Джабык год спустя. Много фоток и чуть-чуть размышлений

Впервые за год Джабык выглядит гостеприимно. Впрочем, и проблем хватает

Житель Джабыка Костя на мой вопрос, всё ли нормально с новым домом, с хитроватой усмешкой переспросил: «А воды можешь принести?» Могу, ответил я. Колодец-журавль оказался на соседней улице. Я тащил ведро, в ведре плескалась вода, в голове плескалась мысль: зачем ему вода, если у каждого дома — своя скважина? Когда я допёр ведро, Костя пояснил: «Там мы не пьем из скважины, воняет». И это характерно для отстроенных после пожара домов в Джабыке и Запасном: вода из новых скважин настолько плоха, что фильтр с прозрачной колбой через две недели выглядит так, словно через него прокачивали нефть.

Кажется, будто колба фильтра сделана из того же черного пластика, что и трубы
Но если слить воду, получается вот что
— Ты нюхни, только не пей. Чуешь, чем воняет? Канализацией

Версий, почему испортилась вода, много: кто-то говорит про осаждение золы в грунте, кто-то кивает на подрядчиков — мол, недобурили до чистых пластов, не сделали нормальную обсадку. У некоторых от воды идет запах канализации, и уверены, что причина — в близко расположенной выгребной яме (она в пяти метрах от скважины). Есть и жалобы на перебои с водой, и сожаления, что рабочие не оставили прежнюю скважину — по смете бурение новой было якобы обязательным.

Впрочем, есть и совсем другое настроение. Тетя Маша окучивает картошку и просит ее не фотографировать (говорит, репортеры замучили). Но на вопросы отвечает охотно.

— Слушай, да какие могут быть проблемы? — смеется она. — Крыша над головой есть — это главное. Ну если и есть что-то по мелочи, ну что мы — безрукие, что ли? Ладно, если у кого мужа нет. А если ты нормальный хозяин, так сделай сам, как тебе надо.

Из имущества у тети Маши осталось только то, в чем она бежала от пожара: самым ценным оказались пушистые носки, в которых она потом ходила до осени. 9 июля 2021 года ее старый дом превратился в руины, а 15 сентября она въехала в новый дом и подрядчика хвалит: говорит, советовались по каждому вопросу. С домом были мелкие проблемы, поначалу даже подтекала крыша, но рабочие всё устранили.

— Да нет, мы очень благодарны и подрядчику, и властям нашим, — говорит она. — Это же, в конце концов, наше имущество было, нам его помогли восстановить, на улице не оставили. Ну что еще нужно?

Вера Антоновна ждет, когда сын поставит забор
Забор здесь — не опция, а необходимость

Год назад атмосфера в Джабыке была совсем иной. Сильные пожары в окрестностях села начались за неделю до основных событий, и Вера Антоновна, стоя на крыльце, почти плачет:

— Я еще 2 июля звонила в МЧС, говорю: у нас тут дым просто столбом — вон, как то облако, видишь? Мне отвечают: приняли, не волнуйтесь, пожар идет в другую сторону, ничего с вами не случится. А 8 июля тут света белого не видно, я звоню, плачу, они говорят: ничего страшного, намочите простыни, повесьте на окна и ложитесь спать. А как спать? Я не могу спать, всё в дыму, собаку тошнит.

На следующий день, 9 июля, пламя подступило сразу к нескольким поселкам на юге Челябинской области. Джабык, Запасное, Еленинка, Новокаолиновый превратились в горячие точки, и жители от отчаяния ходили в рейды с палками, ветками, ведрами…

Год назад в этих краях днем было сумрачно, как ночью
Сотрудники МЧС пытались сбить пламя ранцевыми огнетушителями. Говорят, от низового пожара, который идет по сухой траве, такой способ вполне годится
Жителей эвакуировали в школу в соседнем поселке Новокаолиновом
Жители Еленинки ждали, когда фронт пламени придет к ним, но повезло — ветер изменился
В Еленинке стоял густой дым
Многие жители Джабыка и Запасного разъехались по родственникам
Губернатор Алексей Текслер, прибывший в горячую точку, инструктирует главу Карталинского района Анатолия Вдовина

В тот день к нашему приезду дороги были перекрыты, и мы добрались только до соседней с Джабыком Еленинки, утопавшей в розовом дыму. Было жарко и дул почти ураганный ветер: квадрокоптер кувыркался в воздухе, как лист картона. Пожар распространялся по совершенно диким траекториям, и в Джабык зашел сразу с шести направлений. Лес плевался огнем и сжигал дома в середине улицы, оставляя целыми окраины — было ощущение, что это не природное явление, а целенаправленная атака.

Ожесточенность жителей можно было понять. Пожар — это очень страшно, особенно ночью, когда и так ни черта не видно

Жители в тот день винили сотрудников МЧС. И за то, что не потушили первые пожары в начале июля, и что не бросили все силы на спасение домов. У сотрудников МЧС своя правда: они сконцентрировали на линии «фронта» огромное количество техники и людей, и люди работали сутками напролет — тушение заняло несколько дней. Но специфика пожара не позволила локализовать его при столь сильном ветре, а в приоритете было спасение людей. Людей вывозили даже поездом. В пожаре погиб один житель Джабыка, отказавшийся эвакуироваться, но в остальном обошлось без человеческих потерь.

Второй раз мы приехали в те края уже через неделю после событий, 16 июля, в солнечный день, который на въезде в Джабык превратился в дурной сон: идешь по хрустящей земле и думаешь: «Я видел такие картинки в фильмах про вoйну».

Джабык год назад
Долгие недели вывозили сгоревший металл
Лес между Джабыком и Запасным. Он относится к Карагайскому бору
Житель поселка идет к дому, который он достраивал как раз накануне событий. Жар был такой, что провисли бетонные перекрытия
Сгоревший автомобиль
Жителям тогда сказали забрать с пепелищ всё, что можно сдать или использовать, и ждать
Сгоревший «Москвич». Он так и не узнал, что марка возрождается, хотя повод опять трагичный
Любовь Воронцова около сгоревшей дачи. Но, говорит, ее не обидели: уже 9 августа она получила сертификат и купила однокомнатную квартиру
Но в дни после пожара положение казалось патовым

Никто особенно не верил обещаниям властей восстановить дома к холодам. Первоначально жителям, потерявшим дом и всё имущество, выплачивали по 50 или 100 тысяч, дачникам — по 10 тысяч. Если в день пожара многие были настроены воинственно, то через неделю настроение стало апатичным. Складывалось впечатление, что дальше уже каждый сам за себя. Кого-то пристроили родственники, кто-то взялся за строительство нового, не дожидаясь подарков судьбы.

Два Александра начали стройку нового дома еще до того, как власти определились с планом спасения

Две жительницы села Запасное, Тамара Ивановна и Людмила Ивановна (их дома рядом), настойчиво просили меня передать спасибо соседям: Наталье Сергеевне, Светлане Германовне, волонтерам, Салиме из соцзащиты — всем, кто не бросил их в отчаянном положении. У Тамары Ивановны сгорел огромный дом: его размер был виден по фундаменту. А с домом сгорело и всё имущество: автомобили, хозяйство, огород…

Большой семье Тамары Ивановны пришлось жить у соседей, но новым домом она довольна

Теперь в каждый мой приезд она снова и снова просит передать спасибо всем-всем, и отдельно — губернатору Алексею Текслеру. В самый жаркий день, 9 июля, он был в Запасном и, по ее словам, обнял ее и сказал: «Я обещаю, что мы вам всё компенсируем». После этого, говорит Тамара Ивановна, ее отпустило, появилась надежда. А через два месяца она с семьей действительно въехала в новый дом, меньше прежнего, но всё равно большой. Из проблем — разве что отваливающийся кафель на кухне да всё та же рыжеватая вода.

Жутковатое совпадение: мы вспоминаем годичный пожар, а по телевизору новости. И снова пожары…
Новый дом семьи Николаевых, которые просят поблагодарить всех, кто помогал и переживал за них

Сразу после пожара, когда власти обязались восстановить дома, у наших читателей появился такой нарратив: мол, зачем вообще помогать — их собственность, их проблемы. Мол, страховать надо было. Надежда Горбаконина из Джабыка страховала дом много лет, но когда случился страшный пожар, положенный ей миллион рублей она получила только после вмешательства СМИ.

Людмила Ивановна своим домом в целом недовольна

С нашей точки зрения, вопрос, помогать или нет, в принципе не должен возникать. Помимо домов люди потеряли автомобили, скот, инструменты, стройматериалы и всё, что было для них ценно. Людмила Ивановна из Запасного до сих пор плачет, вспоминая свою библиотеку, а житель Джабыка Александр — снегоход, на который копил много лет. Крыша над головой была необходимым минимумом, чтобы люди не впали в безнадежность, но им еще предстоит выйти на «докризисный» уровень благосостояния своими силами. Главное, стены есть.

Александр (тот самый, что строил дом, не дожидаясь подарков судьбы) получил новое жилье

К октябрю 2021 году все жители Джабыка и Запасного, кто хотел остаться, получили новые дома. Из сгоревших 72 построек около половины были единственным жильем, и на выделенные из бюджета 70 млн рублей построили 25 новых домов. 19 собственникам подобрали аналогичное жилье, остальные получили денежные компенсации и купили квартиры. Возведением домов в Джабыке и Запасном занимались четыре застройщика: «Трест Магнитострой», «Прокат Монтаж», «Строймеханизация» и «Мечта».

Туалет у многих находился на улице, газа зачастую не было. Сейчас дома обустроены, как городские квартиры, с ванными комнатами, теплыми туалетами и газификацией

Год спустя спешка, в которой строились дома, дает о себе знать. Помимо качества воды, почти универсальная проблема — сильная влажность внутри домов, от которой по стенам идет черная плесень. Причины явления толком непонятны. Одни грешат на подтекающую крышу или скопление конденсата: некоторые чердаки сделаны глухими, что не позволяет как следует утеплить их или изолировать. Другие считают, что причина в плохой изоляции снизу или в том, что дома ставили на едва просохшее бетонное основание.

Людмила Ивановна Горбань больше всего мучается со скважиной: вода идет грязная или не идет вообще. Как и во многих домах, с потолка капает, а по стенам распространяется плесень

Есть и конструктивные просчеты, например, многие недовольны выгребными ямами: говорят, застройщики поленились долбить на достаточную глубину каменистый грунт, поэтому емкость переполняется за неделю-две. Есть и огромное количество мелочей: тонкий рвущийся линолеум, вздыбленный ламинат, подглючивающие котлы, поддувающие окна… Отдельная боль — это заборы, которые сначала вроде бы обещали, потом отложили, потом заболтали.

Житель Запасного роет фундамент под забор
Любовь показывает выгребную яму, слишком мелкую для нужд большой семьи
Много жалоб на некачественные ламинат и линолеум
Алексей показывает угол, где он забеливал плесень
А вот черная плесень в углу соседнего дома
Стройка дома — процесс бесконечный

Но всё же людей не забывают: джабыкцы говорят, что с утра у них уже были журналисты, прокурорские и участковый. Спрашивали о проблемах, записывали, предлагали варианты. Впрочем, у некоторых жильцов накопилось столько негатива (и ванна холодная, и с потолка течет), что они уже не особенно верят в помощь. У Алексея был добротный дом, который он ставил сам, а прямо перед пожаром расширял, и поэтому его взгляд на новое жилище критичен: всё сделано не так, не по уму, на отшибись. Другие же считают, что им повезло, а с мелочами готовы мириться.

Тетя Рая в новом доме

Джабык оживает. Прошлой осенью он еще выглядел пепелищем, и пространство между новыми домами заполнял строительный мусор и остовы сгоревших автомобилей. Сейчас появились заборы и зелень, а о катастрофе напоминают лишь встречающийся кое-где рыжий металл и пустыри. И еще гектары сгоревшего леса, который сейчас частично вырубают.

Сгоревший лес — не очень вдохновляющее зрелище
Деревья пилят и грузят на машины
Пейзаж получается осенний: зелени почти нет
Сгоревший вагон в Джабыке
От некоторых построек остались только калитки. Дачники не стали возвращаться на эту землю
Это уникальная баня, заговорённая. В дни после пожара вокруг нее была мертвое пепелище на сотни метров, а она выжила. Это говорит о своеобразии этого пожара, разносимого порывами шквального ветра
Метки на погибших деревьях
Трактор в тотал

И еще одна хорошая новость по принципу «не было бы счастья»: от Парижа до Джабыка протянули наконец 19 километров асфальтовой дороги. Нюанс, правда, в том, что подъезд со стороны Парижа удобен, если едешь от Челябинска, самим же жителям важнее дорога на Магнитогорск, но ее не тронули. А там — 35 км тряского грейдера.

От Парижа к Джабыку протянули асфальт

Пожар со множеством очагов, разогнанный ветром и засухой, еще раз напомнил людям, что природа умеет огрызаться. И что мы, несмотря на техническую мощь, сильно зависим от мелочей, иногда — от брошенной сигареты.

Сложность и масштаб пожара привлекли к нему повышенное внимание. Мы выучили название Джабык (год назад я его коверкал). Мы следили за его судьбой. Губернатор Алексей Текслер был вовлечен в историю лично, в том числе потому, что видел пожар сам. К тому же история вышла на федеральный уровень.

С первых дней к трагедии было приковано повышенное внимание

Деньги выделяли оперативно, дома возводили за месяц, газ подключали за неделю. Как бы шло дело, если бы Джабык не стал медийным поселком? Трудно сказать: в России умеют забывать тех, кто не слишком работает локтями и голосом. Я помню, как звонил в одну страховую от лица жительницы, которая не могла получить страховку. Меня переспросили: «Джабык? Какой Джабык? Что это?» Я объяснил: сгоревший поселок на Урале, над которым летал на вертолете Путин. И добавил: вы хотите, чтобы он над вашей страховой полетал? На следующий день деньги были на счету пострадавшей. Чудесная России, блин.

Как и год назад, над Джабыком черное небо. Но сейчас это просто тучи

Но стакан всё же наполовину полон. Трагедия в Джабыке и Запасном стала примером того, как должно работать общество. И пусть результат несколько усилен линзой коллективного внимания, пусть остались недоделки, Джабык уже не выглядит мертвым местом, откуда хочется поскорее сбежать. Жизнь продолжается.

Новая жизнь
Дети уже и не вспомнят старый дом
От помощи государства особенно зависели пожилые люди
— Прокурорский? Из администрации? А, журналист….
Почти у каждого нового дома есть велосипед. Или два. Машины-то погорели
Этот вепрь вроде бы козел
Проверка качества ламината
В прошлом году сгорел и урожай
Новый мотоцикл в одном из домов. И новый пес. Старый погиб в огне, отказавшись уходить
Окрестности пожарищ год назад
Карталинская степь сейчас

9 комментариев

  1. ЯРиК

    Не в оправдание ситуации. Дорога на Магнитогорск, их две.
    Одна через Субутак 100км (из них грейдер 30), другая через Париж 120 км но по асфальту.
    Субутакскую дорогу разбили, в большинстве своем, недродобытчики.
    Взять Новокаолиновый, или Кизилчилик, или Песчанку, они вообще асфальта не видели, что конечно же плохо, но в сравнение…
    Странно что жители Джабыка промолчали про Карталы, там хоть и асфальт (советских времен постройки), но дорога напоминает более грейдер, а ведь все соц и больнички именно там..
    В моем детстве, дорога, в те края, была только через Карталы. Асфальт лежал почти до Анненского, со стороны Челябинска, остальное все лесными тропами и полевыми дорогами. У деда, жившего в Анненском, был ЛуАЗ, и тратор «топ-топ» из ХТЗ- 7, передвигались на них. А из Джабыка до Новокаолинового можно было добраться в основном только по узкоколейке на паровозике ГОКа.
    На позапрошлой неделе как раз был в тех краях. Более всего, смотря на обстановку, переживала тетка 75 лет, которую я возил на Родину (жила она там до 15 лет) . Но она переживает, исключительно, за Природу (которая выгорела, при чем на ее памяти уже в четвертый раз) и зверюшек ( кошечки собачки, при ней даже голос не повышать). За людей, вообще, ни когда последние лет 40, не заморачивается. Свозил ее по местам детства, в том числе на Каолиновый карьер. Кстати, ты до него так и не доехал?

    • Вроде соотношение расстояний немного другое: через Субутак до границы Магнитогорска 80 км из которых грейдер — 35 км. То есть разница по расстоянию довольно ощутимая. Но если в дальнюю часть Магнитогорска, наверное, разница уже меньше будет.
      Я частично ездил по тому грейдеру, он неприятный: можно давить только 80 км/час с риском пробить колёса, если медленнее — тряска от гребёнки.
      До Новокаолинового не доехал, хотя собирался. Времени не хватило. Нужно же каждого выслушать)))

      • ЯРиК

        За расстояния спорить не буду, хотя этими путями наездился, и точно знаю что разница в 20 км, не более (Но те 30 км грейдера треш даже на 17 колесах) Если брать от ст Джабык, до типа блок поста ГИБДД ( там где напротив погост). Вообще проблема бы полностью пропала, если бы, кроме электричек, ( у которых тошниловский график, и тошниловское время в пути, в Джабыке делала бы доп остановку Ласточка. с обеих сторон, (время ее в пути увеличилось бы, не более чем на 10 минут, со всеми торможениями и разгонами). А то сейчас к электричкам даже маршрутки, с близлежащих поселков, не ездят, не выгодно. Но в этих вопросах у нас все через 1ж.

        • Не, сама по себе дорога до Парижа — это плюс бесспорный. Хотя мы ведь и понимаем, что это чистой воды ситуация «не было бы счастья». Нафиг бы про нее никто не вспомнил, если бы не медийность события.
          А по поводу «Ласточки»: наверное, если она будет тормозить у каждого Джабыка, она не будет «Ласточкой», а превратиться в грузного Филина. Потому что все посёлке на пути скажут: а чем мы хуже?

    • >>>Странно что жители Джабыка промолчали про Карталы, там хоть и асфальт (советских времен постройки), но дорога напоминает более грейдер, а ведь все соц и больнички именно там..

      Ну, во-первых, зачем жителям Джабыка оценивать Карталы, во-вторых, я же часто бываю в Карталах, до них вполне нормальная дорога. Нигде особенных проблем не помню. С пердью вокруг Еленинки не сравнить

    • А, или ты имел в виду дорогу от Джабыка в сторону Карталов? В прошлом году как раз туда ездили, но запомнился именно грейдер, асфальт там вроде вполне сносный был. А вот после Песчанки как ушли на грунт, всё — тушите свет.

      • ЯРиК

        конечно от Джабыка в сторону Карталов, ведь, ввиду всяческих укрупнений и эффективного менеджмента, вся социалка и медицина района там, все эти поселки относятся к Карталинскому району. И только Париж к Нагайбакам.

        • Ну да, про то и речь, что им сделали до Парижу, а им немного другая сторона интереснее. Да, в статье надо было добавить и Карталы, протупил я

          • Конец позапрошлого и прошлый год делали дорогу от Н-каолинового до Песчанки, утрамбованную насыпушку с мраморного камня. До куда дотянули, сказать не готов После Песчанки Асфальт начинается, в сторону Снежного и Карталов. Удручает, немного, именно асфальт в Карталы. Мне он напомнил, дорогу, в сторону Волгограда до 2014года или аля путешествие по соседней стране в сторону Крыма, и Крымские дороги, с Советским асфальтом в 2012-2013 годах, ну или улицу Артиллерийскую в недалеком прошлом, ( давно там не был, может снова она стала оправдывать свое название)

Добавить комментарий