Крутое экопоселение и его проблемы

Признаюсь, не первый год с любопытством слежу за жизнью бизнесмена Ивана Сотникова, бывшего москвича, который 11 лет назад перебрался в уральскую глушь, построил дом, обзавёлся семьей и организовал производство сыра там, куда не каждый уазик дойдёт. Ну, вы в курсе за мою любовь к глубинке, так что мы давно на связи. Всё мылюсь туда съездить, но каждый раз что-то мешает, в том числе проблема, о которой пойдет речь. А на днях Иван сам обратился за помощью.

Село Александровка Катав-Ивановского района находится под боком у национального парка «Зюраткуль», но отрезано от цивилизации 16 километрами бездорожья, плюс живёт без электричества. Хотя по всем документам — это не вахтовый посёлок и не зимовье старателей, а обычный населённый пункт, про который власти, ну, как бы забыли. С одной стороны, ничего нового. С другой впору задаться вопросом: а должно ли государство в принципе помогать малым селениям такого формата?

Справка. Село Александровка относится к Тюлюкскому сельскому поселению и находится в очень живописном месте на границе Челябинской области и Башкортостана. В 11 домохозяйствах здесь постоянно проживают 40 человек, ещё 10 семей бывают наездами. Интересна и демография: старожилов остались единицы, остальные — это эко-поселенцы и предприниматели, включая Ивана Сотникова. Рядом находится посёлок Тюлюк и ряд уральских достопримечательностей: озеро Зюраткуль, гора Иремель, хребет Нургуш, нацпарк «Зигальга», хребет Бакты.

Поскольку пачки чиновничьих отписок не двигают дело ни на йоту, а терпение, по словам Ивана Сотникова, подходит к концу, он записал обращение к губернатору Челябинской области Алексею Текслеру, сделав акцент на детях: их у Ивана четверо и все они лишены права даже на обучение, не говоря о медпомощи и других «излишествах».

— Дорога с каждым годом всё хуже и хуже, — говорит он. — Когда мы с друзьями переехали сюда в 2010 году, это была обычная грунтовка и она нас не напрягала. К тому же положение в стране улучшалось, и я понимал, что будет какое-то финансирование, чтобы поддерживать её в порядке.

Состояние дороги непрерывно деградировало, поэтому сейчас даже в сухую погоду проехать по ней на легковой машине или кроссовере невозможно: только хардкор, только УАЗ (ну, или другой внедорожник).

— Уже ни одного моста живого нет, — сетует Иван. — Эти 16 километров в лучшем случае мы едем 1,5 часа на первой-второй передаче, расход топлива космический, амортизацию машину даже не считаем. Если прямо говорить, дорога не то что плохая — её вообще нет! И все эти экстремальные походы порядком надоели.

Проблема обострилась из-за детей: они у Ивана «чётных» возрастов — 2, 4, 6 и 8 лет. Двое могли бы посещать школу в Тюлюке, но ежедневный вояж длиной 32 километра (в обе стороны) по отборному бездорожью превращает затею в пытку и для родителей, и для самих школьников. Образованием занимается супруга Ивана Ксения, а раз в четверть дети появляются в школе «на сессию».

— По закону, если школа дальше 5 километров, должен обеспечиваться подвоз детей, и в Тюлюке не против запустить маршрутку, но всё равно нужна дорога, — объясняет он.

Другая проблема — полное отсутствие электричества, которая отчасти решается установкой генераторов и солнечных батарей, но в любом случае осложняет жизнь.

— С советских времён на некоторых домах остались крепления под электрические провода, а самой линии нет, — говорит предприниматель. — Там до смешного доходит: мы заключили договор со златоустовскими электросетями, и нам стали присылать нулевые квитанции: то есть свет у нас есть только на бумаге.

Вас тут не жило…

Переписку с чиновниками Иван и другие александровцы ведут уже не первый год, и ответы хоть и разнообразны, общий посыл таков: сами виноваты.

— Уже целый талмуд этих отписок! — возмущается он. — Нам пытаются объяснить, что дороги здесь вообще быть не должно, а грунтовку стихийно накатали лесовозы, хотя Александровка стоит ещё с советских времён, и всегда были и дороги, и свет.

Нет в селе и интернета: сотовая связь кое-как пробивается от тюлюкской вышки, но индикатор мировой сети показывает «ешку».

К тому же Александровка является не самостоятельной единицей, а входит в Тюлюкское сельское поселение. И финансирование всегда распределяется в пользу Тюлюка, тем более он стал важным туристическим центром.

Два года назад помочь жителям Александровки пыталась французская журналистка Астрид Вендландт, но ответ чиновников был предсказуем: ремонт дороги нецелесообразен. На призыв Астрид отреагировал губернатор Челябинской области Алексей Текслер, но в своём ответе указал, что дорога не имеет хозяина и вопрос её ремонта нужно решать исходя из приоритетности задач.

— Ситуация предельно понятная: у властей другие проблемы, — рассуждает Иван. — Если по-простому говорить, денег мало, они дербанятся, их не хватает. А тут ещё и дорога в запущенном состоянии. Проще закрыть глаза. Но так тоже невозможно жить: ну, предлагайте хоть какие-то варианты!

Как Иван бросил Москву

Иван родился на Дальнем Востоке, жил в Ульяновске, а потом попал в Москву, где сделал успешную карьеру в крупной компании.

— Вся мотивационная конструкция современного человека в этом: сначала райцентр, потом областной центр, потом столица, а если повезло — свалил за границу, — объясняет он. — И я двигался по этим рельсам. В 27 лет у меня уже была хорошая карьера: я был начальником регионального отдела в крупной корпорации, зарплата порядка 4000 долларов, дом в подмосковном Раменском, связи и все радости столичной жизни. Всё было здорово, а потом то ли сработал инстинкт самосохранения, то ли предки-староверы во мне проснулись, но я на все эти блага и увеселения посмотрел с другого ракурса.

Один из источников дохода семьи — сыроварение (бренд «Горная долина»)

Несмотря на широкий круг общения в Москве Иван вдруг осознал, что не сможет построить нормальную жизнь.

— А я хотел устойчивую семью, хотел, чтобы токсичность современности не вливалась в мою жизнь, — признаётся он. — Подсознание чувствует опасность, чувствует, что на большом отрезке шансы на продолжение рода и сохранения психики в таком обществе близки к нулю. Обычно человек мнёт себя, пытается перепрограммировать, убеждает, что всё нормально, но всё это самоубеждение выливается в логические и печальные концовки. Я решил менять жизнь радикально. Да, порвал многие связи из старой жизни, не все поняли мой поступок, но сам я был уверен в необходимости что-то менять.

Дальше заработало воображение: он представил будущую жизнь, которая радикально отличалась от всего, что он знал в Москве. А вот выбор конкретного места произошёл отчасти случайно.

—У меня был друг в Трёхгорном, он сказал: есть у нас место, где всё как ты хочешь, — вспоминает Иван. — В тот момент тут уже было экопоселение, но мы с тремя друзьями приехали отдельно и живём параллельно. Мы втроем купили по 50 соток земли. Я начал строить двухэтажный сруб, основательно вкладывался, где-то дыры затыкал деньгами, потому что сворачивать не собирался. Конечно, я много чего не понимал тогда. По образованию я социолог, и получилось, я замутил такой вот социальный эксперимент, который дал мне огромное количество опыта и понимания, кто такой человек и что для него общество. Это удивительные вещи, которые трудно донести до тех, кто продолжает жить по инерции.

Сама Александровка, вероятно, давно бы вымерла: в 2002 году здесь насчитывалось 6 жителей. Но потом случился приток новой крови, сначала обосновались экопоселенцы, затем приехали Иван и его друзья.

— Тут есть классные, очень колоритные старожилы, а что до приезжих — то у всех очень разные предыстории. К экопоселению мы никогда не относились, но жили с ними мирно, и сейчас всё превратилось уже в обычно цивилизованное место, такое… без чрезмерной идейности, — добавляет Иван.

Должно ли государство помогать?

Иван искал уединённое и чистое место, что почти автоматически предполагает ограниченный доступ к благам цивилизации. Жить вдали от людей мечтают многие, но доступность медицины, образования, дорог и сервиса являются очевидными препятствиями. Это характерно не только для Александровки: например, без света, газа и асфальта живёт соседняя Плотинка, а ещё один близлежащий посёлок Орловка страдает из-за удалённости школ. Тот же Джабык на юге области много лет существовал без нормальных дорог, и вопрос об их строительстве подняли только после беспрецедентного пожара.

Жизнь в глубинке имеет свои плюсы: снег хоть ложкой ешь

И правило почти непреложно: чем дальше от людей — тем больше уповаем на себя. Культуры содержания маленьких экопоселений в России не было и нет. Но, может быть, пора менять эти подходы? Ведь заброшенность таких сёл объясняется не столько пустой казной, сколько неумением ей распорядиться. А ещё — коррупцией на всех этажах денежного каскада. И под таким углом ситуация перестаёт казаться нормальной, ведь одно дело, если дорогу невозможно построить «по законам физики», и другое — когда её довели до состояния поколения постсоветских чиновников-очковтирателей.

В конце концов, это район с высокой привлекательностью для туристов, о развитии которого не говорит только ленивый. Жители Александровки уже инвестировали в него свои деньги и свою силы. И если строительство дороги ради 10 семей считается нерентабельным, можно рассмотреть компромиссный вариант, когда её будут использовать не только жители села, но и отдыхающие. Тем более в окрестностях пройдет Большая Южноуральская тропа длиной около 600 км.

— Мы же не маргиналы, которые выпрашивают подачки государства: у нас большие хорошие семьи, у нас дети, и всё, что можно сделать самим, мы делаем, — говорит Иван. — Но дорогу мы не потянем при всём желании. Это позорное пятно, которое ставит крест на мечте многих жить по-человечески, там, где им комфортно. Я, может быть, где-то резковат, но очень бы хотелось, чтобы губернатор назначил личного ответственного, нашёл деньги и закрыл этот вопрос.

Глава Катав-Ивановского района Николай Шиманович в курсе проблем Александровки, но ссылается на сложную предысторию места:

— В конце 80-х годов Александровка стала заброшенной деревней: инфраструктура была разрушена. Отсутствие света, плохая дорога — проблемы, которые требуют решений, тем более, когда в Александровку стали переезжать семьи с детьми. Дорога от Тюлюка до Александровки до начала 2021 года была бесхозная. По ней ездили лесовозы, а ремонтировать ее было некому. Для того, чтобы у нас была юридическая возможность проводить ремонтные работы данной дороги, мы поставили ее на кадастровый учет. В этом году из районного бюджета был выделен 1 млн. рублей для проведения срочных ремонтных работ (грейдирование, подсыпка, переезд через ручьи). Срок окончания данных работ – ноябрь 2021 года. Одновременно разрабатывается проектно-сметная документация на ремонт всего участка дороги, а планируемый срок ремонта – 2022-2023 год.

Николай Шимонович также отметил, что решается и проблема электроснабжения:

— С января текущего года ведутся переговоры с МРСК Златоуста об установке электроопор и подачи электричества. Проблемы существуют лишь в согласовании участка линий электропередач по землям лесного фонда. Согласно утвержденному протоколу переговоров с МРСК, работы по монтажу ЛЭП запланированы на конец ноября или начало декабря 2021 года. После установки опор появится возможность протянуть оптоволокно из Тюлюка, — добавил чиновник.

6 комментариев

  1. Kriptonus

    Интересная мысль, насколько далеко государство обязано обеспечить быт и существование человека? Вроде, по Конституции, права и свободы человека признаны основными приоритетами. Но насколько глупыми могут быть действия человека, чтобы государство начало помогать ему в создании инфраструктуры? Можно, например, ткнуть пальцем в карту и поехать обустраивать поселение посреди тайги. А потом, через пару лет, когда романтизм под действием таёжных ветров полностью выветрится, вспомнить про обязательства государства и начать требовать комфортных условий.
    Это я все не про Ивана, здесь ситуация, вроде как другая, но схожесть прослеживается.
    Взять, допустим, небезызвестное семейство Лыковых, уехали в тайгу, при этом прекрасно осознавая, что никаких условий, кроме тех, что они могут себе обеспечить, никто для них обустраивать не будет. Каковы были причины Ивана, на что он надеялся и чем руководствовался при смене места жительства — ведомо только ему. И я его не осуждаю (вдруг так покажется). Человек ехал не в непроглядную глушь, а всё-таки поселение, как-никак административная единица на карте, а, значит, ответственность государства по обеспечению инфраструктурой тоже вроде как налицо. Но вот нужны ли ему такие поселения? Вот в чем вопрос. Нужно ли стране поднимать из руин брошенные села? Пока складывается впечатление, что не очень. Я опять же, со своей колокольни. Что они могут дать? Какой-то особый прирост сельскохозяйственного сектора? Нет, потому как полки магазинов завалены продуктами из субстратов, конкурировать с которыми фермерская продукция явно не в состоянии, по цене по-крайней мере. Экотуризм? Тоже не особо интересен государству. Честно говоря, ему неинтересно ничего, что не выдает на выходе рентабельность в 500% за полгода, где от количества нулей не сразу и сообразить, что за цифра перед тобой. Никакой поддержки мелким предпринимателям. Я почему-то вот уверен, что если дать этим людям дешёвые кредиты с длинным плечом, снижение налогового бремени на несколько первых лет, помочь с выходом на рынок продукции, то эти ребята принесут если не те самые цифры, то пусть на порядок, пусть на два порядка меньше, но это будет именно то самое импортозамещение, это спровоцирует экономический рост и проявит настоящую заботу государства. До тех пор, пока Иван и сотни таких людей по стране будут сами мыкаться и пытаться решить эти вопросы — порядка не будет, роста никакого не будет. Эпоха сырья прошла, нужно ставить именно на людей, хотящих толкать экономику, пока их энтузиазм не иссяк. Как у любого человека, энтузиазм остаётся, когда видишь результат своего труда, именно своего, нужного, востребованного.
    Даже если вот так взять и посчитать: что такое сделать хотя бы грунтовую дорогу в масштабах бюджета Челябинской области? Чих. И есть некоторая хитрость: этим поможешь, другие начнут просить, требовать. И так без конца.
    Ну и немного фактов по поводу сельского хозяйства в Краснодарском крае, здесь сельское хозяйство это вроде как основа основ, и поэтому особо видно отношение к мелким фермерским хозяйствам. Это ж конкуренция, а ее всеми силами хочется избежать. Так, когда начали организовывать животноводство «Агрокомплекса», принадлежащего когда-то губернатору этого края, а теперь министру чего-то там, то у всех местных фермеров вырезали и сожгли всех свиней, под видом борьбы со свиным гриппом. Все, конкуренции не стало.
    Я не говорю, что каждый вопрос это единственная причина, но эти вопросы, как спутанные крючки в рыболовных снастях, цепляются друг за друга и создают для Ивана неразрешимые проблемы.
    Ну и про власть. Хорошо, что Артем указал их ответ по проблемам, но как-то скучно, ей богу. Возьмите ответ любого чинаря и увидите, все как под копирку. Если смотрели фильм «О чем говорят мужчины-2»:

    -Что делаете?
    -Чиним.
    -Когда почините?
    -Скоро починим.

    Вот, посмотрите, насколько быстро могут решить проблему в том же Джабыке. Да, ситуации несколько разные, но никто их и не приравнивает. Тем не менее, ситуация требует решения не пары месяцев, а несколько лет.

    Я много написал, но мне обидно, просто обидно за тех людей, на которых наплевали чиновники, фактически государство. Эти жирные, старые рожи, из телесеанса в телесеанс говорящие о каком-то прогрессе, какой-то заботе, наглые и лживые, оккупировавшие русское общество и никаким образом о нем не заботящиеся.
    Может случиться так, и дай Бог, чтобы хотя бы это произошло, что ситуация разрешится с вмешательством губернатора. Но едрена вошь, почему??? Почему вся эта хренова госмашина работает только в ручном режиме? Когда мне показывают, как первое лицо, или какой-то губернатор поручают разобраться в каком-то вопросе пенсионерки из Вологды, никакой гордости, никакого удовлетворения от того, что кому-то стало легче. Единственное, что хочется сделать, это «рука лицо». Потому, что это стыд, это стыдобища и позорище тех лиц, которые раздают такие указания.

    • Коля, согласен с твоими рассуждениями, пожалуй, по всем пунктам. С одной стороны, Иван как бы «переидеализировал» наш мир. У него был свой идеал и ему казалось, что и вокруг всё начнёт улучшаться пропорционально. Но нет. И это не так что бы удивляет.
      Вопрос «рентабельности» этой дороги, безусловно, неоднозначен. В нынешней парадигме нашей жизни дорога вообще не нужна и селение не нужно, тем более Тюлюк под боком. И весь вопрос именно в том, правильная ли у нас парадигма.
      Вообще я много достоинств вижу у Путина как лидера, но вот что касается умение создать «органические системы», которые развиваются самостоятельно — он, мягко говоря, ноль. Увы. И я даже не знаю, это от типа руководителя зависит или от времени и ситуации.

      • kriptonus

        Понятно, что с Иваном,если так можно сказать, все понятно. Но ведь помимо него огромное количество вымирающих деревень, и как это решается на чиновничьем уровне: типа, все съехали, осталось полтора десятка стариков — ну и морж с ними, все равно все вымрут, как мамонты. Если бы эти пустующие территории, да с современными технологиями производства — завалили бы не только всю страну, но и близлежащие государства сельхозпродукцией. Мне все время говорят, и говорили, что Урал и Зауралье — зона рискованного земледелия, невыгодно здесь заниматься с/х. Жалко, китайцы русского языка не знают, а то бы не стали арендовать эти территории для производства огурчиков и помидорчиков, которыми хрустят потом аборигены. Мало, может, кто знает, что китайцы, у себя там, в Поднебесной, навострились переводить практически все овощи в сухой вид, делают порошок и потом все это торгуют втридорога на весь мир. Это огромная экономия в транспорте, считай концентрат везут. Что мешает в нашей стране также попытаться сделать? Современная жизнь оставляет мало места для маневра: уже, практически, негде еще что-то выдумать. Гораздо проще брать и внедрять то, что уже опробовано. Это с растениеводством. А с животноводством? Разве «фантомные» товарищи не показали, что вполне успешно можно строить свинокомплексы? Они ж не в убыток себе работают.
        Я недавно для себя Германию открыл и был, прямо сказать, ошарашен. Население около 80 млн человек. Площадь страны 357 тыс. км. Это ж какая плотность! И они не на шее друг у друга ездят (это только британцы так могут). У нас же население больше на 80%, а площадь страны 17 млн км! Ладно, выбросим всю Сибирь, как непригодную для жизни (болота, мошкара, комары, холодно вообще). Останется 4 млн км. В десять раз больше, чем в Германии. В десять! По переписи 2010 года у нас 2386 городов и поселков. И, только вдумайтесь, 153000 сел, из них 19000 все, их уже нет, они исчезли. Каков процент тех, что на грани вымирания? Думаю, немаленький.
        Ну вот обо мне, если: поехал бы я на село? нет, не поехал бы, мне это не привлекательно. Но вот Иван поехал, с ним еще, как я понял 2 или 3 семьи. Разве это мало? Это же костяк, зараженный идеей, который при хороших кормах может и массу нарастить.
        Это же на самом деле, очень сложно: во-первых, поменять работу, образ жизни и среду обитания. Во-вторых, открываешь новое дело, а производство чего бы то ни было — это очень затяжной по времени процесс. Здесь поддержка нужна. Вот такая утопия: собираешься куда-нибудь, в среднем возрасте, поближе к земле. А тебе на выбор раз: вот в этих областях, вот в этих районах, в этих деревнях много брошенной земли. Хотите развивать? Пожалуйста! селитесь здесь, а мы вам дорогу отсыплем, электричество проведем, кредит на первоначальную закупку техники дадим, а вы нам через 3-5 лет выдадите 200 тонн условной с/х продукции. Не получилось? Будем банкротить и взыскивать. Утопия? Конечно. Под это дело набежит куча аферистов разного масштаба и будут дербанить бюджет по своим карманам. Поэтому и не может государство такого позволить.
        Была (не знаю, сейчас работает или нет) программа по дальневосточному гектару. Спорное, на самом деле, предприятие. Фактически, тебе дают только землю, а дальше, как говориться, сам. У кого-то получилось, у кого-то не очень. https://secretmag.ru/stories/dalnevostochnyi-gektar.htm Здесь https://realty.rbc.ru/news/6049c6be9a79478d42708532 человеку пригодился, практически, весь его прошлый опыт. Если он имеет возможность встретиться с Мишустиным, это немало говорит о его круге общения. Кому-то повезло меньше. Взять, опять же, Михаила из интервью. На 110% прагматичный человек. Его цель и цель Ивана, это все-таки разное. Первый уехал строить бизнес, второй, как мне кажется, хотел именно глухой сельской обстановки. Михаил типичный руководитель, настраивает процесс извлечения прибыли. Иван же (не уверен на 100%) мечтал о возможности самому окунуться в сельский быт.
        Вопрос же остается, как всегда, один: что важнее, курица или яйцо? Люди бросают деревню, потому что в ней нечего делать, или деревня не привлекает людей, потому как в ней нет никакой, даже минимальной инфраструктуры?

      • kriptonus

        Я тут писал-писал, но что-то пошло не так. Да и ладно.
        Решил посмотреть о результатах дальневосточный гектар, была такая программа. Результат не то чтобы сильно положительный, но, как минимум, не отрицательный. https://secretmag.ru/stories/dalnevostochnyi-gektar.htm И там есть история про одного Михаила. Вот интервью https://realty.rbc.ru/news/6049c6be9a79478d42708532. На мой взгляд, на 110% прагматичный человек. У него и Ивана разные цели, связанные с переселением. Первый — типичный руководитель, который настраивает извлечение прибыли. Второго же прельщает красота сельской глубинки, хотел самостоятельно окунуться в деревенский быт.
        Ну и по итогу вопрос: все таки, деревня умирает и не получает поддержки потому, что в ней нет целесообразности, эффективного населения? Или в деревню никто не едет потому, что в ней нет даже элементарной цивилизованной инфраструктуры? Понят это можно только на социальном эксперименте. Вот, для примера, деревня Александровка, чем не замечательный подопытный объект? Изменится ли благосостояние деревни после проведения электричества и строительства дороги. Или у государства есть какой-то опыт, по которому они могут сказать: вот эту деревню мы как могли пестовали, все давали, а все равно, все уехали. Так что впредь не будем этого делать. Я вот как знаю, люди даже радиоактивные места не хотят покидать, если там более-менее нормальный быт есть.

  2. kriptonus

    А, может, это все зря? Может, действительно, никому не надо помогать? Таланты сами пробьются, а бездарности — чего их плодить? . Естественный отбор, выживет сильнейший.

  3. ТотЧувачок

    место неудачное выбрал. сильно глухое и далекое. ближе к Челябинску полно деревень с тоже вполне себе приличной экологией и при этом нормальной инфраструктурой (дороги, электричество, школы во всяком случае есть). вокруг Чебаркуля полно деревень. Кундравы, Уйское, Филимоново и тп. севернее Челябинска есть Аргаяш. южнее в сторону Южноуральска есть Еткуль, Октябрьское. а он какие-то чертовы куличики выбрал. )))

Добавить комментарий