Экология военного времени

О том, что Россия признала ДНР и ЛНР, я узнал по пути на ЧМК, куда ехал в рамках подготовки статьи об экологии. Мы несколько недель согласовывали встречу, и в конце концов нам организовали полноценную экскурсию 22 февраля. В сопровождении главного эколога группы «Мечел» Владимира Осокина мы объехали основные производства, включая «Мечел-Кокс» (на фото — коксовая батарея и тушильная башня), потом долго говорили о квотах, мониторинге и соглашениях.

Но весь день меня раздирали противоречия: с одной стороны, экскурсия была совершенно необходима для статьи, с другой, я не мог избавиться от мысли, что всё это уже никому нужно. Что я собираюсь писать о том, что уже отправилось на свалку истории, потому что она опять набрала головокружительный ход. Мне говорят: не впадай в панику, у металлургов будут сверхприбыли, денег хватит. Но дело не только в деньгах.

1. Экологические программы зависели от импортируемого оборудования и технологий. Экологический апгрейд во многом предполагал замену устаревших советских агрегатов более современными, если не импортными целиком, то с долей западных технологий. Говоря о системе мониторинга, например, часто ссылаются на отсутствие в России подходящего набора датчиков, выпуск которых, в теории, может наладить ВПК, но пока только в теории.

2. Потрясения, которые нас ждут, могут стать тем самым форс-мажором, под который можно списать всё, что угодно, а уж такую неуловимую тему как экология в первую очередь. Нацпроект и так изрядно тормозился ковидом (то специалисты из Германии не приехали, то оборудование ждут), а нынешняя встряска, боюсь, окончательно изменит приоритеты.

3. А ещё я боюсь, что пропадёт общественный запрос на экологию. Сегодня созванивались с пресс-службой одного из заводов, там говорят: «Ой, Артём, хорошо бы вернулись времена, когда людей больше всего заботил смог и бродячие собаки, вы гнобили нас за экологию, а мы готовили отчёты о количестве выбросов». Челябинская экология ведь так плачевна, потому что промышленность здесь создавалась в предвоенное и военное время, когда чистый воздух в списке приоритетов находился примерно на 137 позиции.

Конкретно сейчас статья про экологию никому не нужна, но даже если всё рассосётся, мне придётся в каждом абзаце уточнять, что таков был план до всех событий, а как теперь — понятия не имею. О чём писать?

План и так был довольно рыхлый, с множеством люфтов и серых зон. Но главное, что этот план пусть медленно, пусть со скрипом, но начал работать и давать результаты. А ещё важнее, что промышленники впервые стали относиться к экологии, как одному из факторов экономической деятельности. Они стали учитывать её при формировании бизнес-планов. Они ускорили инвестиции в оборудование. Задумались о финансовых рисках в случае неподчинения. Да, проект был сырым, и на этом пути мы бы всё равно набили шишек, но главное, что процесс начался.

А теперь? Ванговать не буду, но если всё пойдёт так, как идёт, скоро нам будет совсем не до экологии.

И не только в ней дело: что с метротрамом? Я и в прежние времена не сказать, что сильно верил в этот проект (как минимум, я сомневался в сроках), а теперь, думаю, его положат на полку, как и множество других неплохих инициатив. Как говорится, по законам военного времени…

PS да я в курсе, что пора уже перестраивать мышление и думать о вечном и глобальном. Скоро начну. Просто у меня недописанная статья, а это тот ещё гештальт.

2 комментария

  1. Помню в один из кризисов 2008 года, в Челябинске на пару месяцев стало легче дышать, так как у заводов резко уменьшились заказы. Но потом наверстали так, что был введён термин НМУ

    • Такое может быть, да, но тогда кризис был общемировой, сейчас он нас касается в большей степени. Если завод будет гнать металл в Китай, да ещё на менее выгодных условиях (мы же теперь зависимы от китайцев), то выбросы будут вполне нормальные. И плох сам факт торможения этих программ.

Добавить комментарий