Бумажные ПТС еще поживут

Запланированный на 1 июля 2018 года переход на электронные паспорта технических средств (ПТС) отложен как минимум на год, и новость воспринимается, скорее, позитивно: слишком много рисков сулила отмена бумажных ПТС.

Переход на полностью электронные базы данных тревожен

Выдавать электронные ПТС начали еще в конце прошлого года, правда, в тестовом режиме: первым его получил Renault Kaptur. Масштабный переход планировался с 1 июля 2018 года, правда, без лишнего принуждения. Клиенты-частники в течение года все равно могли оформить бумажную версию паспорта, которая сохраняла актуальность до истечения срока действия. Нововведение больше касалось продавцов новых автомобилей и частников-импортеров.

Мы несколько раз обращались в ГИБДД с просьбой уточнить порядок выдачи электронных паспортов с 1 июля, но каждый раз получали размытый ответ: активные работы начнутся после получения приказа, которого нет. По данным сайта «Авторевю», переход в самом деле отложен почти на год, до 10 июня 2019 года.

У электронных ПТС есть несколько важных преимуществ, и экономия на бланках, которую выпячивают чиновники, — не главное. Важнее, что электронный ПТС хранит почти всю «историю болезни» автомобиля, включая данные о прохождении техосмотров, плановом техобслуживании, наличии страховки, участии в авариях и залоговом статусе.

В США, например, историю автомобиля предоставляют коммерческие организации, одна из наиболее известных — Carfax. Созданная в середине 80-х для определения истинного пробега подержанных автомобилей, база постепенно усложнялась, и сегодня, по данным самой компании, содержит информацию о 17 млрд автомобилей. Сведения получаются из самых разных источников: страховых компаний, полиции, автосервисов, служб оперативного реагирования и так далее.

В России нет своего «карфакса», и долгое время даже проверка автомобиля на кредитную чистоту была практически невозможной — сегодня это делается с помощью реестра уведомлений движимого имущества. Тем не менее достоверность сведений об участии в ДТП, реальный пробег, история ремонтов и обслуживания лежит на совести продавца. Например, автообъявления пестрят фразами «не бит, не крашен», но по данным автостраховщиков, лишь 12% автомобилистов ездят действительно безаварийно.

Но если идея электронного паспорта выглядит перспективной, то исполнение вызывает вопросы. Оператором услуги стала компания АО «Электронный паспорт», и, судя по всему, к предполагаемому запуску системы ей не удалось интегрировать в систему всех участников, среди которых и дилеры автомобилей, и банки, и пункты техосмотра, и МРЭО ГИБДД.

Столь широкий доступ к базе данных ставит вопрос о достоверности сведений и ее безопасности. Непонятна, например, ответственность банка или страховщика, который не внес своевременно нужные данные в базу.

Возникли и совсем уж нелепые накладки, например по закону о защите персональных данных автовладелец мог запретить внесение личных сведений в базу данных «Электронного паспорта», а это создавало абсурдную ситуацию. Сегодня факт владения автомобилем подтверждают два документа — договор купли-продажи и ПТС (после постановки на учет). Но договор купли-продажи составляется в свободной форме и не защищен от подделок, а если электронный ПТС можно анонимизировать, открывают перспективы мошенничества, вплоть до «рейдерского захвата» автомобиля еще до первой постановки на учет. Есть и другие риски, например прежний хозяин автомобиля может оказаться под подозрением, если новый владелец-аноним совершит нарушение или аварию: подобные ситуации случаются и сейчас, но введение электронных ПТС усугубит ситуацию. Судя по всему, личные данные в базе данных все-таки будут, но на согласование формальностей уйдет время.

Поэтому электронные ПТС вызывают недоверие у самих автомобилистов: не возникнет ли многочисленных нестыковок с другими системами, которые обернутся для граждан головной болью?

Невозможность «подружить» между собой разные базы данных — давняя проблема для России. Например, автостраховщики долгое время морочили клиентам голову из-за сложностей проверки данных об аварийности по базам чужих компаний. Лишь под давлением властей началась кампания по восстановлению КБМ — уже публиковал инструкцию, как скорректировать коэффициент бонус-малус.

Другим примером является чехарда со штрафами-невидимками: о них знают одни системы (например, «Госуслуги»), но не видят другие. Скажем, при попытке оплатить штраф через банкомат выдается сообщение об отсутствии данных. Проблема — в неполной интеграции основной базы ГИС ГМП с региональными базами ГИБДД.

Из-за подобных сложностей тормозится проверка ОСАГО с помощью камер видеофиксации: пилотный запуск такой системы в Москве потребовал «зачистки» базы данных АИС РСА, содержащей сведения о полисах ОСАГО.

Это теория. На практике пока шиш

России остро не хватает единой базы данных автомобилей, которая стала бы основной для цивилизованного вторичного рынка. Но в данном случае отсрочка ее внедрения выглядит разумной мерой: иногда лучше позже, но зато сразу хорошо.

One Comment

  1. Парящий над дорогоЙ

    » электронный ПТС можно анонимизировать, открывают перспективы мошенничества, вплоть до «рейдерского захвата» автомобиля еще до первой постановки на учет.»

    Наши умельцы и с бумажными ПТС такое проделывают на раз — https://youtu.be/jalcDvSdrHc

Добавить комментарий