Неопубликованная история

Сегодня целый день занимался историей, но в конце концов её инициаторы попросили не публиковать. В данном случае нет никакого негатива, потому что в такой чувствительной теме, как мобилизация, статья может как помочь, так и навредить. Поэтому расскажу просто канву без подробностей.

В одном из регионов (не Челябинская область) мобилизовали капитана в возрасте 52 лет. Нам написала его жена, положение которой выглядит отчаянным: в этом году она потеряла мать, брата, и только жизнь начала возвращаться в русло — забрали мужа. Накануне зимы она остаётся одна в частном доме. Городок маленький, родственников нет, деваться некуда.

Повестка пришла 22 сентября, в тот же день он явился в военкомат и вечером уехал в военную часть, где и находится сейчас, ожидая со дня на день отправки дальше.

Такая стремительность не оставила семье шансов хоть как-то подготовиться и собраться с мыслями, поэтому, например, за рамками остался вопрос его физических кондиций: супруга говорит, есть проблемы со здоровьем, но из-за ситуации с матерью и братом не было толком возможности заняться здоровьем мужа («а он, как все мужчины, хорохорился») в итоге поехал, как есть.

С одной стороны, он профессиональный военный, отслуживший 14 лет по контракту. С другой, с 2009 года на пенсии и больше к военному делу отношения не имел, боевого опыта нет, в сборах не участвовал, навыки утратил, целей происходящего не понимает.

Супруга попыталась жаловаться, но, естественно, безрезультатно. Ей отвечали, что есть потребность в офицерах (а он артиллерист), а что до возраста — ниже приведу блок с выдержками из предыдущей статьи, где рассказывается о возрастных цензах.

Я направил официальный запрос военкому региона, в котором живёт женщина и её капитан: есть призрачная надежда, что, почуяв вниманием СМИ, они всё же пересмотрят решение. Что до публикации, то мы не стали настаивать. Поскольку на пунктах сбора мобилизованных творится разное, военные прилагают усилия, чтобы сохранить информацию в пузыре, и одному из моих предыдущих героев пообещали место в танке взамен должности санитара в отместку за то, что его супруга обратилась в СМИ. Люди боятся жаловаться, и риски здесь очень индивидуальны. У нас же задача не навредить лишнего, так что если человек против — значит, против. Вообще желающих выносить сор из избы крайне мало, а правильно ли это — мы поймём потом.

Что касается конкретной ситуации, то на неё возможны два взгляда. Вроде как военный на то и выбрал такую профессию, чтобы идти, куда пошлют. И мобилизация по своей сути штука насильственная, поэтому учитывать всю совокупность личных обстоятельств каждого призванного вряд ли получится. Мобилизация — это в принципе история трагическая для всех, просто не все это понимают прямо сейчас.

Но и отмахнуться от таких случаев не получается. Тут даже нельзя сказать, мол, сами виноваты. Виноваты в чём? Что не успели за три часа собрать необходимый пакет справок? Что выбрали профессию военного? Что не понимают высоких целей происходящего? Наверное, да, но людям от этого точно не легче и «наказание» за эту «вину» получается просто несоразмерным. Кому-то надо выполнить план, а у кого-то будет сломана жизнь.

Маленькие города, удалённые регионы… Здесь вообще с правами и свободами сложно, а люди не привыкли бороться, прятаться, противоречить власти. И вот власти понадобились не просто их пенсионные накопления или налоги — власти понадобились их жизни и здоровье, прямо здесь и сейчас. Ещё год назад мы бы посчитали ситуацию какой-то дичью, то теперь говорим: всё по закону, а значит, нет и проблемы. Так нас потихоньку деформируют, объясняя, что смерть, увечья, грязь — это всё нормально, это по закону, это нужно. А нужно ли? Вот ведь в чём вопрос. И лежит он не в области закона, а в области доверия к власти и понимания целесообразности её действий. С этим же у нас сильная напряжёнка.

О возрастных ограничениях

Уже разбирал случай 37-летнего солдата, которого призвали из Челябинска: он также не попадает в первый разряд запаса (для солдат — до 35 лет), то есть, в теории, не подлежит мобилизации сразу. Однако вернуть его домой не удалось, и во всех инстанциях нам ответили, что мобилизация полностью законна.

Вообще при объявлении частичной мобилизации Министерство обороны опубликовало критерии отбора, в которых черным по белому было написано: «В соответствии с российским законодательством подлежат призыву на военную службу по мобилизации граждане, имеющие воинские звания рядового и сержантского состава в возрасте до 35 лет, младших офицеров до 50 лет, старших офицеров до 55 лет».

Подобное ранжирование по возрасту указано и в статье 53 закона «О воинской обязанности…», где все военнослужащие запаса разбиты на три разряда. Здравый смысл подсказывает, что для создания боеспособных подразделений мобилизация должна идти по разрядам: пока есть в наличии кандидаты первого разряда, второй и третий не трогают.

Проблема в том, что в законе «О воинской обязанности…» нет прямых указаний на то, что мобилизация должна идти в строгом соответствии с разрядами. Нет разъяснений и в законе о мобилизации, равно как и в указе президента. Юристы и чиновники сходятся во мнении, что озвученные возрастные рамки являются лишь рекомендацией Министерства обороны, однако не означают запретов на мобилизацию граждан, относящихся ко второму и третьему разряду. Жёстким ограничением пока остаётся лишь предельный возраст пребывания в запасе: для солдат это — 50 лет, для младших офицеров — до 60 лет, а для старших чинов в отдельных случаях и до 70 лет.

One Comment

  1. Кирилл

    Сколько таких «неопубликованных историй» в рамках всей страны, можно только гадать. Возможно даже не в тысячах измеряется, а больше.

Добавить комментарий