.

В обычной жизни Сергей — врач. Он показывает свой дом, стену которого утеплил, чтобы победить плесень

Изначально я просил встречи с одним-двумя жителями, но в местный Дом культуры пришло шесть человек, и это далеко не все. Проблема касается 26 семей только в Октябрьском, но, как оказалось, не только. Житель соседнего поселка Канашево Олег Пашнин рассказал, что их ситуация — как под копирку, а пострадавших даже больше — 32 семьи.

После моей телефонной просьбы не создавать толкучку часть жителей не пришли, но всё равно собралось шесть человек — говорят, сильно наболело. Глава поселка Игнат Третьяков — слева

Проблемы с теплом были предсказуемы: в панельных домах промерзали стены, сифонило из всех дыр, а в оттепели и дожди протекали крыши. Особенно доставалось жителям угловых квартир. На это наложились проблемы с отопление как таковым.

Глава поселка с 2016 года Игнат Третьяков объясняет:

— В ряде домов система теплоснабжения была рассчитана на пар, а когда в 90-х коммунальщики стали гнать по ней неподготовленную воду, трубы попросту забились. Да и вообще система отопления была разбалансирована, и, случалось, в межсезонье тепла не было совсем.

Следы протечек в одной из квартир. Раньше, говорят, было гораздо хуже — весь потолок в плесени

Это усугублялось конструкцией отопления: трубы в стенах не позволяли провести ремонт экспресс-методами. Температура в домах упала до 14–16 градусов, а по стенам поползла черная плесень.

Жители, естественно, обратились к администрации поселка. Сергей Горшенин показывает мне акт от 17 мая 2002 года, составленный сотрудниками МУП «Жилкомсервис» — предприятие отвечало тогда за теплоснабжение. В заключении читаем: выведена из строя скрытая система отопления, невозможность дальнейшего использования. В графе ответственных за ремонт — прочерки.

— В этом вся проблема, — в один голос говорят жители. — Власти не предложили никакого варианта и сказали нам: «Решайте своими силами». Мы стали решать. Что оставалось?

Газовый котел, установленный в кухне. Каждый делал проект самостоятельно

В итоге сами коммунальщики отрезали подачу тепла в некоторые квартиры — это отражено в актах. Администрация поселка одобрила переход на индивидуальные способы обогрева, и это понятно: в тот момент это был путь наименьшего сопротивления. Тем более делалось всё за счет людей.

Жители демонстрируют мне увесистые пачки документов, которые им пришлось оформлять в процессе переоборудования.

— Сейчас выставляют так, будто мы втихаря там что-то наделали, — сетует Любовь Гронская. — Но мы выполнили абсолютно все требования, которые выставили нам администрация и МУП «Жилкомсервис». Мы, например, получали согласие других жильцов дома на переоборудование, мы платили за проект, мы вносили изменения в паспорта БТИ.

Пример документа, заверенный, кажется, везде

— Когда весь этот развал пошел и котельная не вывозила, в администрации нам говорили: «Надо переходить на индивидуальное отопление», — вспоминает житель Канашево Олег Пашнин. — Что делать? Ну, мы перешли. Но как я могу самовольно отрезаться от тепла и сделать модернизацию газовой сети? Это всё делалось с разрешения и под присмотром тогдашнего МУП, которое относилось к администрации. И до 2015 года всё было нормально, а потом пришли эти из «ИРМИ-ЖКХ», построили котельные и сразу сказали: «Мы пришли деньги зарабатывать». Ну, и зарабатывают. То, что мы тоже деньги тратили, им плевать.

Из плюсов индивидуального теплоснабжения — гибкость конструкции. Эта батарея отапливает рабочую зону кухни в одной из квартир
Сергей демонстрирует электрообогреватель в своей квартире
Газовый котел — решение дорогое, зато счета за отопление смехотворные на фоне того, что заряжает поставщик

Переоборудование обошлось недешево, например, установка газового котла (ОГВ) с проектированием и разводкой выходила под 200 тысяч, электрические системы — в районе 100 тысяч. Зато в домах появилось тепло, а в качестве бонуса — возможность включить отопление в любое время. За потребленный газ и электричество жильцы платят по счетчикам, заключая договоры со снабжающими организациями.

— В межсезонье мы не мерзнем, а прошлый июль был холодный — так я и летом топил, — говорит Сергей Горшенин. — Мы платим за то, что потребляем. Мы никого не обманываем.

Сергей показывает счетчик отдельной системы электроснабжения на 380 вольт, через которую идет обогрев квартиры

15 лет власти создавали видимость, что такой подход разрешен. МУП «Жилкомсервис» за это время сменило ООО «Октябрьское», но теплее в домах не стало, и всё новые жители переходили на индивидуальное отопление.

Всё изменилось в 2015 году, когда теплоснабжением занялись копейские компании: сначала ООО «СТЭП», затем ООО «ИРМИ-ЖКХ». Они построили котельные, наладили теплоснабжение, но зона ответственности организаций простиралась лишь до периметра жилища. Качество батарей внутри домов и их состояние никого не интересовало — оплата взималась не по факту, а по табличному тарифу.

Так жители отрезанных квартир стали получать счета за тепло, которого не потребляли. Суммы были внушительны: скажем, за квартиру площадью 55 квадратов выставляют около 4 тысяч рублей в месяц. Газовый котел обходится куда дешевле — 1,5–2 тысячи рублей в месяц, включая и нагрев горячей воды.

Олег Пашнин, например, совсем не против оплачивать общедомовые расходы на отопление подъездов или подвалов, но в разумных пределах — не по 4000 в месяц. Сейчас Олег судится с «ИРМИ-ЖКХ» из-за якобы существующего долга в 120 тысяч рублей. Говорит, их тяжба идет с 2015 года.

Привычная картина в Октбярьском: труба котла вдоль стены дома. Иногда они торчат из крыш
Еще вариация

Взыскание задолженностей у «СТЭП» и «ИРМИ-ЖКХ» поставлено на конвейер. Жители утонули в претензиях и встречных исках, которые иногда заканчиваются победой жильцов, но на следующий год ситуация повторяется снова.

Например, семье Сергея Горшенина выставили счета за отопление в сезоне 2015/2016, хотя квартира отрезана от сетей с 2002 года. Мировой судья поддержал требования поставщиков тепла, но позже Красноармейский районный суд решение отменил ввиду необоснованности претензий.

Интересно, что со стороны коммунальщиков были и такие аргументы: дескать, квартира Сергея отапливается через стены соседей. Но суд учел, что семья мужчины отключилась от тепловых сетей силами ООО «Октябрьское» с разрешения администрации поселка и никаких договоров с новым поставщиком не заключала.

— Но это мы в 2017 году отбились, а на следующий год они как ни в чем ни бывало выставляют те же счета вновь, — говорит Сергей. — Что же нам, до конца жизни судиться?

Проблема, кончно, и в самих домах: панельки такой конструкции энергоэффективностью не отличаются
Снизу — не магазин, а квартира, хозяин которой утеплил свой угол

— Кормят мировых судей, — мрачно добавляет Наталья Задорина, показывая очередной судебный приказ на взыскание долга за отопление. — Ладно, если юрист хороший попадется, а то некоторые судятся да проигрывают…

Всё у них как не у людей, — прокомментировала кошка

Руководство ООО «ИРМИ-ЖКХ» особенных проблемы не видит. Его директор Алексей Швецов на нашу просьбу прокомментировать конфликт удивляется:

— Какой конфликт? С нашей стороны нет никакого конфликта. Мы уже много раз объясняли жителям ситуацию. Никаких противозаконных начислений мы не делаем, и если у них возникает несогласие с суммами, у них есть право обратиться в суд. Решения судов мы исполняем.

В целом позиция ООО «ИРМИ-ЖКХ» следующая: начисление производится по установленным нормативам (в зависимости от площади жилья) и с учетом проектной документации дома, в которой нет указаний на произведенное переоборудование.

— Жители лукавят, когда говорят, что полностью отрезались от тепловых сетей, — считает Алексей Швецов. — Они включают свои электрообогреватели в межсезонье, а в остальное время пользуются теплом, предлагая оплачивать его соседям. Они пользуются горячей водой и общедомовым отоплением. А вы знали, что, если не обогревать дом, вода в трубах просто перемерзнет?

Кстати, Сергей Горшенин на эту реплику управленца реагирует болезненно:

— От их компании ходил по квартирам человек и смотрел, у кого и как сделано отопление. Всё же видно: нет у нас никаких труб и стояков! А они теперь делают вид, что мы вроде как тепло воруем. Да у меня даже на горячую воду свой электрообогреватель!

Сергей показывает электронагреватель на воду, которым пользуется, оплачивая электричество по счётчику

Алексей Швецов в свою очередь настаивает, что с юридической точки зрения требования поставщика оправданы:

— Жители не согласовывали проекты и не вносили изменений в техническую документацию, поэтому причин не взимать с них плату за тепло нет. Если вы включите в квартире масляный электрообогреватель, это ведь не освободит вас от оплаты счетов за тепло? — рассуждает Алексей Швецов.

Глава «ИРМИ-ЖКХ» ссылается на постановление правительства № 808 «Об организации теплоснабжения…», федеральный закон 190-ФЗ «О теплоснабжении» и 4-ю главу Жилищного кодекса.

Трубы газовых котлов с «бородой»

Сами жители Октябрьского на это отвечают, что требование оформить всё по нормативам, конечно, прекрасно, вот только ситуация изначально была «ненормативной», но за это никто не ответил, а теперь не принимает во внимание. Они настаивают, что со своей стороны сделали всё возможное, потратив на это огромное количество времени, денег и сил.

Адвокат Андрей Темников, представляющий интересы одного из жильцов в суде, считает, что позиция «ИРМИ-ЖКХ» (ранее — «СТЭП») не до конца прозрачная:

— Когда «СТЭП» и «ИРМИ-ЖКХ» взялись за поставку тепла, им выдали ровное количество лицевых счетов жильцов, которые пользовались центральным отоплением, — объясняет он. — Грубо говоря, вот в этом доме 12 квартир, но отоплением пользуются пять, остальные — отключены с разрешения администрации и предыдущих поставщиков тепла, что подтверждается документами. Что сделал новый поставщик? Он завел лицевые счета всем без исключения и берет с них деньги, причем немаленькие: тарифы очень высокие.

Андрей Темников добавляет, что жильцов обвиняют в самовольном отключении от сетей, хотя это не так.

— А в чем самовольность? Это же не так, что они взяли резак и отпилили трубу. Они согласовали вопрос со всеми инстанциями, а работы проводили инженер-теплотехник и мастер теплоснабжающей организации, что указано в документах. Работы проводились в момент, когда поставщик тепла был в подчинении поселковой администрации, поэтому ни о какой самовольности здесь речи не идет.

— Везде у нас бардак… — убежден глава кошачьей мафии

Директор «ИРМИ-ЖКХ» Алексей Швецов считает, что администрация поселка пустила ситуацию на самотек, а корень проблемы — в плохой эксплуатации жилфонда. Эту позицию можно понять: свистящие октябрьские дома наверняка потребляют двойную, а то и тройную норму тепла. Но при чем тут люди, которые утеплились и провели тепло за свой счет?

Искать разумный компромисс с поселковой администрацией Алексей Швецов смысла не видит, но готов дать жителям советы. Их три:

— Самое простое — это восстановить центральное теплоснабжение, — говорит Алексей Швецов. — Этот способ наименее затратный и, на мой взгляд, разумный. Второй путь — полностью узаконить модернизацию системы, внеся изменения во все технические документы. Есть и третий путь — можно отключить от центрального теплоснабжения весь дом, если все жильцы решат перейти на индивидуальное отопление.

Ни один из предложенных вариантов жители Октябрьского и Канашево реалистичным не считают.

— Сначала нас бросили с проблемой один на один, мы деньги заплатили за переоборудование, а теперь делать заново? — возмущаются жители. — Нет уж, спасибо! Где вы были, когда мы в домах замерзали?

Состояние жилфонда оптимизма не вызывает

Глава поселка Игнат Третьяков объясняет, что из-за возраста домов уже невозможно найти всю техническую документацию, необходимую для оформления переоборудования в том объеме, который имеет в виду руководитель «ИРМИ-ЖКХ». При этом жители сделали то, что власти от них требовали. Мне показывают технические паспорта с внесенными изменениями и техусловия на реконструкцию системы газоснабжения под установку котла. Многие годы этих пачек документов было достаточно, а теперь вдруг нет.

В этих тонкостях легко утонуть, и мы не беремся судить, какая из сторон права де-юре: ситуации у всех жильцов индивидуальны, и решения должен принимать суд. Но даже если в позиции жителей Октябрьского и Канашево есть изъяны с точки зрения крючкотворцев и бюрократов, существует и другой аспект: их поставили в безвыходную ситуацию.

— Нам установили правила игры: сказали, мол, играем в футбол, — говорит кто-то из зала. — А потом переиначили, что игра была в баскетбол, и ни один гол не зачли.

Нынешняя суета выглядят так, словно бы закон включил заднюю передачу. Как минимум власти всех уровней, включая поселковые и районные, а также сами поставщики тепла должны напрячь голову и предложить жителям реалистичный вариант решения проблемы. Не глотание пыли в судах, а что-то прозрачное.

Люди в таких селениях привыкли выживать своими силами — иногда им просто не нужно мешать
Ленин бы не одобрил

А позиция «ИРМИ-ЖКХ», которую мы не оспариваем в юридическом ключе, всё же отдает равнодушием в исходной ситуации. Самовольности не было — была безвыходность.

И у жителей Октябрьского и Канашево есть две альтернативы: платить десятки тысяч за тепло, которым они не пользуются, или из года в год преть в судах, доказывая одно и то же. Тупик?

— Вот так и живем, — подытожил мой визит серый кот, явно готовый для проживания в прохладных октябрьских реалиях

One Comment

  1. ЯРиК

    проблема взыскания долгов по ЖКХ, как и прочих долгов перед коммерческо бюджетными организациями решается мировыми судьями с помощью судебных приказов. И не сильно то судьи вникают в проблемы, неплательщика (типа должника). Да что там говорить, его (должника даже не извещают, а инфа появляется уже после, вынесения и в большинстве случаев после списания долга судебными приставами.
    НУ а страдальцам, узаконить все через суд, и написать заявление в сетевую снабжающую организацию. И выбрать дату, для ежегодного написания такого заявления. А что вы хотели, у нас на инвалиды без ног и рук ежегодно подтверждают на врачбной комиссии свою инвалидность, а тут трубы в стенах спокойно могут ожить и заработать

Добавить комментарий