Разговор с главой Пласта

Сегодня имел долгую беседу с главой Пласта (на самом деле Пластовского муниципального района) Андреем Пестряковым, недовольным тем, как я представил город в недавней статье. Сразу скажу, что сам факт его неравнодушия к вопросу вызывает у меня лишь уважение. Хороший мэр так и должен: за свой город горой. Тем более он уроженец Пласта и знает о нём поболее меня, тут не поспоришь.

Сначала он намекнул на проплаченность статьи, но поскольку моя реакции была довольно резкой (ибо это чушь), больше к этой теме мы не возвращались.

Главу задел первый снимок в статье с мрачным пейзажем фабрики «Центральная» и подписью, что это центр Пласта. Но ещё больше его покоробила однобокость статьи, в которой не показаны все достижения Пласта. Например, в городе есть действующая кондитерская фабрика «МС-Конди» и переработчик каолина «Пласт-Рифей». Он сказал, что Пласт активно строится, что здесь нет очередей в детский сад, а в школах скоро не будет второй смены (школы, кстати, на вид действительно хорошие).

Прилично выглядит школа (есть оборудования спортивная площадка). И, кстати, в Пласте много велосипедистов

В принципе, я и не пытался представить Пласт городом вымирающим — он таковым и не является. Я описал его, скорее, «слишком средним» с учётом исходных данных, а местами как будто недоделанным. Я привёл в пример парк, который хорош до половины, а дальше запущен. Андрей Пестряков на это ответил: в тех частях люди не ходят, потому и нет смысла приводить в порядок. Моя же позиция: люди не ходят именно потому, что там запущенно. Он не согласился, заявив, что Пласт не настолько велик, чтобы людям не хватило уже облагороженной части парка. Кстати, эта логика мысли воспроизводилась у него и потом: для чего нам строить, например, много красивых и больших домов (как в Верхней Пышме), если у нас некому в них будет жить? Для чего нам строить университет, если в нём некому будет учиться? Но при таком подходе можно вообще остановить любые изменения, ведь люди чудовищно адаптивные существа и могу жить хоть в землянках. И отсутствие чего-то кроме можно всегда объяснит тем, что они вроде как и не очень хотят.

По поводу таких вот снимков я указал в статье, что это, скорее, единичные случаи

Я объяснил мэру, что идея статьи была сужена до взаимодействия Пласта с его градообразующим предприятием, которое относится к одним из богатейших в России. Мы отталкивались от самой очевидной постановки вопроса: вот есть предприятие с миллиардными оборотами и есть город, где находятся основные активы и даже по легенде живёт собственник, входящий в топ-100 богатейших людей России. И нам интересно, как выглядит этот город-на-золоте. Таким образом для Пласта как бы изначально задавалась высокая планка: мы не судили его по меркам обычного посёлка, который барахтается сам по себе и не имеет никаких козырей. Мы пытались понять, приносит ли предприятие системный оздоровительный эффект для города и его среды. И, к сожалению, даже при внимательном рассмотрении Пласт выглядит как город, идущий по минимальной планке ожиданий. Да, в России не всегда выполняется даже она — можно вспомнить Юрюзань — но всё же отправные точки разные.

А так Пласт кое-где выглядит вот таким: неброским, но чистеньким

Собственно, по этой красной линии и проходит граница наших мировоззрений. Андрей Пестряков как хозяйственник смотрит на город «по факту»: исходя из его бюджета, планов, всей сложившейся конъюнктуры, исторических традиций, непритязательности населения. Он говорит мне: город совсем не плох. Я отвечаю: он мог бы быть лучше. Мэр возражает — это ненужно и/или невозможно.

Я не хочу говорить, что он плохой мэр: возможно, как раз хороший, надо у пластовчан спросить. Но его мысль заканчивается ровно там, где начинаются мои грёзы о том, как должны выглядеть богатые города. То есть мы всё время говорим как бы в разных плоскостях: он оправдывает устоявшуюся систему, я говорю о некой гипотетической, но в этом и моя слабость.

Тем более Пласт де-факто и нельзя считать богатым городом. Сама система сбора сливок от добычи недр и их переработки в России такова, что именно муниципалитету никто ничего и не должен. И это не проблема только Пласта — на то же самое могут пожаловаться и челябинцы, потому что наши стальные короли срать хотели на городскую среду или качество жизни. И Андрей Пестряков много раз в разговоре подчёркивал мою наивность в этом вопросе, потому что всё отлито уже в государственной бронзе и обсуждению не подлежит.

Зады фабрики имени Артема. На самом деле, она была серьезно реконструировано, но заметить это дилетантским взглядом сложно

Но именно поэтому статья и вызывает у него такой негатив: она посвящена предмету, который он считает недостойным обсуждения вообще. Она посвящена тому, как мы пользуемся недрами и что с этого получает общество, в том числе, живущее в самом близости от этих недр. У меня нет готового ответа: у меня есть, скорее, внутреннее ощущение того, что нынешний Пласт — пример без пяти минут варварского отношения к вопросу. Это отношение из серии «после нас хоть трава не расти». При этом завуалированное внешней благопристойностью, скромной, неброской и, в общем, бесперспективной, но не позволяющей кинуть в мэрию или Струкова административный камень.

Я сказал Андрею Пестрякову, что если вдруг «ЮжУралЗолото» уйдёт из Пласта (а центр тяжести постепенно смещается), то город сразу просядет, и на память ему останутся только громадные хвостохранилища, заполненные довольно токсичной пудрой, которую будет мало-помало сдувать на город. Он сердито заявил, что хвостохранилища рекультивируют, что «ЮжУралЗолото» будет работать ещё лет пятьдесят, и снова напомнил про кондитерскую фабрику и завод «Пласт-Рифей».

Хвостохранилище — это километры мёртвой земли, точнее, измельчённой в пудру породы, которая содержит изрядную часть таблицы Мендлеева

Он также возмутился моим непониманием того, как идут финансовые потоки и абсолютной утопичностью идеи, чтобы город-на-золоте имел какие-то дополнительные плюсы, кроме обещания некого «прожиточного минимума» (детские сады без очередей и школы без второй смены). Я возразил, что на самом деле, речь вовсе не о деньгах как таковых. То есть деньги важны, но это вопрос технический, потому что их источник может быть любым. Важнее другое: те самые биг-боссы с миллиардами за душой помимо прочего нередко являются ещё и хорошими организаторами (а Струков таков) и авторитетными людьми (опять же). И помимо денег они могли бы вложить в город ещё и свои умения, став своеобразными гарантами в том числе для инвесторов. И не так важно, должен ли город отбабахивать что-то за свой счёт или придёт кто-то извне: важно, чтобы в городе был здоровый климат, жизнь, чувство оптимизма. А в Пласте, насколько могу судить, есть стремление ценой небольших вливаний сохранить статус-кво. Как и в России вообще. Само увлечение памятниками, конструкциями статичными и обращёнными в прошлое, это впечатление цементирует.

В Пласте невероятное количество монументов. В основном — трудовому человеку

Но тут мы опять же не сошлись. Андрея Пестряков, в конце концов, хозяйственник и прагматик. Я не знаю, его ли это дело придумывать концепции для городов и биться за их выход на новые уровни. Я знаю лишь, что у Пласта лучше исходные данные, чем у десятков других селений, просто он уже давно принял свой статус и не спорит с ним. Но это, опять же, характерно для нас всех.

И в конечном итоге всё упёрлось в кризис идей. Ни я, ни Андрей Пестряков не знаем, как мог бы развиваться Пласт в некой альтернативной реальности, где кто-то очень властный и сильный решил сделать из него город-модель. Тут должны думать специалисты, а их опять же нет, потому что ни один специалист не будет ломать голову беспредметно. А предметность должна идти от воли хозяина, присутствие которого в Пласте почти не ощутимо.

В статье я упоминал Верхнюю Пышму, но Андрей Пестряков предсказуемо заявил, что сравнения вообще не уместны. Параллели проводить опасно, да, но кое-какую отправную точку для мысли это даёт

Сам путь создания «кластеров хорошей жизни» кажется мне правильным, потому что неизбежно возникает интегрирующий эффект — хорошее тянется к хорошему. Тот же Пласт удачно расположен, недалеко и Челябинск, и Магнитогорск, и соединяющая их дорога: он мог бы быть визитной карточкой чего угодно.

Сам я без претензий к Андрею Пестрякову, потому что он, скорее всего, поставлен решать тактические задачи и думать о насущном. Но при этом своего мнения я не изменил: для города-на-золоте Пласт выглядит застывшим, безынициативным, работающим по принципу «не хуже других» и словно бы боящийся стать хоть в чем-то лучшим. Лучшим не с точки зрения процентного сравнения или мелких достижений, а чтобы бить в челюсть любого критика.

Мы пользуемся недрами расточительно. Мы с удовольствием приняли данное нам место в международной системе труда, но не воспользовались восточной хитростью, чтобы по ходу этого «золотого века» создать фундамент для самодостаточных точек роста. Мы не умеем их создавать. Мы даже как бы презираем эту идею, ведь всё идёт само собой. Мы когда-нибудь останется у разбитого корыта, и в том числе, потому что есть апологеты такой инертности, считающие, что шахты в самом деле ничего не должны месту, из которого они тянут соки и оставляют токсичную пудру.

Пластовкий технологический филиал Копейского политехнического колледжа приходил в упадок, но постепенно заработал снова: фабрике нужны кадры

Иногда приезжаешь в какой-нибудь город и тебе рассказывают про купца-промышленника, который 200 или 500 лет назад «сделал» этот город. Всё кажется просто, скучно и обычно. Ну да, так города и возникали: кто-то вкладывался в них душой. Но тот купец-промышленник, скорее всего, был примерно в тех же обстоятельствах, что условный Струков или Пестряков сейчас. Просто у него было видение и была воля. А что до возможностей, они и у нас есть. Мешает несовершенное законодательство? Мне ли, господа, учить вас обходить несовершенное законодательство?

Справка

Андрей Пестряков уроженец Пласта, работал сварщиком, слесарем, электромехаником, инженером на разных предприятиях Пласта, в том числе в «ЮжУралЗолоте». В 2007 году в возрасте 34 лет получил высшее образование с квалификацией «Инженер» в Магнитогорском государственном техническом университете, работал в «Челябэнергосбыте». С 2010 года стал заместителем главы Пластовского муниципального района. После смерти от ковида своего предшественника, Александра Неклюдова, возглавил район. Кстати, сам Александр Неклюдов руководил Пластом с 1985 года, и нынешний образ Пласта сформирован при нём.

4 комментария

  1. Kriptonus

    Разница в том, что купец ехал на свой страх и риск, у него была идея, которая двигала и его и окружающую действительность. Вымер тот человек, похоже. Он совмещал в себе черты стратега с тактическим умением. Современные менеджеры городов звёзд с неба не хватают, им рисковать незачем, да и нечем. Ну кто спросит с кого, если шатко-валко городская жизнь идёт, особых всплесков нет, провалы всегда можно чем-то прикрыть, народ не бунтует и шибко не может, ну и ладно. Чиновники зигуют властным структурам, ну и порядок. Вот современная модель любого, практически, города, к чему стремиться? Зачем кровь проливать? Это даже экономически выгодно: отсиживаешься в середнячках, если какой кризис, ввалил немножко из бюджета, и вроде как снова на той же линии. Так гораздо выгоднее, затрат меньше.
    Я вот дебилизма этого понять не могу. Никто о людях заботиться не хочет, не желает, ну совсем. Вот даже с медициной. Ладно, не хотят там на верху этим заниматься, делают вид, что нет такой проблемы. Но вот что с главврачом этих больниц они вот, практически за дверью от всех этих очередей. Ну неужели нет ни одного нормального человека, чтобы хотя бы в одном месте навёл порядок? Перестал мытарить людей? Что это? Сверхестественно относится к людям по-человечески?
    Сегодня новость услышал. Какая-то российская частная контора будет делать пилотируемые космические пуски. Ну что за клоунада: если у США есть, то и у нас будет. Только у них это естественное развитие существующей экономической системы, у нас же для галочки, на деньги государственных грантов.
    Знаете, Артем, вы правильно вопрос ставите: что будет, когда эти градообразующие клещи отвалятся? За ответом далеко ходить не нужно, вспомним про город Ирбит, когда-то был неплохим торговым центром. И таких мест много. И в прошлом, и в настоящем. Весь север живёт на обеспечении трубы. Когда труба кончится, никому он нужен не станет. Да и везде так. Решаются текущие задачи, перспектива никому не интересна.

    Выздоравливайте, по себе знаю, какая тяжёлая болячка. Симптомы, практически, один в один как у меня были.

    • >>>Cовременные менеджеры городов звёзд с неба не хватают, им рисковать незачем, да и нечем.

      Да, но конкретно к Пестрякову у меня вопросов и не было, он же сам позвонил. Тем более он год на должности и связан по рукам и ногам (в том числе превратной волей Струкова, про которого мне рассказывали, что стал он человеком настроения)

      >>>Когда труба кончится, никому он нужен не станет. Да и везде так. Решаются текущие задачи, перспектива никому не интересна
      Да, к сожалению. Но если северные края действительно малопригодны для жизни и строить искусственные очаги цивилизации на широтах Норилька, наверное, смысла действительно нет, то на Южном Урале, по-моему, вполне пригодные края. И как перевалочный пункт в Сибирь (которую тоже важно не потерять) мы сгодимся.

      Тут просто вопрос, что движет одними людьми и чего нет у других? Струков явно неплохой организатор, но он не видит дальше своего предприятия. Для него это детище, а не всякие там города, которые налипли вокруг. Он таким родился? Или он за свою трудную судьбу мстит, ну, как сильно строгий отец, который сыну не даёт спуску и приговаривает всё: «да я в твои годы?». Или у него просто нет кругозора и образования, чтобы мысль заработала?

    • ЯРиК

      Kriptonus. в чем то конечно есть логика, но она ближе к обывательской.
      Купец ехал на свой страх и риск и за свои деньги, у него кроме какой нить грамоты от государя, мол местным медведям, оказывать всяческую вспомощь предъявителя сего документа. И все таки он (купец) ехал туды не совсем первым, а до него там побывал холоп, с определенными знаниями, по той задаче которую выполнял. Насчет стратега и тактического умения, конечно этого не отнять. Но тогда ни какалогии, ни защиты прав трудящихся, ни промышленной безопасности. Начинали с молитвы, и весь день молились, за себя, дабы к вечеру не было произнесено последних молитвенных слов в твой адрес, «Да упокой душу раба твоего, которые, в принципе уже и адресат то не слышал, и в ночь уходили с молитвой, прося чтоб всевышний предоставил в очередной раз возможность с утра проснуться. А между делом кнут промеж лопаток. Опять таки, боголепие перед купцом простого народа, что и сейчас уместно, но не так выражено, ( но зайди на любое маломальски среднепаршивое предприятие, и бурундук будет всегда птичкой).
      Чиновники зигуют, потому что они очень сильно ограничены. Нет есть конечно отдельные индивиды, типа Сарданы Владимировны, но опять таки, ну не совсем из простого народа она, она не боится потерять должность, потому что достаточно обеспечена материально.
      Опять таки, вот мер города н-ска, вот бюджет города н-ска, а кто его формирует, а кто его утверждает. Шаг влево шаг вправо это реальный срок, с одной статьи на другую денег не перекинуть. А трубы текут (жкх на высоте), стройки заморозились ( дольщики ревут), котельная та что на угле, за нее экологи мозг выклевали, асфальт проваливается, здания бюджетных контор постепенно обваливаются, потом пару тройку градообразующих предприятий доводят до банкротства.
      Вы давно профицитные бюджеты видели, я нет.
      и это только начало.
      А ведь в большинстве таких городов, главы, ставленники, именно таких предприятий ( вроде как градообразующих) но частных. удивляться то особо и не надо. Даже глава Пластовского района работал у Струкова, ну не символично ли. Как и сами владельцы газет и параходов в структурах власти, и чем больше доходы тем выше кресло. В общем не маленькие же уже все всё прекрасно понимаем.
      А Д-артаньянов, сейчас действительно не найти. У меня вот закончились денежные потоки, и весь энтузиазизм и вера в будущее быстро иссякла, пошел работать на совсем чужого дядю, но со стабильным доходом.
      «Чтобы в условном Южноуральске налоги платились меньше с предприятий, которые реально зарегистрированы и реально работают на его территории? Или ещё что-то в этом духе. Не хотите вкладывать деньги в малый бизнес? Дайте ему воздух, что.» можно и согласится, а еще добавить что там где гадишь, тому бюджету и плати налоги, и штрафы в случае выявления недостатков, в местный беджет а не общегосударственный.

  2. Kriptonus

    Наверное, я чересчур категоричен и идеалист. Если посмотреть с другой стороны, то всегда есть какие-то проблемы. Это как в семье, есть бюджет, а дальше ранжирование расходов. И хоть ты петухом кукарекай, но мебель из массива не появится, если в окнах щели в палец толщиной или горячей воды или у ребенка последние штаны порваны, потому как в первую очередь придется решать именно эти проблемы. Также, наверное и с Пластом. Или другими подобными городами. Вряд ли кто-то сидит на мешке с деньгами и не знает, что бы ещё такое сделать. Опять же: не будет тебя проблема благоустройства и развития заботить — не будет и возможностей для их решения. Вполне можно на гос уровне давать эти возможности, чтобы жизнь существовала не только на орбитах областных центров, но и в межцентровом пространстве. Ну что может потерять государство, если сделает подобные города и поселения зонами особого экономического климата? Чтобы в условном Южноуральске налоги платились меньше с предприятий, которые реально зарегистрированы и реально работают на его территории? Или ещё что-то в этом духе. Не хотите вкладывать деньги в малый бизнес? Дайте ему воздух, чтобы он начал дышать и сам поехал в эти города, начал здесь жить. Как говорится, лучше сорок раз по разу, чем ни разу сорок раз. Пишу и думаю: ну не особо высокого ума человек, простые истины, ну неужели все это непонятно нашим законокрючкотворцам? Там же через одного юрист и экономист. Ну что еще-то нужно?

Добавить комментарий