Разговор о мобилизации

Есть у меня товарищ, с которым вместе ходили на военную кафедру ЮУрГУ и страдали там примерно одинаково. Раньше он был изрядным ипохондриком, тревожился из-за разных несуществующих рисков (не ослепну ли я от яркого света и т.п.) и вообще казался довольно мирным, творческим человеком. К тому же любил рок-музыку, книги Ремарка и «Взвод» Оливера Стоуна.

Когда началась мобилизация, я написал ему на всякий случай, мол, будь аккуратнее. Он ответил: «Да я, наверное, Тёмыч, пойду». Я опешил: куда ты пойдешь? Он: «Ну, а что делать? Не бегать же? Я и не против пойти. А что?».

Вообще он изначально поддерживал СВО, причем больше по экономическим причинам. Он считал западный мир этакой заблудшей душой, которая сидит на ссудном проценте и надувает финансовые пузыри, а больше не делает ничего. СВО виделась ему как инициатива самого Запада, который спровоцировал Россию, чтобы обнулить долги и завоевать новые рынки (к слову, то же самое он говорил про ковид). Поскольку он любит разных интернет-гуру, подозреваю, что по большей части он повторяет тезисы одного из них. Мы с ним пару раз обсудили эту тему, но потом я уклонялся от дискуссий, ибо аргументы повторялись.

В этот раз я ему написал: «Слушай, если тебе не терпится поучаствовать в великом сдутии финансовых пузырей, дело, безусловно, твоё, но всё же отнесись критически».

Оставим в стороне моральный аспект и даже перспективу умереть или остаться инвалидом. Идёт зима, а зимой на передний план выходят даже не военные риски, а организационно-бытовые. Заявленный объем мобилизации — это вдвое больше, чем первоначальная группировка, то есть с точки зрения управления, логистики, обучения — беспрецедентное количество новобранцев (добавим ещё более сотни тысяч призывников). С учётом типичного для России административного хаоса, я думаю, лотерея может получиться изрядная: кому-то повезёт попасть в более-менее нормальные части, кто-то окажется черти знает где. К подобному нужно быть как минимум готовым. Есть у тебя нет навыков полевой жизни, весь негатив умножится на десять.

При этом длительность экспириенса не ограничена ничем: мобилизовавшись, ты поступаешь в бессрочное владение командующих, и прав у тебя чуть больше, чем у крепостного. Ты не можешь уйти, не можешь сменить род занятий, тебе некуда обращаться. За любое неподчинение — уголовная статья. И сколько ты просидишь там? До весны? Или ещё больше? И варианты досрочного освобождения не очень привлекательные: груз 200, груз 300.

Кстати, если кто-то не уловил, следствием мобилизации стало автоматическое продление всех контрактов, которые в начале СВО заключались на 3-6 месяцев. И мне кажется, это критично, потому что одно дело считать дни до конца срока, другое — вообще не знать, есть ли у этого срока конец.

Я предложил ему подумать про «атмосферу в коллективе»: новые люди окажутся бок о бок с теми, кто воюет много месяцев и остались без дембеля. И готов ли ты быстро перестроиться на их менталитет, где ценности вывернуты наизнанку — это вопрос отдельный.

Я думаю, в его позиции больше бравады, и если его в самом деле начнут грести, настроение может и поменяться. Но меня поражает, что человек, который читал «На западном фронте без перемен», рисует себе спецоперацию примерно как турпоход на Таганай: мол, попыхтим, покряхтим, всё равно опыт.

Другой мой товарищ, который тоже был с нами на военке, настроен гораздо мрачнее. Вот он к фронтовой жизни более приспособлен, потому что мастер от бога и работает по специальности — ремонт танка освоит быстрее, чем 99,9% из нас. Но у него трое детей и нормальная жизнь, и перспектива бросить вот это всё ради лозунгов его не прельщает. Он работает на режимном предприятии, сотрудникам которого положена бронь, но именно ему в брони отказали: слишком востребованная военно-учётная специальности (она у нас всех одинаковая, ремонт бронетанковой техники). Сидит теперь как на иголках и спрашивает меня, что делать. А я тоже не знаю.

Под репортажем про мобилизацию в Долгодеревенском многие сомневались, не постановочные ли это кадры: мол, что-то много радости на лицах. Там не только радость была, были и слёзы, но было и ликование, и общая атмосфера ближе к восторгу. Вас это удивляет? Меня нет: я вполне верю, что поддерживают спецоперацию 60-80% сограждан, и это в среднем по России. В глубинке же телевизор до сих пор важный источник новостей, а кодекс мужчины сводится к максимам «главное — не зассать», так чему удивляться? Для некоторых мобилизация — это способ доказать что-то родственникам и друзьям, заработать, получить новый опыт, а потому и отношение к ней пока почти задорное.

Но любая иллюзия хороша, пока не настала пора проверять её на практике. А так и айсберг можно считать горой крем-брюле: если не столкнулся с ним, оно в самом деле без разницы.

3 комментария

  1. Kriptonus

    На самом деле, все вопросы и ответы крутятся вокруг одного: а что можно сделать? Все, что можно было сделать, это, наверное, покинуть ковчег с пробоинами. Как должно поступить беспокоит меня не первый день и ответа так и не поступает. Скорее всего, ответа и нет.

  2. Илья

    Между сказать нет и послушанием, что есть «не зассать»?

    С поддерживающими, которых знаю говорил, с соседом вообще в дым. Там между словами и делом большая разница, (фигу в кармане держать они не забывают, молодых призовут, а меня глядишь обойдет, а так то правильно все, по другому никак) поэтому я бы сильно не доверял пафосу. А тех кого отправляют они же говорили тоже самое, а когда загребли, как то неловко уже. Поэтому «Саня давай, я в следующий раз обязательно тоже»

    Те кто помоложе там уже никакого пафоса.

    Для себя решил, буду молча упираться всеми копытами, даже исключительно из практических соображений.
    Во-первых вилами на воде писано сколько это продлится, может не так и долго.
    Во-вторых а вдруг потом будет как с афганцами, мы вас туда не посылали, и будет дороже потом прийти в себя вообще.
    В-третьих ну даже если захотят пoсадить, ну уклонист — это не прeступник, а время такое, не думаю что прям с собаками будут искать, а там глядишь карты еще по другому лягут.
    В-четвертых пребывать в некомфортном съемном жилье гораздо приятней, чем в осенне-зимний период на свежем воздухе. Причем цели гораздо более ясны и понятны.

    Ну и вообще я за бугром, но вовсе не прочь вернутся (вторая половина категорически против) и (не очень верю, что меня прям найдут и загребут, точнее считаю эту вероятность небольшой), т.к. не люблю ажиотажа, меньше народу больше кислороду.

    P.S. очень отрадно наблюдать большое количество мужиков, которые подавляюще не пьют, не хамят, очень вежливые и приятно поговорить, всегда бы так

    P.S. родители, которые дали чаду денег и пинка под зад, это просто лучшие

  3. Илья

    P.S. не забывайте суровые законы, что приняли, они относятся к военнo-му, статус которого Вы можете приобрести, когда придете сами знаете куда. Т.е. захочу послyжить, а ко мне будут применять такой УК, это нормально вообще?

Добавить комментарий