Что вы на самом деле думаете

Лида morkeleb78 посоветовала любопытный советский фильм — «Я и другие». Это документалистика, в которой показаны несколько психологических экспериментов, весьма незатейливых на первый взгляд. Ежели боитесь спойлеров, не читайте дальше — фильм прилагаю.

 

Больше всего меня заинтересовал эксперимент, в котором несколько подсадных участников давали абсурдный ответ на достаточно очевидный вопрос, оказывая на последнего участника — единственного независимого — психологическое давление. Кто-то его выдерживал и высказывал правильное мнение вопреки позиции большинства. Кто-то поддавался на коллективный гипноз. Думаю, я сам образца 10-летней давности тест бы не прошел в силу природной внушаемости и слепоты на лица. Сейчас не знаю — 50:50.

При кажущейся простоте эксперимента, он подкупает однозначностью результата. Мы вроде бы допускаем, что люди внушаемы, но сложно поверить, что их внушаемость настолько велика. Эксперимент был довольно мягким, а сколько участников выдержали бы тест, будь вопрос менее очевидным, давление — грубым (или хитрым), а воздействие — длительным?

Эти незатейливые опыты отражают крайнюю зависимость суждений, которые мы считаем своими. Есть ли вообще что-то думаем мы сами, а не толпа стоящих за плечами коллег, друзей, лидеров мнений и медийных персон?

Я часто рефлексирую на эту тему. Когда возникает потребность определиться по какому-то вопросу, мы не углубляемся в монографии с пожелтевшими страницами и не проводим собственных экспериментов. Сознательно или нет, мы ищем тех, кто уже высказался по вопросу, и присоединяемся к чьему-то мнению, которое кажется нам более адекватным. Критерии адекватности? Это отдельная тема. Оратор говорит с явной убежденностью — конечно, он врать не станет. Или, скажем, мнение человека не провоцирует внутреннего конфликта — нам удобнее носить обувь по размеру. Или человек высказывает два-три суждения, с которыми мы изначально согласны, и под этой ширмой протаскивает сомнительные аргументы. Наконец, фактор большинства — ему сопротивляться труднее всего.

Меня удивляют люди, которые начинают чтение статей в интернете с отзывов. Увязшие в рекламе СМИ/блогеры способствовали возникновению иллюзии, что правда пишется в комментариях. Многие по наивности думают, что в статье их обманут, а вот под статьей рубанут правду-матку. Они не дают себе труда оценить статью по собственным критериям, и сразу воспринимают кажущиеся им честным мнение большинства. Это так удобно для манипулирования мнением, что отзывы уже давно мало чем отличаются от статей по своей ангажированности.

Мы почти не вырабатываем собственных суждений. Мы ходим по складам готовой продукции. Наша заслуга — это выбор склада А или склада Б, но в остальном мы редко шьем себе одежду и редко говорим что-то отличное от мнения того или иного большинства, униформу которого мы примерили почти случайно. Иллюзия независимости мнения чаще держится лишь на его противопоставлении другому мнению, и редко выходит за обозначенную систему координат. Я знаю, что либералы очень гордятся своим прозрением, хотя оно никакое не их. Еще одно многочисленное стадо, в котором удобно мычать о своей уникальности, презирая стадо на другом берегу. То же самое применимо к истым патриотам.

Плохо то, что на складах готовой продукции не хранится качественный товар. Истина — всегда хендмейд. Конвейерное производство вынуждено упрощать товар, делая его удобоваримым для массового потребителя. Так появляются неуклюжие акции, дешевые лозунги, архитипичные образы врагов и прочая. Иногда они портят даже хорошие идеи настолько, что делают неотличимыми от плохих. Более того, если вы по каким-то причинам не готовы принять одну из доминирующих концепций во всей ее чугунной неповоротливости, вы окажетесь ее врагом, даже разделяя на 85%.

Мне встретилась как-то мысль, авторство которой доподлинно неизвестно — Бродский или Довлатов, — но сама она любопытна: «После советских я больше всего не люблю антисоветских. Одинаковые они какие-то».

Я сам являю пример человека, который вырабатывает свое мнение, пользуясь складом готовой продукции. Тут без иллюзий. Своемыслие дается мне через пень-колоду.

Мышление людей — процесс коллективный. И, наверное, первый шаг на пути к собственной независимости состоит в том, чтобы зависимость признать. Я — небольшой транзистор, который резонирует с чужими мыслями, глушит одни, а другие усиливает и передает по эстафете. Вопрос сводится к тому, правильно ли настроен резонатор.

Иметь ли мнение? Само словосочетание «личное мнение» превратилось в некий фетиш, который, с чуть обиженным видом, выпячивается, как пузо: вот, дескать, это мое мнение (на языке художников — «я так вижу»). И да, оно может быть не просто ошибочным — глупым, наивным, опасным, бездарным. Тогда не лучше ли положиться на более-менее надежное мнение большинства?

Лучше. Человек крайне ограничен в своих мыслетворческих возможностях. Мы не можем перепроверить каждый закон физики, чтобы убедиться в его справедливости. Мы не можем лично раскопать все курганы, чтобы исключить археологические мистификации. Все, что мы можем — это профильтровать завалы фактов, идей и мнений, где-то уповая на логику, где-то — лишь на веру, что мама с папой не обманут. Если через двадцать лет популярным станет мнение, что Иван Грозный и Сталин были вымышленными персонажами, у меня не будет собственных аргументов, чтобы опровергнуть эти суждения. Я смогу лишь верить.

Но скепсис, доведенный до крайности — это попытки вскопать картофельное поле булавкой. Мы не можем стать независимыми на 100%, но в данном случае даже 1% — это достижение.

И нам остается лишь изобрести некую тактику, которая избавит нас от самых зловещих иллюзий. У меня получается примерно следующее.

Иногда нужно слушать себя и доверять себе. В одиночестве и без спешки. Внутри нас много субъективизма, настроенчества, ангажированности и заблуждений. Но есть в нас и нечто ценное, что иногда просится наружу, прижатое валунами общественных мнений. Выманивая его, важно не напугать чрезмерным нахрапом. Лучшие мысли как правило самые уязвимые к самокритике.

Второй момент: не спешите высказываться. Осознание и высказывание — отнюдь не одно и то же, хотя в эпоху соцсетей одно частенько следует за другим и чуть ли не опережает. Неоформленная мысль является легкой мишенью для кондовых критиков, которые задушат ее в зачатке и не дадут развиться. Иногда полезно что-то выносить в себе, перепроверить, сопоставить, и уже затем решить, нужно ли высказываться, а если да, то когда и как. Возможно, что и не нужно — ваша мысль, вы и пользуйтесь. Но иногда мысль требует огранки в спорах, однако важно не ошибиться с выбором спарринг-партнера.

Третье: иногда не стоит тратить сил на размышление о том, за черных вы или за белых. Не исключено, ваш ответ лежит вне этой оси координат и требует большей гаммы цветов, чем предполагают удобные дихотомии. Настоящее мнение — это не обгорелый пень, который мажет все вокруг. Это дерево, которое растет и меняется, но в этом изменений нет отрицания самого себя, пока остаются корни.

Четвертое: не бойтесь быть неоригинальным. Лучший способ остановить мышление — породить в человеке страх вторичности. Все мысли уже когда-то и кем-то высказывались. Но я не считаю плагиатом то, до чего дошел сам, даже если за 300 лет до моего рождения подобное уже говорил некий английский поэт. Не является плагиатом и поиск вербализации своей мысли: вы не могли ее оформить в слова, а писатель смог. Но мысль все равно ваша в той же степени, что и его — просто он лучше формулирует. Никто из нас не претендует на статус божественного провидца, и наши мысли происходят из объективной реальности, доступной не только нам одним. Человек мало изменился за последние 3000 лет, поэтому интересные мысли застревают в толще столетий.

Пятое: ценное качество — умение воздержаться от суждений. Можно воспринять аргументы сторон, но не спешите кланяться их проповедникам. Нет ничего постыдного в осознании того, что главные аргументы нам попросту недоступны, а умение не клеить себе на лоб эмблемы оставляет простор эти аргументы рано или поздно найти и воспринять. Иногда так устаешь от людей с четкой позицией, что хочется поговорить с тем смельчаком, кто посмел не иметь позиции. Или осознает ее ограниченность.

Ну и последнее. Грусть — нормальное состояние. Причем тут грусть? Вы ее непременно ощутите, едва вытащите из себя собственное мнение. Но это, как я сказал, нормально.

17 комментариев

  1. После того, как многократно поменял своё мнение в течении жизни об одних и тех же вещах, стал с недоверием относиться к «уверенным взглядам на жизнь». Есть костяк взглядов, а есть то, что сейчас кажется таким, а потом будет казаться противоположным.

    Но где грань, между уверенным в своих взглядах человеком и амёбой.

    • Артем Краснов

      Хороший вопрос. Чрезмерная уверенность в своей позиции будет названа геройством, если она верная, и бараньим упрямством, если нет. Сомнения могут быть трактованы как мягкотелость или гибкость.
      Полагаю, есть очень мало вещей, в которых мы можем быть чересчур уверенны, ну разве что декартовское «я мыслю, значит, я существую». С другой стороны, человек имеет право что-то считать и быть в чем-то убежденным. Вопрос, наверное, в том, чтобы в принципиальных вещах осознавать источник своей убежденности. Отделять вещи, которые знаешь, от вещей, в которые веришь. Отделять то, что видел лично, от того, что кто-то рассказал. Отделять знания из относительно надежных источников от откровенных слухов. И свое мнение от навязанного чужого.
      В опыте, который показан в фильме, группа надавила на парня и заставила его признать, что лица на фото — лица одного человека. И я думаю, если он не физиономист, эта ошибка простительна. Его главная ошибка заявить: «Да, это мое мнение». Видимо, в таких ситуациях нужно уметь говорить следующее: окей, я не эксперт в вопросе, большинство считает не так, как я. Однако сам я не вижу того, что видит большинство. Но если, скажем, вопрос не слишком принципиальный, то можно подчиниться большинству, имея, однако, в виду, что сам ты этого мнения не разделяешь и просто подчиняешься в силу каких-то (не обязательно плохих) мотивов.

    • Наше мнение об одних и тех же вещах меняется не только с возрастом, но и с приходом новых реалий. Любить ночевать на пляже где-нибудь в Калифорнии — это одно, а в Мурманске — это другое. С другой стороны, даже отклонение от взглядов не лишает их уверенности. Например, я считаю недопустимым забивать насмерть палкой собаку — считала и буду считать. Но вот ситуация меняется: человек оказывается в клетке с разъяренным ротвейлером, в руках у человека только палка. Единственный способ спасти свою жизнь — убить ротвейлера. И хоть формально ситуация как бы противоречит моим «уверенным взглядам на жизнь», по сути она остается неизменной. То есть если жизнь меня заставляет поступать вопреки моим убеждениям, это не значит, что я убеждения меняю. Я убью ротвейлера, выйду из клетки и снова буду пропагандировать ненасилие.

  2. ТотЧувачок

    2 процента людей — думает, 3 процента — думает, что они думают, а 95 процентов людей лучше умрут, чем будут думать.

    • Артем Краснов

      Ну я бы не был столь категоричен, каждый человек как-то осмысливает свою реальность

  3. Рыся

    Блестящая формулировка мыслей! Разве то, что мы меняем свою точку зрения на события в течение своей жизни, не доказывает, что одной самой правильной истины не существует в принципе?
    Есть сиюсекундная мотивация группы людей говорить так или не так, а через 5 лет они также искренне скорректируют свою позицию. Так где же истина?

    • Серегин

      Еще в школе, читая «Тихий Дон» задумался о том, что хорошо было есаулу Листницкому и Мишке Кошевому. Они каждый был уверен в своей правоте. И как тяжело было таким, как Мелехов. Вроде бы и там есть правда, и здесь… А еще только с возрастом понял отцовскую присказку, «Тебе хорошо, ты дурак»… И казалось бы в нашей литературе очень много отведено исканиям, самокопанию, душевным терзаниям. С одной стороны, думать вроде бы как и надо. С другой стороны, наша особенная черта, что мы можем в этом думаньи погрязнуть, причем ничего не делая… А может надо бежать? Прибел, пусто… бежать в другую сторону.

      • Артем Краснов

        Я так думаю, если человеку удается вписаться и быть уверенным в своей правоте — надо воспользоваться. Стать инструментом. Переложить ответственность на тех, кто тебя организовал. Это удобно, на самом деле — потом можно сказать, это не я фашист, это время такое было, мы же ничего не знали.
        Но не у всех получается. Иногда они становятся бесплодными терзателями, иногда отклоняют общий вектор. Но выбора, по большому счету, им не дано.
        Любые терзания — это не повод перестать жить и делать. А иначе и не будет критерия оправданности терзаний.

  4. Таких экспериментов, на самом деле, масса. Глядя на них или читая о них, всегда думаешь: ну я-то не такой! Я бы тут ууух! На самом деле умение улавливать общественное мнение и подстраиваться под него — это залог человеческого выживания. Тому примером — масса пословиц и поговорок. Но что делать когда расхождения между твоими принципами (традициями, воспитанием и т.д.) кардинально расходится с принципами общества или коллектива? Мы смотрим, как человек поддается чужому мнению, но мы не знаем, что происходит у него в голове. Возможно, он думает: «Хотите, чтобы я согласился? Ладно, я соглашусь». Или «Интересно, а что будет, если я соглашусь с ними?» Но мы смотрим, как испытуемый «поддается» влиянию и думаем: «Лошара!»
    С другой стороны, так ли уж нужно везде и всегда идти против толпы? Я с детства делала именно так: если мое мнение не совпадало с мнением большинства, я о нем заявляла и даже отстаивала, если до такого доходило. И что я имею в итоге? На всех местах работы я прослыла скандалисткой и смутьянкой. Коллектив меня отвергал именно по причине моей неудобности для него. Теперь я за бортом социума, потому что поддаваться мнению большинства не приучена. Изгой. Возможно, будь я интровертом, я не так сильно переживала бы, но для экстраверта это очень тяжелое состояние. И я все думаю: так ли уж плохо поддаваться давлению большинства?

    • Артем Краснов

      >>С другой стороны, так ли уж нужно везде и всегда идти против толпы?

      Не нужно. Но иногда полезно хотя бы разграничивать мысль толпы и свою собственную, а дальше уже решать, что с этим расхождением делать.
      Люди часто бросаются из крайности в крайность. Скажем, воспет у нас образ «несогласного», и уже не важно, с чем он несогласен — ему главное сказать наоборот. Это несколько ребяческая позиция. Хотя ей часто приписывают душок героизма, но тоже не от большого ума.
      Глупо говорить «да» по умолчанию, глупо «нет» по умолчанию. Здесь нет единого рецепта, из серии «всегда противоречить взрослым это правильно» или «спорить с коллективом это подвиг». На то человеку и мозг, чтобы принимать решения, сомневаться и искать доводы в ту или другую сторону.
      Просто если не разграничивать мнение свое и мнение толпы, то и вопросов, собственно, не возникнет.
      А так, упаси бог, не стоит всегда и всему противоречить, это какой-то беспросветный деструктивизм.

    • Артем Краснов

      >>Я с детства делала именно так: если мое мнение не совпадало с мнением большинства, я о нем заявляла и даже отстаивала, если до такого доходило.

      А я для себя иную тактику выбрал. В интернете я иногда спорю ради спортивного интереса, хотя последнее время стало надоедать. А в жизни спорю редко. Нет лучшего способа убедить кого-то в его правоте, чем попытаться с ним спорить.
      Хотите услышать мое мнение — спросите. Не спрашиваете, значит, не хотите. И все. Пусть каждый живет своим умом. Когда доходит до принципиальный вещей, можно встать буром, но большая часть споров — это переливание из пустого в порожнее и не стоит усилий. Опять же, если только ради развлечения.

      • Ну что касается личной жизни или каких-то там взглядов, то тут каждый человек имеет свое право налево. В это я тоже не лезу. Но вот, например, рабочие вопросы, которые большинство одобряет просто потому, что лень или страшно выражать свое мнение, хотя от этого решения всем неудобно. Почему бы тут не высказать свою точку зрения?

        • Артем Краснов

          Да тоже не всегда это нужно, на самом деле. Иногда не так важно, идти ли на полградуса левее или полградуса правее, если ты в принципе идешь.И вот эти борцы за полградуса иногда жутко достают, ибо из-за них совещания растягиваются на часы, решения буксуют и так далее, хотя по факту понимаешь, что человек не за правду борется, а просто себя показать хочет. Дескать, я и грамотный, и принципиальный и так далее.
          В краеугольных вопросах да, можно насмерть стоять. Но некоторые не чувствуют разницы.

          • Ну вот простой пример. Мы выпускали газету Итоги74, не знаю, застал ли ты ее. В пятницу — дедлайн и первая верстка, в субботу корректура и окончательная верстка. И наше руководство вдруг затеяло ремонт. Никого не поставив в известность, просто договорившись по взаимозачету на тот день, что был удобен ремонтникам. И в пятницу в обед пришли бравые маляры в заляпанных комбинезонах и давай выносить столы и технику из помещений. Я пошла к Гене, просила, чтобы хотя бы нашу комнату, где верстка, не трогали. Но нет, договор был на пятницу — маляры в другие дни не могли.
            Чем это закончилось для редакции? Тем, что все журналисты вышли в субботу на дедлайн, а корректор, верстальщица и выпред — еще и в воскресенье работали. В кулуарах ворчали все, особенно те, у которых дети, но высказала свое недовольство начальству только я. И прослыла из-за этого конфликтным человеком.
            В данной ситуации я не считаю, что мои претензии были необоснованными. Меня лишили двух выходных дней, не предоставив за это ни отгулов, ни других ништяков. Лишили, даже не потрудившись поставить в известность о ремонте. Если бы о нем было известно заранее, мы бы ускорились и, возможно, сделали первую верстку в четверг, а в субботу, как всегда, корректуру. Меня возмутило отношение руководства к нашей работе и к нашему отдыху, как к чему-то, не стоящему внимания.

          • Артем Краснов

            Я согласен с тобой, каждую ситуацию нужно рассматривать конкретно. Нюансов слишком много. Но для того и голова человеку, чтобы взвешивать и делать выбор.

  5. Павел

    Вот даже по Декарту вопрос. Не поимите неправильно я не буквоед. Я мыслю, следовательно существую (лат. cogito, ergo sum — когито эрго сум). Слова приписываются французскому философу, математику, учёному-энциклопедисту семнадцатого века Рене Декарту, хотя исследователи нашли и другого их автора, жившего тысячью двумястами лет раньше — Блаженного Августина. При этом Декарт знал о мысли Августина, но трактовал ее по-другому.
    Кому верить, чью точку зрения брать за основу. Ну, и про истину в последней инстанции можно добавить.

    • Артем Краснов

      Даже не так важно, кто автор этой безусловно красивой идеи, проблема в том, что даже имея эту кочку на болоте, очень трудно продвинуться дальше, потому что кроме того, что «я мыслю», я не могу быть ни в чем уверен, и перекинуть мост к объективному миру через эту сентенцию весьма проблематично. ,

Добавить комментарий