Генерал Качанов. День ВДВ

Приближается день десантника, так что самое время написать про новую книгу Романа Грибанова: биографическую повесть о генерале воздушно-десантных войск Анатолии Качанове. Он родился в Челябинске, за 40 лет сменил 14 мест дислокации, включая и Афганистан 80-х, а начале 2000-х вернулся в Челябинск.

У меня было внутреннее сопротивление читать книгу. Помимо того, что я не милитарист, влиял контекст нынешней ситуации (мою позицию вы знаете). Но когда я всё-таки начал читать, книга меня увлекла, и ниже расскажу почему: сначала обсудим её без привязки к нынешним реалиям, потом вернёмся к ним.

Книга построена в виде монолога Анатолия Качанова, и прежде всего увлекает большим количеством интересных подробностей. Например, в возрасте 10 лет, в 1958 году, он поступил в Свердловское Суворовское офицерское училище, куда поехал из Челябинска один. Проучился месяц и до такой степени одолела тоска по дому, что вернулся в Челябинск. Но в обычной школе проучился несколько дней: опять потянуло в Суворовское. Однако и вторая попытка закончилась ничем: приехал в Свердловск, увидел забор училища, вернулся в Челябинск. И только с третьей попытки Анатолий Качанов уже встал в военную колею основательно и больше с неё не сходил. Этот эпизод — в чистом виде повесть о том, как формируется характер, как человек через сомнения и ломку выбирает свой путь.

Ещё одна интересная деталь — это увлечение Анатолия Качанова спортом. На протяжении всей книги прослеживается, как физическая подготовка и моральные качества, развиваемые спортом, не то, что даже помогали ему строить карьеру — практически спасали жизнь. Успешная карьера в ВДВ началась с таких небольших и рутинных вещей, как подъем переворотом, бег и плаванье.

Большая часть карьеры Анатолия Качанова прошла в Средней Азии, и жара под 50 градусов стала её визиткой. Марш-броски с нагрузкой пятьдесят килограммов на десятки километров да в гористой местности требовали каких-то сверхчеловеческих кондиций. Американцы любят показывать суровые будни морпехов и ужасы их подготовки (фильм «Солдат Джейн» и прочие), а здесь — советский вариант сверхлюдей.

Интересно, что в какой-то момент Анатолий Качанов устал от жары и согласился передислоцироваться в Прибалтику, где всё было очень по-европейски, но шли непрерывные дожди. А одна из самых забористых частей книги — это переезд героя в Могочу Забайкальского края. Лютой зимой поезд останавливается на пустынной станции, Анатолий Качанов в звании уже подполковника выпрыгивает на перрон, но перрона нет, вместо него — сугроб. И никого. И потом с опоздавшими бойцами они едут на старом пазике, водитель которого смотрит на дорогу через дырку в заиндевелом стекле. Приезжают в часть, где нет отопления, и его восстановление становится первой задачей Качанова. И если сам климат не вышиб из читателя ледяную слезу, дальше идёт повествование о том, как совершаются прыжки с самолёта в -50.

Прыжкам, кстати, уделено много внимания. Чем ниже высота десантирования, тем меньше шансов быть подстреленным в воздухе, но тем сложнее сам прыжок. Наиболее комфортной считается высота 800-1000 метров, но поскольку это увеличивает время высадки, подразделения Качанова стали экспериментировать и постепенно снизили её до 400 метров, потом до 300 метров, до 200 и, наконец, до 100 метров. Из этих 100 метров раскрытие парашюта съедает 75 метров. Такая практика рискованна, зато десантник действительно падает как снег на голову.

Анатолий Качанов долгое время занимался тренировкой молодых вэдэвэшников, и с этим тоже связано множество любопытных подробностей, типа: для тренировки мы высадились с самолёта в тысяче километров от базы и за месяц дошли обратно своим ходом. Обычная такая разминка.

По прочтении книги крепнет впечатление, что воин ВДВ такого калибра — это тот сверхчеловек-Рэмбо, которого любят изображать в Голливуде. Другое дело, что в книге показан процесс подготовки и ясно, что эти сверхспособности берутся не на пустом месте, но конечный результат именно такой. Кроссы и прыжки в +50 и -50, навыки рукопашного боя, владение дюжиной видов оружия, включая заточенную сапёрную лопату, моральная выносливость, умение выживать в дикой природе — короче, эта книга является очень внятным ответом, почему ВДВ считаются элитой вооружённых сил.

Впрочем, симпатией к Анатолию Качанову проникаешься не только из-за его физических кондиций: на всех стадиях карьеры он занимал руководящие должности, где требовались и хозяйственные навыки, и умение планировать, расставлять приоритеты, мотивировать людей.

Но, конечно, с учётом фона, на котором я читал книгу, мне сложно было избавиться от мыслей, может ли военный существовать в некоем моральном вакууме. Скажем, при отправке в Афганистан сам Анатолий Качанов не знал, куда именно летит и в чём именно заключается миссия, и для военных это нормальная практика — приказы не обсуждаются. Но если смотреть в более широком ключе, такая практика требует стопроцентного доверия к государству, требует уверенности, что государство использует свои лучшие силы наилучшим образом. Возможно, тогда это доверие было, но что делать в другие времена, когда его нет? И должны ли бойцы отдавать себе отчёт, куда и зачем они идут? В некоторых интервью Анатолия Качанова сквозит сожаление о том, как государство отнеслось к «афганцам», но ведь это почти универсально. Новым поколениям лучше иметь этот опыт в виду.

События в Афганистане описаны не то что бы кратко, но без сильной детализации. Есть живописание несколько ключевых боёв, но в целом остается некоторое ощущение недосказанности или, точнее, некой обыденности описания, словно речь не совсем про войну, а про масштабные учения. Острые моменты проскальзывают, скорее, на фоне.

Цитата: «А через день слышим, идут наши «вертушки» и обрушивают на кишлак бомбы и ракеты. Хоть и предупреждали мы мирных жителей, что налёт с воздуха будет, мол, уходите пока не поздно. Но покинули они свои дома или нет – неизвестно – проверять не станем. Лавина свинца с неба и всё… Вертолёты отработали, вскоре и нам по радио пришёл приказ – можно покинуть высоту, возвращайтесь домой. Мы сели на свои БМД и поехали. А что там в этом кишлаке, духов ли вооруженных в нём положили или мирные жители в нем погибли, одному Богу известно».

Для меня это одна из причин, почему я не считаю военные решения проблем оправданными кроме как в случае прямой самообороны. Бойни продаются народу под соусом, будто будут устранены исключительно те, кто имеется в виду: некие плохие парни, бандиты, головорезы. Обычные люди покупаются на это, потому что хотят верить, будто где-то идёт чистая высокоточная схватка добра со злом, и мы есть дистиллированное добро. Но можно ли быть такими наивными? Даже при наличии справедливых предпосылок в пекле событий всегда всё идёт не так, а бывает, что и предпосылки весьма шатки и обусловлены лишь политической конъюнктурой. В итоге жертвами становятся обе стороны. Жестокость входит в резонанс.

Я не перекладывают ответственность на военных, действующих в узком коридоре приказа. Нередко они такие же пострадавшие. Виноватыми являются все причастные: и те, кто принимал решения, и те, кто молчаливо одобрял их со своих диванов или подзуживал. Начиная бойню, ты открываешь ящик Пандоры, который предстоит закрывать другим. Бывает, что закрыть его не удаётся. Эти шрамы не заживают, гноятся, и снова приходят люди, уверенные, что ещё один надрез способен исправить положение. И так продолжается бесконечно, и у каждого поколения милитаристов свои оправдания.

Только дело не движется с мёртвой точки, мир не становится безопаснее, проблемы не решаются. Но люди, застрявшие в глухом Средневековье, снова и снова повторяют, как мантру: «Так было всегда». Они не способны воспринимать ничего, кроме власти силы. Они не знают других путей.

Впрочем, это оффтоп, попутные мысли. Вернусь к книге: в ней есть интересный раздел об известных деятелях, которые служили в ВДВ: Павел Грачев, Владимир Шаманов, Александр Лебедь. Но особое внимание уделено Герою Советского Союза Василию Маргелову, при котором ВДВ выделились в отдельный род войск и эволюционировали до элиты российской армии. Василия Маргелова автор знал лично, хотя разница в возрасте была большой, и говорит о нём с огромным уважением. В книге много цитат Маргелова, и некоторые мотивируют: «Сбит с ног — сражайся на коленях, идти не можешь — лежа наступай».

Но одна цитата меня резанула: «Моих ребят в голубых беретах невозможно сломать, испугать морально и физически. Хоть мне и 68 лет, но с ними я пойду куда угодно. За ночь мы вырежем половину Румынии, за неделю захватим Европу. Жаль только, что служить им всего два года, а то я бы сделал из них настоящих головорезов».

Тут надо оговориться, что слова сказаны ветераном ВОВ и в другом историческом контексте, но именно сейчас цитата звучит зловеще. Сама мысль, что кто-то зачем-то готов вырезать половину Румынии, кажется мне дикой. И сегодня эти зёрна дают всходы, и многие снова забывают, что к силе должно прилагаться умение её обуздать. Кстати, Василий Маргелов был против использования сил ВДВ в Афганистане так, как они применялись, за что, по словам Качанова, поплатился карьерой.

Военные — это всегда инструменты политиков. А такие военные, как воины ВДВ — это ещё и хорошо заточенные инструменты. И суть, наверное, в том, что ими нужно правильно пользоваться. Когда у тебя в руках такое оружие, ответственность возрастает вдвойне, потому что усиливаются не только шансы на победу, но и масштабы ошибок.

Но для меня всё же это не только книга про военного: это ещё и про человека с незаурядным набором талантов, которые прожил жизнь, достойную романа (и Романа Грибанова). Очень рекомендую составить о ней своё мнение.

4 комментария

  1. Евгений

    Добрый день, Артем. Подскажите, где можно книгу найти? Она уже вышла? Правильно ли я понял что ее название: «Рожденный побеждать»?

  2. kriptonus

    Я тот еще иксперд в военных делах. Они предупредили мирных, что будут бомбить, ужели немирные при этом остались сидеть по домам. Наверное, они не должны были предупреждать кого бы то ни было, но по-человечески было жалко ни в чем неповинных людей. Тогда и смысл бомбардировки теряется.

  3. Кирилл

    «Но одна цитата меня резанула»
    Упомянутая цитата мне второй или третий раз попадается в сети. Первый раз ужас вызвала. Второй раз (после прочтения вашего отзыва о книге) у меня мнение, что это проф-деформация человека, который всю жизнь и карьеру посвятил военному делу и причем весьма успешно, судя по вашему отзыву о книге. И если это слова ветерана ВОВ, то контекст более понятен.
    Другой вопрос, откуда у «гражданских» столько агрессии появилось (и поддержки происходящего). И столько ненависти ко всему миру. Какая-то слепая вера в очередного «царя» (извините), без какой-либо оглядки на прошлое. «мы не заем всю правду», «передел однополярного мира», «кругом фейки и только у нас правдушка в разрешенных СМИ», и т.д.
    Когда на прививку от CoV-19 призывали массово идти и маски носить — соотечественникам это почему-то не понравилось. А сейчас видимо норм повестка.
    ВДВ с профессиональным праздником. Ответственность должна быть на политиках и главнокомандующих. Армия действительно должна выполнять приказы (это легитимные какие-то должны быть приказы, а не то что сегодня происходит).

  4. beerkeen

    Контекст от цитаты про румынию и европу, как мне кажется, другой. Румыния и европа тут вовсе ни причем, для красного словца, так сказать. Человек дает понять, что он и его парни настолько круты, что Румыния и европа — семечки. Надо будет, придет приказ — замочат кого угодно, Им это по силам.

Добавить комментарий