Год локдауна

Прикиньте, оказывается челябинской самоизоляции исполнился год — 18 марта 2020 года губернатор Алексей Текслер подписал пресловутое постановление о введении режима повышенной готовности. В Китае к тому моменту вирус уже затормозился, зато у нас всё только начиналось. В тот день по области выявили 33 случая, и число быстро росло. На следующий день, 19 марта, в России умер первый ковидный пациент, а до жертв в Челябинске оставался ещё месяц (20 апреля).

Я ушёл на дистант почти сразу после текслеровского решения, 23 марта, и просидел дома до конца майских праздников. 31 марта Путин ввёл усиленный режим изоляции по всей России.

Я всегда относился к ковиду с максимальным почтением, считая его явной угрозой, но всё равно не думал, что эта хрень растянется так надолго. Я надеялся, что через год мы уже вздохнём свободно, но это оправдалось лишь отчасти. С одной стороны, моральная обстановка сейчас лучше, многие уже привиты или перенесли легко, а заболеваемость в России вроде бы пошла на спад. С другой, смертность по стране зафиксировалась на уровне 450 человек в сутки, что выглядит прямо-таки пугающе: мы вышли на такие цифры лишь в самом конце осени, после той октябрьской волны, когда захлебнулись и скорые, и больницы. То есть при ощутимом снижении заболеваемости как такового прогресса по смертности пока не видно — да, существует лаг в 2-3 недели, но всё же. Инфекционисты, например, предупреждают о риске третьей волны, и почва для опасений есть.

На графике заболеваемости явный спад
А вот со смертностью пока разве что плато

Сам по себе год самоизоляции оставил у меня двоякие чувства. С одной стороны, всё не так плохо: ограничения могли быть хуже, жёстче и болезненнее. Их ожидание оказало на меня стимулирующий эффект, и летом 2020 года я старался использовать каждую возможность, чтобы куда-нибудь поехать. С другой стороны, год получился выматывающим из-за постоянных споров на тему, есть ли ковид, из-за потока читательских жалоб, из-за опасности заболеть самому или заразить кого-то ещё. Весну и лето, например, я пережил бодро, но зиме меня накрыла не то что бы депрессия, но перманентный спад настроения. Не хотелось ни ездить на репортажи, ни работать, ни скандалить — вообще ничего. Это состояние усугубилось в конце декабря, когда я заболел чем-то вроде фарингита (вряд ли это был ковид), промаявшись недели три. И ещё одна волна грусти накрыла меня после прививок в феврале, хотя не уверен, что это связано — на нервы ещё навальняцкий хайп действовал.

Обработка улиц Челябинска хрень-машиной. Даже вспомнить смешно. Фото Дарьи Селенской

Мне видится, что пандемия плоха именно своим затяжным характером. Та же самоизоляция в течение месяца — это что-то вроде отпуска, но в течение квартала — это уже тюрьма. Год назад я даже предвкушал возможность посидеть дома, почитать книги, а сейчас, например, наелся досыта. И мне бы не хотелось войти в новый ковидный год с какими-нибудь ограничениями. А они, возможно, ещё будут — статистика не так что волшебная.

В Италии, с которой в прошлом году началась пандемия в Европе, снова введён практически полный локдаун, потому что в последние недели заболеваемость опять пошла вверх.

У итальянцев уже третий пик заболеваемости

В Европе вакцинация буксует в том числе из-за проблем с прививкой AstraZeneca из-за смерти нескольких человек в результате тромбоза (связан ли он с вакцинацией — вопрос открытый). В России, как я вижу, проблемой является низкое число желающих привиться, поскольку многие считают вакцину «Спутник V» сырой и опасной. Судить не берусь — у меня страха не было, но решайте сами. Одна из коллег перенесла вакцинацию крайне тяжело: помимо высокой температуры и проблем с давлением, у неё обострился тонзиллит. Впрочем, неясно, как бы она перенесла сам ковид — вероятно, ещё хуже.

Сейчас обе стадии вакцинации прошли 3,5 млн россиян, то есть около 2,5% населения, тогда как для коллективного иммунитета нужно 60-70%. У не привитых участились случаи повторного заражения: уже даже среди знакомых есть такие счастливцы. Получается, без эффективной вакцинации ковид мы победим едва ли, а нынешние темпы далеки от идеала, так что ещё годик хетшет #ковид побудет в лентах новостей.

В России от ковида умерло без малого 100 тысяч человек — в семь раз больше, чем за десятилетие афганской войны. И пора бы, конечно, эту статистику остановить.

А чтобы не заканчивать на грустной ноте, скажу так: я ещё толком не знаю, действует ли прививка, но когда истёк второй трёхнедельный период, жить стало много легче. Я почти перестал интересоваться ковидом, и субъективно мне кажется, что пандемии кирдык. И даже если это не так, мой личный локдаун (тот, что в голове), похоже, завершён. Я даже в кабак с друзьями сходил.

9 комментариев

  1. Антон Л.

    Помню как всё это начиналось:)) Как апокалипсис какой-то, на работу приходишь к 11 — пустой офис)) На улицах ни души, а я катался на моцике… красота)) Потом ближе к июню романтика рассеялась и начались одинокие, душные будни… Ну нафиг эти локдауны.

    • Да, пока это было экзотикой, то ничего. А к лету я уже сам не хотел сидеть.

  2. ТотЧувачок

    я не болел и не прививался. кроме того, я не был в самоизоляции, не был на удаленке, работал как обычно все время, потому что моя контора в списке тех, кто работает. и со мной все прекрасно. и никто из моих знакомых и родственников не болел, и тем более не умер от коронавируса. так что возможно его и не существует. такие дела Артем. )))

    • Хорошо, что у тебя всё прекрасно. Это называется — перенёс бессимптомно. Вероятно, заразив по пути того, кто умер или переболел с тяжёлыми осложнениями. Такие дела.

      • ТотЧувачок

        кто обзывается, тот сам так называется. )))

      • Не обижайся. Как по мне, абсолютно циничная позиция, ну да ладно. Каждый при своём

  3. ТотЧувачок

    и на мотоцикле я тоже катался, когда на улицах не было ни души. бебебе )))

Добавить комментарий