Коронавирус и тоталитаризм

Если нас захотят согнать в цифровой концлагерь, трудно придумать лучший повода, чем очередная пандемия. Но к этому рассуждению мы ещё вернёмся, а сейчас несколько цифр.

На днях смертность от коронавируса в США перевалила за отметку 500 тысяч, и это самые большие потери для американцев за последние 100 лет. Для сравнения, во Вьетнаме погибло около 60 тысяч американцев, в Первой мировой войне США потеряла в районе 50 тысяч солдат, во Второй мировой — порядка 400 тысяч (с учётом небоевых потерь). Короче говоря, за один только год смертность от «короны» в США оказалась близка к числу жертв боевых столкновений за весь XX век.

В России смертность от ковида ощутимо ниже, но даже по официальной статистике умерло более 80 тысяч человек, что на много порядков превышает смертность от респираторных заболеваний вроде гриппа и ОРВИ (вот тут приводил данные). В ДТП в 2020 году погибли 16 152 человека, то есть почти в пять раз меньше, чем от короны. Одним словом, болячка оказалась отнюдь не таким фейкам, как пытались представить «сетевые вирусологи» на заре пандемии.

А до кучи данные из Китая, население которого на порядок больше, чем в России, а смертность от короны не дотягивает и до 5 тысяч человек. Пусть даже китайцев подозревают в искажении статистики, она вряд ли достоверна и в других странах, так что вряд ли столь низкие показатели можно объяснить исключительно подтасовкой фактов. Думаю, причина в другом.

А теперь к топику. Встретилось интересное исследование, авторы которого сопоставили уровень смертности в разных странах с уровнем свободы в обществах. И получилась вполне явная корреляция: страны с фривольным отношением к правилам и законам пострадали от «короны» сильнее, чем государства, где люди восприимчивы к внешним ограничениям. Эта восприимчивость во многом обусловлена наличием внешних опасностей, например, в число стран-хорошистов попала Австралия — она вроде бы плоть от плоти Западный мир, но регулярно имеет дело с природными катастрофами, отчего сами австралийцы больше доверяют властям и лучше переносят ограничения. Из других стран, успешно справившихся с пандемией, авторы отмечают азиатов: Китай, Южная и Северная Корея, Сингапур, Япония и так далее.

На другом полюсе: американцы, итальянцы, англичане, французы, в самой культуре которых свобода (зачастую смешанная с разгильдяйством) возведена в культ. Вирусу на их территории было проще. Россияне занимают промежуточное положение, но всё же ближе к «свободному» полюсу.

Короче, свобода — отличная вещь для хороших времён. Если вы живёте в тёплом климате, у вас минимум внешних врагов и нет явной угрозы, свобода несёт много плюсов, субъективна приятна и способствует развитию.

И как только ситуация обостряется, лучше справляются общества, которые по своей структуре ближе к тоталитарным, лучше поддаются мобилизации и управляются жёсткими директивами. Чем более собранны (то есть напряжены) люди — тем проще ввести их в состояние, необходимое для преодоление кризиса.

А XXI век несёт ещё массу сюрпризов, среди которых помимо пандемий будут и глобальные катастрофы разного генезиса: природные, климатические, экономические, возможно — военные. И если, например, для победы в локальном военном конфликте уровень мобилизованности общества не так значим (воют только военные), то как только ситуация обретает глобальный масштаб, бойцом становится каждый. И выживаемость уже определяется общим уровнем подконтрольности общества.

Представьте, например, глобальный неурожай. Какие общества справятся лучше: где люди покорно садятся на «минимальный паёк» и терпят до хороших времён, или где запасы распределяются стихийно, а лучше живёт тот, кто больше урвал?

А значит, пандемии и прочие неприятности увеличат спрос на средства тотального контроля обществ. В принципе, чего-то особенно нового в самой этой тенденции нет: ранний Советский союз был вынужден функционировать в режиме «тотальной мобилизации», которая при всём её трагизме в конце концов позволила этому колоссу выжить (возможно даже вопреки нормальной логике, что и привело впоследствии к его крушению, едва вожжи ослабли).

Отличия XXI века, наверное, будут в методах воздействия, потому что на дворе цифровая эпоха. Зомбировать и контролировать людей сегодня проще через смартфон, чем радиоприёмник. Но суть останется примерно та же.

К сожалению, главной проблемой любого тоталитарного режима является тот факт, что в борьбе с негативными явлениями (разгильдяйством, рвачеством, диспропорциями) убивается и творческое начало общество, которое остаётся в виде очагов (как, например, атомный проект Советского союза), но неустойчиво и склонно к вырождению. То есть отсутствие люфтов делает тоталитарные режимы менее устойчивыми на длинном плече, а субъективно они и вовсе могут быть сущим кошмаром.

Но, боюсь, что вариантов нет: выживаемость общества обычно важнее его творческости, поэтому если глобальные угрозы обострятся, ради выживания придётся вводить ту или иную систему цифрового контроля.

Взять Китай. Он и до пандемии был страной с высоким уровнем «цифрового тоталитаризма» — чего стоит их социальный рейтинг, который отражает полезность человека обществу и, как следствие, его возможность претендовать на общественные блага. Падемия породила спрос на треккинг перемещений и контактов, что дало плоды, но, естественно, ценой утраты личных свобод. И, наверное, если ситуация будет обостряться, разные элементы цифрового тоталитаризма будут применять и более свободные страны, в том числе, для борьбы с внутренними угрозами, вроде терроризма или нашествиями мигрантов.

Если человеку обрисовать цифровой тоталитаризм «в лоб», как в книге Оруэлла «1984», он придёт в ужас. Если же подать его, как способ выжить в смутные времена, одобрение в обществе будет гораздо выше. И, я думаю, всевозможные системы слежения, анализа больших данных, социальные рейтинги и так далее поначалу и будут внедряться ради благих целей.

Но это очень мощные инструменты. И вряд ли есть способ гарантировать, что рано или поздно ими не злоупотребят по самым примитивным мотивам: ради банальной борьбы за власть, за рынки сбыта, за геополитическое влияние.

И вроде бы тупик: общества вполне объективно нуждаются в строгом цифровом контроле, но он рано или поздно обернётся против самих обществ. Однако есть третий путь, хотя мы и вряд ли дорастём до него в обозримом будущем.

В критических ситуациях влияют не только внешние ограничения, устанавливаемые деспотичными режимами, но и внутренние установки членов общества. Если общества состоят из тупорогих баранов и рвачей, без чувства меры и без чувства локтя, то единственный способ привить им мораль — силовой. Но если в обществе разлито понимание того, что все мы в одной лодке — часть ограничений не нужно.

Грубо говоря, если человек духовно развит, он не будет воспринимать обоснованный карантин как попрание своей свободы. Он использует его, чтобы почитать хорошие книги или создать что-то новое, и тем самым останется свободным, не принося вреда обществу. Уровень ограничений, нужных для выживания, обратно пропорционален психологической зрелости социумов.

К сожалению, опыт коронавируса показал, что большая часть западных обществ, включая и российское, состоят из довольно ограниченных и себялюбивых баранов, сгонять которые в стада, в случае чего, возможно разве что изрядным кнутом.

Так что, думаю, цифровой тоталитаризм в той или иной форме — это наше будущее. И хотя мы со временем возложим вину за него на злых и подлых тиранов, верно это будет лишь отчасти. Возможно, мы просто заслуживаем такого отношения, и коронавирус в это контексте — как пруф.

20 комментариев

  1. Илья

    С точки зрения выживаемости всего общества от коронавируса, этот вопрос успешно решен 10 000 лет назад (не только от коронавируса кстати). Кстати официально от коронавируса почти никто не умер, причина сопутствующие хронические заболевания в первую очередь.

    С точки зрения выживаемости индивидуума от коронавируса, а почему только от коронавируса? давайте все риски лет за 70 возьмем. Здесь скорее, в наше время, качество медицины будет играть ведущую роль.

    • Пост же не исключительно про коронавирус. Любую угрозу можно взять, безусловно. Просто сейчас перед глазами наглядный пример.
      Кстати, от короны очень много умерло. Или вы как чиновник рассуждаете: если человек с насморком разбился в ДТП, то причина смерти насморк?

  2. Илья

    А вот может быть человечеству угрожает масштабная экологическая катастрофа? Как там разные общества справляются?

    • Применительно к экологическим катастрофам логика такая же. С точки зрения обоснования тоталитарных режимов почти без разницы, какая именно угроза берётся в качестве отправной точки, главное, чтобы она была глобальная, то есть касалось всех людей, а не только, например, военных

      • Илья

        Т.е. предотвращение угрозы и достижения фундаментальной аналоговой науки Вы в расчет не берете? А есть ещё такие например факторы как географическое расположение человека при катастрофе. Вы берете один частный случай, один срез общества и делаете нуууу очень далеко идущие выводы.

        • Просто одну из тенденций беру. Это не прогноз на будущее, а так, пища для размышлений. Как оно будет, чёрт его знает.

  3. Black’n’white

    «Уровень ограничений, нужных для выживания, обратно пропорционален психологической зрелости социумов» — главная мысль поста. Но если ограничения неизбежны, локально важнее уровень психологической зрелости проектировщиков этих ограничений.
    Списать смазанный результат на незрелость социума и докрутить гайки можно всегда. Можно закрутить гайки превентивно. А вот создать «клиентоориентированные» ограничения, которым хочется доверять, — для этого нужен талант, с примерами которого в жизни я затрудняюсь.

    • Незрелость власти и незрелость общества — это вообще синонимы. Власть же — не надстройка общества, а его органичная часть. Но это всё не константы: и общества созревают, и власти. Иногда на передний план одни выходят, иногда другие, но, к.м.к, они всегда с тесной сцепке. На примере Европы хорошо видно, как нашествие диковатых мигрантов с другой системой координат приводит к затягиванию гаек и для самих европейцев.

      • Black’n’white

        Синонимы, да. Я тут больше про то, что ограничения надо проектировать, а не просто накладывать.
        Вспомни весну: в магазин можно, в лесу гулять нельзя; на работу можно, если нужно, за город — нельзя.
        Я, если что, из тех, кто готов потерпеть урезанный паёк ради общего блага, но когда ограничения не только ощутимые, но и сформулированные на отъебись, логическая часть моего существа сопротивляется. Не из-за попрания гражданских свобод, а из-за самой своей природы.

        • Ну да, у нас и ограничения вводили больше для галочки, чтобы вроде как создать иллюзию заботы. Но опять же при их соблюдении всё равно распространение коронавируса бы затормозилось.Я вообще на корону смотрю, как на тест человечества на вменяемость. На умение видеть чуть дальше своя носа. Мы его не прошли 😀
          Кстати, сейчас угрозой являются мутировавшие штаммы короны, и, думаю, скорость мутаций во многом зависит от распространённости вируса. То есть если бы его сразу придушили в зачатке, возможно, лаг по времени позволил бы сделать вакцину до момента, когда появились новые штаммы. А там мы рискуем опять на шаг позади оказаться.

    • ЯРиК

      А вот создать «клиентоориентированные» ограничения, которым хочется доверять.
      Ну ХЗ, в столь разношерстном обществе, не возможно говорить о клиентоориентированности, потому как…. думаю даже озвучивать не стоит, взрослые же все сами понимаете. То что для меня ТАБУ, для Ильи, или Black’n’white вполне в порядке вещей, и наоборот.
      Клиенториетнированность на все сто, может быть только по О. Хаксли «Дивный новый мир» и ни как по иному.

      • Согласен, кстати. Те самые «скрепы», над которыми все ржут (и во многом заслуженно) как раз и создают у людей некую общность, единый контекст. А мы живём в мире раздробленного контекста, когда почти нет вопросов, по которым было бы согласие большинства. Я вижу создание «клиентоориентированных ограничений» как длительный процесс, при котором сначала создаётся клиентура с определённым мировоззрением, которое делает часть ограничений более понятными, а другую часть — просто ненужными. В принципе, так Европа и живёт: за годы разных метаний они выработали некие правила и табу, не всегда универсальные, но те, что дают им некий базис. Что-то подобное и в Советском союзе было, только менее органическое (времени не было. чтобы укоренить — всё наспех). Я верю, что если общество не ломать постоянно и дать ему некоторую цель, оно постепенно найдет нужный баланс. Вопрос именно во времени.

      • Black’n’white

        Клиентоориентированность — это и есть для меня — одно, а для него — другое.
        В этом смысле клиентоориентированность — антоним универсальности.
        Система с большим количеством переменных, а не вмененная аксиома.

        • Тоже верно. Но по факту ведь клиентоориентированность — вещь для добрых времён, когда все хорошо и есть возможность каждому угождать, Когда перед человечеством стоит экзистенциальная угроза, тут уже не до политесу, тут главное, минимизировать потери, например. И да, на этом пути обычно много перегибов, потому что и правители не совершенны, и времени мало, и опыта не хватает. Но в целом чем жёстче ситуация, тем оправданнее жёсткие меры. И тем меньше «тоталитарность» выглядит злом.

          • Black’n’white

            Есть предположение, что недобрые времена лучше всего компенсируются доброжелательностью в отношениях, которая и есть залог истинной клиентоориентированности.
            Но здесь мы возвращаемся к духовной и психологической зрелости общества)

          • Да, я же сам долго жил с ощущением (может быть, порождённым «хорошим кино»), что в тяжёлые времена люди становятся более душевными, как бы отвлекаются от суеты и смотрят на вещи чуть шире. Может быть, так и происходит на грани жизни и смерти, как в фильмах про апокалипсис. Но когда времена не настолько плохие, а просто кризис экономический или политический раскол, я вижу как раз обратное явление — люди становятся вздёрнутыми (и я сам), агрессивными, перестают слушать и слышать. А так, безусловно, если у общество есть единый камертон, оно, наверное, лучше подачи отбивает

        • Тут же ещё какая тонкость есть: зрелый человек некоторые «ограничения свободы» не воспринимает в критичном ключе, потому что понимает их смысл. Он понимает, зачем соблюдать ПДД или тот же карантин. И в связи с этим у него нет тех фрустаций, которые терзают тех, у кого в душе всё как будто 12 лет и жопа праздника желает 😀

        • ЯРиК

          Ну да, на словах, все красиво.
          Но одно когда это в рамках предоставления услуг, и совсем другое когда в рамках «ограничения надо проектировать». «Что русскому хорошо, то немцу смерть».
          Возможно к словам придираюсь, но здесь, это слово, ИМХО, совсем не подходит.
          До сих пор не одно государство, и не одна религия не дала, как таковой клиентоориентированности, и не даст ни когда. Откуда столько ответвлений в конфессиях, вроде про одно и тоже а по разному, или вообще про разное. Потому что, читаем одно а понимаем про разное.
          Раньше ведь и царь батюшка — божий, было хорошо, и более клиентоориентировано, чем весь Социум сегодня.
          Есть приказ, пох какой, но распространяется на всех, за неисполнение которого голова «сплеч», и ни какого пиздежа.
          В семье мужик главный, и каждую субботу порка детей и жене по хлебалу, и ни какого пиздежа.
          А сегодня, права собачек кошечек обсуждаем, забывая пока о рыбках. и уже осуждаем хозяина который держит собаку на улице, и не пускает кошку к столу. НУ какая нах… клиентоориентированность.
          Вспомним на примере «Что такое хорошо и что такое плохо», для наших поколений, для поколений Ильи, и для современных зетов. Только жесткий локдаун, всех без исключения. Если есть именно угроза жизни и здоровью нации.

          • Парящий над дорогоЙ

            Хорошо завернул! По нашенски! Одобрям-с.

Добавить комментарий