Говно-вопрос. Как птицефабрика травит самый медийный посёлок области

Житель Муслюмово Юлдаш нашёл место сброса по запаху

Стоя на «секретной» сливной трубе, местный житель Юлдаш приподнимает теченский ил, но его интересует не радиация, к которой здесь привыкли, а фрагменты куриных тушек, что местная птицефабрика, филиал «Здоровой фермы», сливает прямо в реку. Вода после сброса напоминает кисель, а запах стоит такой, что пару раз я украдкой отхожу в сторону, борясь с волной тошнотворного удушья.

Теча за сто метров до места сброса выглядит идиллически: вода прозрачная, есть рыба
Место сброса: изменение цвета и прозрачности видно невооружённым глазом. А невооружённым носом обнаруживается такая вонь, что лучше бы он был вооружён
Снимок с моста в Муслюмово: вода похожа на бульон, вдоль берегов копится пена. И тоже воняет, хотя жители говорят, что сегодня не жарко и ветрено, поэтому якобы не пахнет. Ну, как сказать…
Куриные лапки, стронций и цезий — суповой набор реки Теча

Это не единственная беда здесь: фабрика удобряет куриным помётом местные поля, что помимо запаха провоцирует аномальное размножение мух, от которых в Муслюмово не спастись — машину пришлось проветривать трижды. Запах и мухи изводят жителей Муслюмово несколько лет, но после нынешней жары ситуация обострилась настолько, что встречавшая нас группа местных была готова к штурму предприятия. А его сотрудники заняли интересную позицию — ни с жителями, ни с журналистами, ни с местной властью они просто не общаются. Охранники говорят, что руководство сидит в Москве, а в Москве не воняет.

Этих цыплят жительница Муслюмово спасла из-под трактора: птенцов выбрасывают на поля вместе с помётом и давят гусеницами. Некоторым удаётся сбежать, но ненадолго — над полем много хищных птиц
Жительница идёт по полю, куда сбрасывают куриный помёт. Мух — немерено, запах — тушите свет

Муслюмово — посёлок медийный. Изначально он стоял на реке Теча, которая подверглась массированному сбросу радиоактивных отходов в период с 1949 по 1956 годы. Известно об этом стало лишь в конце 80-х годов, но даже после многочисленных публикаций и скандалов власти не сразу признали проблему: переселять жителей, чьи дома находились вплотную к реке, начали лишь спустя полвека после сброса, в 2009 году. Новое Муслюмово построили примерно в полутора километрах в стороне от Течи и, казалось, что наконец-то люди смогут зажить нормально.

Одинаковые домики нового Муслюмово — проект «Росатома» по переселению жителей с берегов опасной речки
Недавно вдоль всех подъездов к Тече установили такие вот знаки

Тем более и теченская проблема в последние годы сошла на нет: берега отсыпали камнями, кое-где ограничили доступ, а муслюмовцы, выросшие на этой воде, относятся к Тече философски. И вдруг несчастная Теча снова напомнила о себе, и хотя проблема совершенна иная, параллели прослеживаются: снова полулегальный сброс «дерьма», снова попытки замолчать проблему. Но если радиация не пахнет, то куриные отходы ещё как. По словам местных жителей, в периоды забоя кур даже в тридцатиградусную жару приходится спать, задраившись в доме, как в подводной лодке.

Юлдаш показывает место сброса

Юлдаш, обратившийся к нам за помощью, рассказывает, как нашёл место сброса:

— В один день воняло особенно сильно, а власти нам передают — всё нормально, проблем нет. Ну, я пошёл искать, видно же, где цвет воды другой и откуда запах идёт. Так и наткнулся на эту трубу. А до этого нам никто не верил, говорили, мол, придумываем.

Что интересно, от фабрики до места сброса — почти 5 километров, и труба, судя по всему, проложена скрытно, под землёй.

Кунашакская птицефабрика относится к группе компаний «Здоровая ферма» (юридическое лицо — «Уральская мясная компания»). До границ Муслюмово — 3 км, до места сброса в Течу — 4,7 км

Птицефабрику заложили ещё в 2012 году в рамках инициативы бывшего губернатора Михаила Юревича по развитию птицеводства в регионе. Запущена она была в 2014 году, и скоро стала напоминать о себе смрадом и мухами. Поначалу было терпимо, но в последние годы ситуация усугубилась настолько, что на встречу с журналистами приехали даже жители соседних селений, например, посёлка Дружный, что в 30 километрах от Муслюмово. По их словам, мухи разлетелись уже на десятки километров и проблема обрела районный масштаб.

Глава Муслюмовского сельского поселения Айрат Хафизов (слева) общается с местными жителями и гостями из соседних посёлков. За спиной — река Теча

Глава Муслюмово Айрат Хафизов о проблеме знает, но решительных действий предпринять не может — говорит, не его уровень.

— По многочисленным обращениям жителей мы написали письмо в экологический комитет, который выехал на птицефабрику, но руководство фабрики не пустило их на территорию, — рассказывает он. — Весной мы писали письмо в администрацию «Здоровой фермы»: просим в связи с нашествием мух вести обработку ваших полей. Но полями занимается частник, а фабрика сливает туда свежие отходы, хотя по технологии они должны месяцев 6-7 преть. Плюс ещё повлияла жаркая погода, температура была 35 градусов.

На вопрос, общался ли сам Айрат Хафизов с руководством птицефабрики, он отвечает:

— Это не в нашей компетенции, они не идут на контакт, и сельское поселение не может решить эти проблемы, поэтому мы пригласили вас, журналистов, чтобы вы довели эти сведения до руководства области и птицефабрики.

Что касается сброса куриных потрохов и перьев в реку, глава поселения поясняет следующее:

— У птицефабрики нет своего очистного сооружения. Те, что есть, построены для нового посёлка, и фабрика их арендует, но когда у них идёт забой птицы, я думаю, они не справляются, и всё идёт напрямую в речку Теча.

Эти очистные сооружения недалеко от места сброса предназначены для очистки канализационной воды окраинных домов Муслюмово. Местные жители подозревают, что в дни забоя птицы они не способны пропускать колоссальный объем воды, поэтому предприятию удобнее сливать всё напрямую в реку

Руководитель управления экологии администрации Кунашакского района Лидия Хакимова сразу предупреждает нас, что работает на должности недавно и потому претензии вроде как не принимает. Но всё же поясняет следующее:

— 1 июля наша комиссия выехала на предприятие, на территорию которого нас не пустили, но мы поехали обследовать местность своими силами. Мы проверили поле, где говорилось, что будут выбросы помёта и так далее. Запах там присутствовал, мухи были, но сброса отходов мы не увидели. Потом мы поехали на реку Теча: то же самое, мы там ничего не увидели. И только 4 июля, когда был сброс, скинули нам уже видео, снятое жителями поселка. Нами был составлен акт и направлен в Министерство экологии Челябинской области, а также в «Уральскую мясную компанию». Ведётся работа, чтобы понять, откуда берётся это нашествие мух и загрязнение. Будем разбираться.

Позиция эко-чиновника вызывает среди жителей изрядное бурление: в ответ на звучащие между строк сомнения в том, что сброс фекалий и прочих отходов имел место, жители агитируют её поехать с ними на место и посмотреть прямо сейчас, но она отказывается, повторяя лишь, что работает недавно и что ей нужно разобраться.

Жители собирают подписи под обращением к губернатору и в прокуратуру
Юлдаш шугает мух со свежей помётной кучи, и мухи мстительно кружат вокруг него. Чиновники лицезреть эту картину не спешат

Муслюмовцы переживают, что несмотря на внимание СМИ, ситуация не сдвинется с мёртвой точки, потому что журналисты бывали здесь и раньше, нюхали местные поля и отбивались от мух, а Росприроднадзор уже возбуждал против «Уральской мясной компании» административные дела и добивался наложения крупных штрафов, но далеко не все предписания были выполнены. Жителей же интересуют не столько штрафы, которые они считают формой откупа, а реорганизация деятельности птицефабрики. Но с этим, похоже, всё сложнее, потому что проблему ещё никто не признал.

Нурзия Мингазова и муха на её лбу. Отгонять последнюю бесполезно: улетит эта, сядет другая

С Нурзией Мингазовой мы говорим в поле, куда свозят куриный помёт, а также случайно попавших цыплят и остатки комбикорма: мухи садятся то на меня, то на неё. Она жалуется:

— Всё же очевидно: вон сколько их. А нам говорят: эти мухи к предприятию не относятся, это ваши, местные. Мол, это вы такие грязные. Ну, что это? Раньше здесь держали тысячу голов крупного рогатого скота и никогда никаких мух не было. У нас в магазинах люди дерутся за дихлофос, а эти клейкие ленты от мух облепляются за день-два. Каждый день мы выметаем мух совками, а не успеешь — они оживут после дихлофоса и снова летают.

«А всё же мухам поклоняться нужно нам, а не языческим богам…» (с)
Порция спасённых цыплят. Шансов у них не было: либо под трактор, либо под хищную птицу. Сами муслюмовцы называют такое отношение к птице варварским

Хотя местное предприятие изрядно мутит воду, власти советуют самим жителям воду не мутить, поэтому выступать решаются не все.

Альфред Хужин говорит, что его род жил на этих землях уже более 500 лет, поэтому места для него родные и если уж его не испугала Теча, то не испугают и куриные князья. При этом, кивая на толпу из дюжины местных жителей, он говорит:

— Видишь, как мало людей пришло, а почему? Потому что кто-то работает на фабрике, им за такую акцию сразу увольнение будет. Я-то вахтовик, не боюсь. А у кого-то жёны в бюджетных организациях работают, репрессии будут. Боятся люди.

Он подозревает, что инертность местных властей не случайна: говорит, мол, хотели бы решить проблему — решили бы в два счёта.

Альфред Хужин на фоне птицефабрики, дорогу к которой строил десять лет назад: тогда он работал машинистом трактора

А что думает сама «Здоровая ферма», чей логотип зелёного цвета то и дело мелькает на грузовиках, снующих по дорогам вдоль Муслюмово? Мы попытались дозвониться до компании, но телефоны не отвечали. Мы также направили письменный запрос на все доступные почты и в социальные сети «Здоровой фермы», но пока получили лишь подтверждение, что запрос принят. Сложно даже понять, кто именно руководит как всей группой компанией, так и конкретно Кунашакской птицефабрикой. С жителями Муслюмово мы поехали к административному зданию фабрики, но охрана воспрепятствовала проходу, что, впрочем, естественно. Неестественно, что даже так мы не смогли понять, кому адресовать вопросы: один из охранников сквозь зубы прошипел фамилию Пак, но что именно делает господин Пак и существует ли он, мы пока не знаем. Начальник смены посоветовала лишь адресовать вопросы по адресу: Челябинск, Комсомольский проспект, 90. Позвать кого-то из местного руководства фабрики чоповцы отказались наотрез, да оно им и не надо.

Охрана отказалась давать сведения о руководстве предприятия и блокировала любые контакты с его сотрудниками
Весьма странно, что предприятие с зелёным логотипом, обещающее полезную еду, так легко переносит царящую вокруг него вонь

Проблема «куриных выбросов» является для Челябинской области системной: после юревичевского бума конца нулевых появились десятки птицефабрик, и сброс отходов в местные реки и на поля до поры до времени считался почти нормой: так, на подобных нарушениях попадался «Уралбройлер» и предприятия компании «Равис». И хотя проблема давно известна и предпринимаются какие-то действия, жалобы такого рода мы получаем регулярно: год назад, например, жители посёлка «Журавли» в Аргаяшском районе столкнулись с нашествием мух (под подозрением был «Равис»), а чуть позже началось массовое негодование челябинцев — неделями в городе стоял удушливый запах органики, предположительно, из-за куриных отходов, складируемых на поля севернее города. И это — лишь некоторые примеры.

С нарушителями власти борются путём долгих бюрократических процедур, налагая в основном штрафы, иногда — смехотворные: например, в 2019 году за нарушение экологического законодательства «Равис» был наказан на 120 тысяч рублей, а его глава Андрей Косилов — на 12 тысяч. Есть примеры и миллионных штрафов, но в любом случае скрипучая бюрократическая машина оставляет нарушителям массу возможностей отделаться испугом, а жителей ставит в ситуацию, когда даже после опубличивания ситуации терпеть вонь приходится годами.

Лужи около Муслюмово приобрели нездоровый цвет. Жители опасаются, что ситуация выйдет из-под контроля и обернётся настоящей экологической катастрофой

Сам по себе куриный помёт годится для производства удобрений, но для этого он должен пройти обработку. Самый древний, но действенный способ — компостирование, то есть отлёживание его при определённой температуре, иногда — с добавлением бактерий, ускоряющих процессы. Судя по цыплятам, которыми изобилуют поля вокруг Муслюмово, сюда выбрасывают свежий помёт, нарушая стандарты. Впрочем, несмотря на острый душок и кажущуюся очевидность ситуации, чиновникам наверняка понадобится немало времени, чтобы во всём разобраться.

— Да знаем мы: когда приедет проверка, эти куриные фабриканты погонят своё дерьмо через наши очистные сооружения и будет всё шито крыто, — в голос возмущаются жители Муслюмово, вспоминая, что такое было уже не раз.

И запасаются клейкими лентами.

Жительница Муслюмово на мою просьбу показать мушиную ленту говорит: да я только недавно повесила и мух-то сегодня нет. Но ленту всё же показывает
Ездить через Течу сегодня безопасно. Но использовать её воду любым способом — нет

12 комментариев

  1. Павел Екб

    Дикий капитализм как есть.
    Может вам как-то поможет инфа:
    ООО «Уральская мясная компания» на 100% принадлежит ООО «Управляющая Компания Траст Птицеводческие Активы», г. Москва, там директор Пак Александр Александрович, которого вам видимо и назвали охранники.
    Эта контора дальше по цепочке принадлежит так же на 100% ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ», г. Москва. Которая, что характерно, проходит процедуру банкротства.
    А эти Рост инвестиции на 99,99% принадлежат БАНК «ТРАСТ» (ПАО).
    Дальше наверное можно не копать, явно банк сам своими активами рулит.
    Но вроде основной держатель — ООО «УК ФКБС», которая в свою очередь на 100% принадлежит ЦБ РФ. Вот так.
    Это все открытые источники.

    • Павел, спасибо большое! Вчера день был настолько плотный, что пытался копать на ходу, но много не накопал. Интересно, что Пак действительно существует.

  2. Антон

    Работал в уралбройлере в начале карьеры — компания говно:)) Меня оттуда уволили за несоблюдение дресскода и за то, что я нахамил какому-то челу, который оказался директором всей этой дряни, а он мне сделал замечание за розовую футболку, ахах)) УБ и Здоровая ферма, вроде, одна хрень, нет?

    • «Здоровая ферма», ООО «Уралбройлер», ООО «Уральская мясная компания» и ООО «Траст птицеводческий холдинг» часто упоминаются в связке, а какая у них субординация, в горячке вчерашнего дня я не разобрался. Люди говорят, что там какая-то внутренняя грызня идёт. Раньше «ЗФ» принадлежала Олегу Колесникову, но он потерял контроль в 2016 году, а дальше надо копать — если проблема не решится, придётся, видимо, углубиться

    • ЯРиК

      Ну если договором при трудоустройстве был предусмотрен дресскод то, Антон, ты не прав, хоть контора и «дрянь» и компания гавно. Но это уже совсем другая история.

      • Антон

        Да не, Ярослав, не было там никакого дресскода в договоре и уволили меня по собственному, впрочем оно у меня действительно появилось в тот момент. Я вообще ни разу не слышал, чтобы в моей сфере кто-то требовал дресскода. Обычно личный выбор сотрудников укладывается в понятие дресскода.

  3. ЯРиК

    НУ вот опять опус на писал а он слетел.
    В общем где птица и скотина, везде есть гавно и муха. Даже сейчас проезжая по отдаленным селам и деревням, по местам где ранее были базовки, видишь заросшие горы, сегодня это первоклассная почва, но «еще вчера» это было гавно. В любом дворе где есть живность, муха это бич, и пускай жители поселка не пипи, что мухи раньше не было. Я сколько помню, приезжая в деревню, эта мерзость кружила вездде и всюду, ( на летних кухнях все было черно от них). Вывоз говна на поля осуждаю, но представляя объемы, как бы не совсем кумекаю, а куда их девать, ведь даже для компостирования, нужна территория при чем под открытым небом, и ни муха ни запах это не предотвратит. Не знаю может его как то обеззораживать и сушить сразу. Не вдавался я в такие подробности. У самого 8 кур ( брал 10 но одну сразу не довез, другая гулящая была, бегала из закрытого курятника, и видимо крысиного корму, с зимы разбросанного за курятником наелась), и девять перепелов ( брал 10, но один, через три недели, оказался петушком, и благополучно сварен в супе). Так с курей за две недели (уборка раз в две недели) пол мешка 50 литрового говна, а с перепелов (уборка раз в три дня) за месяц такой же мешок. ( ну логичнее сказать что с тех и других за месяц по мешку говна получается). Но мне чуть по проще с говном, в группу СНТ, скинул инфу, что отдам свежее высококачественное гавно в перемешку с опилами и прочей живностью, в виде опарышей и стафилинид. Придут заберут еще и гостинцы малому или жене принесут. Ну и мух, соответственно, в районе курятника в жару не особо меньше чем на фото.
    Цыплят конячно жалок, но ведь видно, что они минимум «битые» и слабые, и я дуамаю что в большинстве своем это «малчик». А такая птица фабрике не нужна. Да и я бы как минифермер не взял бы. Сомневаюсь, что и жители их выращивать будут, ну не для того они их взяли. Да и не интересен петух в таком количестве, в приусадебном хозяйстве.
    Сборсы конечно же осуждаю, особенно в реку.
    Но сегодняшние реалии таковы, что даже обратившись в филиал екатовского РПН вЧелябе, нужно будет дождаться согласования сначала с ебургом, потом по цепочке с златоглавой, и еще не факт что согласуют, но отреагировать и ответить обязаны. Да и с уходом местного чела из Челябинского РПН, который много чего знал о родном крае, и приходом варяга с ебурской управы, много чего вернулось в домаскишоуйный режим ( ведь помните как все хорошо начиналось), предприятия снова перестали боятся.
    НА этом умничать заканчиваю

    • Антон Л.

      1) Ну т.е. всё нормально, да? Всё красиво, пусть так и остаётся, да?
      2) Разрешите поинтересоваться, зачем кому-то «свежее высококачественное гавно в перемешку с опилами и прочей живностью, в виде опарышей и стафилинид»? Для удобрений? А зачем там вот эта живность в удобрениях?

      • ЯРиК

        Блт, как забиби, эта платформа на телефоне. Чуть тыкнешь в экран коммент слетает, и появляется новое окно ответа. Вчера раза четыре попытался ответить.
        Антон.
        1) конечно же не нормально, особенно, отходы в реку.
        2) Да высококачественное черное золото, именно в качестве удобрения. Замачивают, три-четыре дня квасят, и и поливают, небольшим количеством под корень.
        Про опилки. Потому что пол в курятнике и съемная подложка у перепелов выстилается опилами, т.к. с деревянного пола и с металлической подложки отшкрябывать гавно потом совсем не камильфо, а так, опилки смел совочком, и гуд. Разделять на фракции убранный винегрет тоже не вижу смысла, ну его нах.
        Про живность. Винтокрылая херь, появляется сразу, после момента дефекации, прям на горячее, и …. после уборки в мешок, там начинает развиваться ( думаю мож выбирать их оттуда и рыбакам продавать на озере).
        Стафы же по натуре хыщники, а тут тебе накрытый стол с достаточно медленными личинками винтокрылых, а если надо адреналинчику хапнуть, то вот тут же и быстрые родители личинок. Стафам это очень нравиться.

      • Нигде сливная труба официально не засвечена, отпилить чурбачок и забить енту канализацию ?

    • ЯРиК, ну, мухи в деревнях есть, это да, тут же вопрос в их количестве. Жители же не сразу побежали жаловаться — они пять лет терпят это, просто сейчас поголовье мух увеличилось и люди из соседних сёл пишут, что нашествие до них дошло. Я ещё не разобрался, если ли технологии, позволяющие утилизировать куриный помет цивильным способом, но, подозреваю, что как обычно всё упирается в банальное желание сэкономить с примесью похеризма.
      Добавь к этому запах, от которого жить не хочется. Не, ну в деревнях попахивает коровьим навозом, но, во-первых, не везде и не так интенсивно, во-вторых, трупый запах (от реки) и перегнойная вонь от полей — поверь, это совсем другой амбре. Я сам запах навоза хорошо переношу и в малых количествах даже люблю, но тут тебя просто выворачивать начинает. Ну, как не крути, а это не норм и не будет делать вид, что всё окей.

      • ЯРиК

        Артем, да я не пытаюсь ни кого ни в чем ни обвинить ни обелить.
        Действия фабрики, в отношении реки это абсолютное блядство, и ублюдство. Така же хрень была в Фершанке на гумбейке, проезжая там всегда чуешь абрэ.
        В свое время частенько выезжал за грибами в район Варламовских лесов, рядом с Казбаево, там на полях тоже частенько лежат эти отходы, а пруды через дорогу от фабрики воняют, периодически, не лучше. Про Рощино говорить вообще не стоит.
        Пахнет и у меня, но повторюсь, это очень плохо.
        про реку я написал в посте Антону

Добавить комментарий