Злобные англосаксы

У российских пропагандистов есть такой дискурс — противопоставлять Россию англосаксам, коллективному Западу или конкретно Соединённым Штатам. И рисовать тех, с одной стороны, хищными, злобными и беспринципными, с другой — слабыми, запутавшимися и находящими на грани распада. В принципе, можно найти аргументы и в пользу этой концепции, но я не чувствителен к её крайним формам по той же причине, по которой нельзя переболеть ветрянкой дважды.

В 80-е годы я рос в атмосфере американофобии и попыток представить их общество как рассадник грехов, насилия и распада. Тогда это оправдывалось холодной войной и экзистенциальной угрозой, поэтому Запад демонизировали с азартом . Я помню, как в начальных классах одноклассница подняла руку, встала и заявила: «Вот в Америке один мальчик сказал: папа, я тебя убью. Представляете?». И все шумно согласились, что так оно и было, ведь там такое в порядке вещей, не то что в СССР — тут такое и в голову не придёт. Популярны были рассказы про детский труд в капиталистических странах, и на этом фоне беззаботность советских школьников выглядела особенно светлой. У нас всё было бесплатным, а там везде сидели толстые и жадные владельцы заводов, газет, пароходов. Американцы рисовались корыстными, расчётливыми и очень воинственными, причём не только их верхушка, но и все жители.

Но поскольку было это в 80-х, когда Союз дышал на ладан, фон стал меняться. Я до сих пор помню разговор с отцом, когда он вдруг открыл мне страшную тайну: оказывается, Советский союз уже не самая прогрессивная страна мира и его проблемы фундаментальны. Это стало для меня моментом истины, потому что до того вечера я верил всему, что говорят про СССР в школе.

Однажды я увидел на обороте какого-то изделия (не помню точно, какого) надпись Made in USSR, отлитую в металле, а отец скептически заметил, что при таком качестве этого изделия лучше было не подписываться. Эти трещины сомнений теперь были повсюду: в рассказах людей, уже побывавших за границей, во вкусе жвачек, в первых американских фильмах.

Потом Союз рухнул и начался медовый месяц американской мечты, когда мы вдруг увидели другой Запад, совсем не такой злобный, а в чём-то и более близкий нам — Запад с человеческим лицом, в которое мы тут же влюбились. Все эти Марти МакФлаи, которые в 16 лет разъезжали на собственных пикапах, выглядели идолами, и дело не только в упакованности их быта — они были символом свободы и раскрепощённости. Американские фильмы тогда казались мне более честными, чем советские, потому что говорили о проблемах, которые в СССР замалчивались.

За тридцать лет мой романтизм постепенно выветрился, и отношение к Западу и СССР много раз менялось, хотя уже и не так радикально. За это время был и хаос в правительствах Британии и США, и расцвет корпораций, и мигрантские кризисы, и надутые финансовые пузыри, и бездарные военные кампании.

Однако я уже не могу смотреть на условного западного человека, как на цивилизационного врага России лишь потому, что он не византийской мерки, потому что он католик или протестант, потому что у него в стране двухпартийная система и прецедентное право, потому что он потомок колонизаторов или потому что он работает за деньги, а не за какую-то идею (будто мы чем-то отличаемся). Та прививка англофобии убедила меня в том, что люди и в принципе отличаются не так сильно, как представляют лидеры, ищущие раздора. Если же брать Россия и Запад, то культурно и ментально мы гораздо ближе, чем, например, Россия с Японией, Индией или Анголой. Наш генетической код идентичен на 99,9% и то же можно сказать про наши ценности, если освободить их от пропагандистских штампов. Американские фильмы потому и были нам понятны без всяких объяснений, потому что на базовом уровне мы мыслим плюс-минус одинаково. Я думаю, разница между жителем офисной Москвы и крестьянином в башкирской глубинке будет куда больше, чем между американцем и русским, живущими примерно в равных социальных аквариумах. Я не говорю, что мы идентичны — нет, у все есть свои особенности. Но я не вижу фундаментальных различий в нашем менталитете и ценностях, которые обрекали бы нас на вечную вражду. Это убеждение — лишь конструкт тех, кому эта война выгодна (такие есть с обеих сторон, но Россия сейчас особенно усердна).

Восклицания насчёт сильно разных ценностей укоренены в племенном мышлении, когда народы ещё существовали обособленно, и воинственные древляне не были похожи на пахарей-полян. С тех пор в мире всё слегка поменялось, границы стран сомкнулись и стали прозрачнее, появилось единое информационное пространство, случилось множество волн миграций, а миксер глобализации окончательно размыл понятие национальной идентичности: мы ездили примерно на одних машинах, читали примерно одни книги, одинаково занимались сексом. Хорошо это или плохо?

И так, и так. Но это выраженный процесс, и для чего-то он человечеству нужен. Когда планета заполнилась людьми, они стали перемалываться друг о друга, как измельчается руда в шариковой мельнице обогатительной фабрики. И поскольку люди биологически очень близки, сближение их ценностей выглядит вполне логичным результатом этой притирки, а не каким-то проектом Запада по переформатированию мира. Скорее, у самого мира есть запрос на выработку общего языка для решения в том числе проблем с продовольствием, безопасностью и развитием.

Равнение на Запад часто представляют пережитком 90-х, дескать, вот тогда коварные капиталисты попытались осеменить мозги граждан вражескими концептами в упаковках от «Орбита» и «Контекса». Но этот факт вырван из контекста. Россия уже минимум шесть веков сближается с Европой (а позже и с Америкой), и за это время разность потенциалов существенно выровнялась. Преувеличенное западничество 90-х было лишь реакцией на изоляцию СССР, этакой гиперкомпенсацией для восстановления равновесного хода истории. В нашем языке полно латинских слов и в голове полно латинских (и античных) идей, на которых строится мировая цивилизация. Равно как и Европа несёт на себя печать русской культуры, в том числе её военных достижений. Англия исторически была одним из важнейших партнёров Российской империи, и даже если отношения не всегда были цветущими и случались стычки, и примеров союзничества в разных сферах немало.

Я не ратую за исключение национальных особенностей или слияние в мировое государство (хотя рано или поздно встанет такой вопрос). Я чувствую себя россиянином и никуда не бегу. Я не апологет идей постиндустриального общества, и не хочу жить по указке смартфона или Цукерберга. Но также я не хочу жить по указке средневекового проповедника, который считает любого инакомыслящего еретиком.

Пусть национальное остаётся в той мере, в которой народ нуждается в нём. Но национальные особенности разных стран уже не находятся в том непреодолимом противоречии, как пытаются представить сторонники вечной конфронтации. У нас уже нет разделения на кочевников и оседлых, на собирателей и охотников: в любом обществе существуют и те, и другие.

Эта конфронтация является лишь инструментом борьбы за власть, ресурсы и за место в учебнике истории, а не следствием каких-то неуловимых и бесценных черт русского характера, которые супостаты пытаются подавить. Если у нас и была какая-то первородная святость, боюсь, она осталась в языческих временах ещё до Владимира Крестителя. И в так называемых западных ценностях — в немецком педантизме или в американской предприимчивости  — нет ничего такого, что было бы хуже наших собственных гремлинов, которых в силу травматизма нашей истории у нас немало. Скажем, кровожадная страсть выискивать врагов среди себе подобных.

Мы всё боимся, что нам подсунут что-то такое, от чего наше общество затрещит по швам. Подобное, конечно, возможно, но для этого у людей есть и разум, и чутьё, и откровенно дурные вещи здоровое общество рано или поздно отвергает само. Вопрос лишь в том, чтобы сделать общество здоровым, мыслящим, критичным и сочувственным, а мы-то как раз движемся в обратную сторону.

Современный мир — это такая сверх-федерация, где помимо местечковых интересов есть и глобальные, касающиеся всех стран сразу. И у стран нет иного пути, кроме как признать, что общего у них больше, чем различий. И если кому-то принципиально носить кокошник или шапку Мономаха, делать это можно на народных праздниках. Тащить кокошник в большую политику уже поздновато.

Чем действительно плоха эта война — это образом русских как главных милитаристов мира. До 24 февраля мы поддерживали имидж нации с оборонительной военной доктриной, но теперь, что бы там ни пела пропаганда, надолго останемся в истории как люди, переплюнувшие в бестолковой жестокости даже пресловутых американских ястребов.

18 комментариев

  1. Илья

    Часто думаю, что между нами и СШA больше сходств, чем мы думаем. Во вьетнамской ситуации (1965-1973) сходства порой похожи до пугающего, и внутри-пoлитичecкoй ситуации тоже. Расклад пасьянса конечно отличается, а вот методы и действия.

    Они тоже кстати шли добровольно (поначалу) и разворот общественного мнения занял 5 лет. И был такой НФОЮВ очень сильно напоминает кое кого. (как метод)

    P.S.
    Из интересного потери от сaмoубийств вeтeрaнoв в последующем были больше, чем в конфликте.

    • Илья

      Если в свое время не поняли «Апокалипсис сегодня» Копполы, посмотрите сейчас, только обязательно в режиссерской версии на 4 часа (в обычной больше половины смыслов теряется).

    • Илья

      Интересного в смысле статистики, за которой стоят человеческие трагедии.

      • Илья

        Т.е. статистика это интересно, а трагедии это грустно.

  2. kriptonus

    Я люблю Россию, люблю русскость. И, при этом, не испытываю ненависти или пренебрежения к англосаксам. Что и говорить, я в детстве читал книги американских и английских авторов и они нравились мне ничуть не меньше, чем русских. А если в обществе вырастают писатели, могущие привлечь мальчишку-читателя совершенно из другой страны, это много стоит. Я, по-сути, воспитан двумя цивилизациями. Слава Богу, я родился уже почти в постсоветское время. Но я все время помню, как мое государство обкрадывало и обкрадывает свое население: сначала моих бабушек (бабушка рассказывала, как зп нужно было частично брать облигациями госзайма, которые, однако, так никто и не погасил — это один из примеров), моих родителей (когда все накопления в одном зеленом банке внезапно девальвировались и заморозились на 10 с лишним лет), потом меня, когда пенсионные накопления также вдруг хитрым образом стали какими-то непонятными. Теперь вот, «подушевой налог» требуют платить. Это только так, самые громкие и крупные преступления. Еще же существуют щипки по-мелочи. И я также отчетливо помню, как в начале 90-х выдавали гуманитарную помощь от англосаксов. Там не много было, масло, еще что-то. Полагаю, что еще больше было разворовано. Не знаю, какие объемы были поставок в нашу страну. Но это очень интересно: страна-враг, вдруг присылает помощь в тот момент, когда ее противник испытывает сильные затруднения. И снова у меня не идет из головы помощь англосаксов во время ВОВ. Да, ее сейчас очень удобно замазывать словами: «Да там было-то всего…» Но было, было! Куда удобнее было бы дать фашистам и СССР дойти до противостояния времен ПМВ, когда «на фронте без перемен» и потом уже одним ударом покончить сразу с двумя претендентами на мировое господство.
    Еще очень удобные обвинения, что-то вроде «они там влезли во все экономики со своим долларом» и прочее созвучное. Ну а мы-то, мы чего не влезли со своим рублем во все экономики? Ответ на это обычно таков: у нас другое, у нас духовность, широта души и вообще мы всех любим, для нас деньги не главное, поэтому. Оказывается, ни духовности, ни широты, да и любовь-то у нас из злых сказок: «Нравится — не нравится: терпи, моя красавица». Так что мне прививки от обожествления русских и обожания СССР ставили еще в детстве.
    Я прекрасно понимаю, что не надо идеализировать ни одно государство, да и человека каждого в частности («Всяк человек ложь»). Есть государства и общества, которые хорошо развиты, в них существуют различные общественные договоры и правила игры и они хороши именно тем, что государство исполняет эти договоры. Есть и другие, в которых все договоры существуют в декларативном виде, но за их исполнением стоит почти-что ничего.
    Думаю, это вполне можно считать ответом к одному моему брату, который спросил меня в соседней ветке, кто же мне солгал? Общество и главное, общественная формация солгала и лжет мне, брат.

    • Кирилл

      «Ну а мы-то, мы чего не влезли со своим рублем во все экономики»
      Вот хороший вопрос. Богатейшая ресурсами страна, огромный рынок на нашем континенте, развивай сотрудничество, производство и экономику, все возможности для этого ведь были (есть).
      И к слову, почти все ненавистники англосаксов не замечают того факта, что готовы использовать те же методы (включая военное противодействие). Кричат, что-то про печатный станок долларов, а в душе хотят того же самого для рубля. На деле, в лучшем случае одни валюты (доллары и евро) плавно замещаются другими (юани). Или другой пример — злые англосаксы хотят иметь влияние на другие страны (используя те или иные инструменты), при этом тот факт, что мы мягко говоря, тоже на другую территорию заходим и так же стремимся иметь влияние на многих соседей (и даже далеко не соседей, Венесуэла, Сирия и т.д.) почему-то не замечается.

  3. Кирилл

    Общественное мнение в последние 8 месяцев это феномен для меня. И тема противостояния РФ-англосаксы это огромная «база», и нужные внушения кмк лет 10-12 назад начались (+ это все на «базу» ещё времён СССР).
    На любые вопросы ответ: «это провокация». Расследования про коррупцию — провокация/снято в Голливуде. Вбросы на выборах снятые на видео — это провокация, снято в Голливуде. Отдельные события происходящие в соседней стране — провокация и т.д. Для ТВ/псевдо-политологов это очень удобная модель. Во всем виноваты «враги».
    Ультра патриоты имхо вообще ничего не видят кроме картинки, которую им очень умело и компетентно внушает пропаганда. Да и как узнать альтернативную точку зрения, если многие лидеры общественного мнения — кто покинул страну, кто объявлен иноагентом, кто в тюрьме + внушения из ТВ, что все у кого иная точка зрения на происходящее -это враги, предатели и т.д.
    Очень пугает, что уже идёт подготовка общественного мнения на тему: «мы самые миролюбивые», а если где бахнет ЯО, это не мы/нас спровоцировали.
    Увидеть бы времена, когда это все закончится и РФ сможет себе позитивный имидж вернуть.

  4. Артём, как опытный журналист, не ошибись. В комментариях тебя тут поддерживают, но ты не делай вывод, что это большинство. Жаль смотреть как ты превращаешься в рупор вражеской пропаганды

    • Да кто же спорит, что поддерживающих СВО большинство — тут никаких иллюзий.
      Я удивлён, что ты ещё не мобилизовался. В чем причина? Может, не берут добровольцем? Так ты подсказывай, у нас выходы на военкомов есть, в таком деле, думаю, нам не откажут, даже если у тебя зрение -12. Присылай данные, сейчас всякие нужны.
      Или вся твоя позиция в том, что сидеть в тёплом месте и подначивать других идти на бойню за твои параноидальные иллюзии? Ты тут про натовские гестапо писал, я считаю, после таких слов ты должен был очередь в военкома ещё весной занимать, чтобы отражать угрозу на ближних подступах.
      Ну, и добавлю свой обычный дисклеймер: я против того, чтобы кто-то туда шёл, потому что они автоматически станут или убийцами, или убитыми (или тем и другим сразу). Но если у тебя свербит в одном месте, давай, делом доказывай верность убеждения.
      ЯРиК вон быстренько слился после таких вопросов, а может, и на СВО уехал, не знаю. В любом случае, если раньше мы могли только спорить, то теперь у каждого есть отличный шанс взять на себя риски и показать, чего стоит его мнение.

    • Антон Л.

      Слив засчитан

  5. Киноман

    Насчёт злобности англосаксов. Ну хз. Американский впк просто хочет кушать. И оппозиционные Американские СМИ про это регулярно говорят. Сейчас у них демократическая партия рулит, а она всегда топит за какие-нибудь конфликты и заварушки. В дем. партии, говорят, больше лоббистов военных корпораций, чем у республиканцев ( неформальное название — партия войны не зря же к ним прицепилось). В каком-то смысле похоже даже сам Байден марионетка, которая твердит регулярно, что нужно помогать доблестным украинцам защищаться от Путина.
    Ну и показательно как Зеленский из комика и миролюбивого народного любимца начал при демократах вооружаться и игнорировать минские соглашения. При республиканцах вроде же затишье было(Минские соглашения те же самые), краник видать республиканцы тогда прикрыли Украине. А как демократы к власти пришли, так началось — Украина, Беларусь, Казахстан, Тайвань, не так давно Иран — и все примерно по Ливийскому сценарию. Попытка свержения, бабки, наемники.

    • Я на это так смотрю: если у вас на заднем дворе пожар, никто не запрещает его тушить. Но тушить надо не бензином. Есть другие способы.
      Милитаризмом страдают не только Штаты, та же Россия прекрасный образец страны, которая в течение многих лет занималась романтизацией войны на всех уровнях. У американцев это идёт от верхушки лоббистов, у нас — от самого народа, который почему-то вдруг стал страдать кровожадностью, хотя на себе познал её ужасы. «Можем повторить», «вырезать опухоль», «евразийская цивилизация», «духовная сверхценность славян»… Это тоже не поведение страны-пацифиста.
      Я знаю максиму: хочешь мира — готовься к войне. Собственно, 70 лет так и жили, и могли дальше готовиться. Но сейчас мы определённо затмили самых худших американских милитаристов, а может быть, просто сделали им шикарный подарок. Не удивлюсь, если акции натовских военных компаний благодаря Путину сейчас на самом гребне волны.
      Я никогда не идеализировал американцев — у них огромная и очень разнородная страна, чтобы сказать про неё что-нибудь определенная. Я лишь за то, что нет никакой принципиальной разницы, которая не позволяла бы нам найти общий язык. Брежневу и Кеннеди в своё время это удалось, хотя тогда расхождение менталитетов казалось куда более сильным.

      • Киноман

        Сейчас заметен тренд на «здоровый национализм» во многих странах, как это называл Жириновский (или в некоторых случаях нездоровый). Он же говорил, что англосаксы, возможно, страшнее Гитлера и Наполеона, т.к. последние просто медленно шли до Москвы и были разбиты, а англосаксы просто посреди ночи будут нас бомбить, как напр. они это делали своей натовской группировкой в Белграде, Сирии, да и хиросиму/нагасаки разнесли (просто такой эксперимент на людях провели, как в муравейник новейшую бомбочку кинули, на один город урановую, на другой город плутониевую, с тех пор Япония уже никогда не была суверенной страной, а стала еще одним филиалом интересов США в азиатском регионе). А если бы им достался Крым, Донбасс, то время подлета ракет до всей европейской части РФ уменьшилось бы до 5 минут. Тогда уже мы бы потеряли суверенность и нам бы могли диктовать всё, что угодно.

        Тот же Жириновский говорил, что исторически это на нас всегда нападали, а мы оборонялись. Т.к. европа и другие наши соседи густо населены или перенаселены, а мы, как северные территории — наоборот недоселены. Ту же Украину Богдан Хмельницкий сам к нам присоединил, мы их не звали (иначе ее бы захватила либо Турция, либо Польша (обе страны с давней историей завоеваний)).

        • >>> А если бы им достался Крым, Донбасс

          А если Финляндия и Швеция? От Хельсинки и Киева до Москвы почти одинаковое расстояние.
          Ну, а при нынешних талантах военачальников, боюсь, ситуация и на Украине может стать куда хуже, чем до 24.02.
          Я вижу, что вы педантично повторяете все страшилки из кремлёской методички, и Хиросиму, и Югославию вспомнили, и я даже не к тому, что это неправда — это (насколько могу судить) правда.
          Для США характерна агрессивность внешней политики. Другое дело, что в режиме конфронтации со Штатами мы жили очень давно, это не какой-то новый феномен. Даже сейчас, когда есть миллион поводов развязать прямую войну, НАТО не спешит делать этого, хотя казалось бы, они только и ждали момента, чтобы нас побомбить и захватить. И если они не делают этого сейчас (не важно почему — бояться или просто здравый смысл включают), то для чего им сами начинать такой рискованный и непопулярный проект?
          Я даже не о том, что это в принципе возможно. Мой тезис, скорее, что у нас было вполне нормальное положение, чтобы при случае отразить удар: у нас был сплочёный народ, у нас была (ныне сильно потрёпанная) сухопутная армия, у нас ядерное оружие, наконец. Нынешняя война, на мой взгляд, вообще не решает вопросы нашей внешней безопасности. Скорее наоборот: она выматывает нашу армию, подрывает возможности ВПК, увеличивает антироссийские настроения, создаёт новых членов НАТО. Я сейчас чувствую себя в куда меньше безопасности, чем до 24.02.

          >>>Тот же Жириновский говорил, что исторически это на нас всегда нападали, а мы оборонялись.

          Жириновский популистом был и говорил то, что выгодно его аудитории. Россия много раз нападала и много раз проигрывала (ну, или не побеждала) в войнах самого разного типа: Ливонскую войну возьмите. И очень много было войн, которые приводили к экзистенциальным кризисам: помимо упомянутой можно Крымскую вспомнить и русско-японскую. Но популистам, конечно, выгоднее 1812 и 1945 вспоминать и этим ограничиться.

          • Киноман

            «а если Финляндия и Швеция? От Хельсинки и Киева до Москвы почти одинаковое расстояние.»

            Пускай одинаковое, не проверял. Но ДНР, ЛНР, Харьков — буквально соседние области с нашими, они куда ближе, чем Киев и Хельсинки.

            «у нас было вполне нормальное положение, чтобы при случае отразить удар: у нас был сплочёный народ, у нас была (ныне сильно потрёпанная) сухопутная армия, у нас ядерное оружие, наконец. Нынешняя война, на мой взгляд, вообще не решает вопросы нашей внешней безопасности.»

            Это метание Украины (мы или с западом, или с востоком?) как минимум последние 30 лет после распада СССР — и есть довольно серьезная проблема нашей внешней безопасности. В историческом контексте некоторые называют нынешние события еще одним этапом развала СССР. То, что вы на какой-то сравнительно короткий промежуток времени (по историческим меркам) почувствовали себя в безопасности, — это ваше субъективное мироощущение.
            «Нынешняя война, на мой взгляд, вообще не решает вопросы нашей внешней безопасности.» — я думаю, там не один этаж экспертов сидит в каком-нибудь институте стратегического планирования и занимается подобными вопросами, я считаю себя недостаточно компетентным, чтобы давать оценки.
            Посмотрите (или пересмотрите) нашумевшую в свое время речь Путина в Мюнхене 2007 года на конференции по безопасности, раз вы интересуетесь международной безопасностью.
            https://ru.wikipedia.org/wiki/Мюнхенская_речь_Владимира_Путина
            Спойлер — от недавних речей Путина, напр. позавчерашней на Валдае, отличается не так уж и сильно.
            Все будет хорошо.

          • >>>Все будет хорошо.

            Уверен, что будет. Даже если человечество истребит себя в очередной нелепой войне, всё рано или поздно будет хорошо, потому что природа имеет чувство равновесия, которого порой лишены её отдельные, не самые удачные виды, обречённые на вымирание.

        • ТотЧувачок

          Крым «злобным англосаксам» был нужен не для того, чтоб ракеты разместить. а чтоб отрезать нам доступ к Черному морю. за Крым всю жизнь все воевали, очень выгодное стратегическое расположение полуострова. ракеты с удовольствием Польша может разместить, тоже недалеко.

          • Киноман

            Тот, кто владеет Крымом, владеет всем черным морем, как говорят эксперты, а этого (передачу крыма англосаксам), видимо, наши стратеги допустить не могли.

Добавить комментарий