Ломка

Порекомендую очень годный сериальчик «Ломка». По названию можно подумать, что это повесть о конченных наркоманах, и, по сути, да — это она и есть. Только не о добровольных торчках, которые пробуют из интереса, а про людей, подсевших на опиоиды, замаскированные под обезболивающее.

Это реальная история опиоидного кризиса в США, и поскольку она общеизвестна, думаю, не будет сильного спойлера, если я расскажу фабулу. В середине 90-х компания Purdue Farma выпустила новое обезболивающее OxyContin, который они агрессивно продвигали на рынок под флагом эффективного и безопасного «пейнкиллера», который не вызывает привыкания из-за патентованной технологии медленного всасывания. Сделанный на основе опиоидов, препарат был аналогичен оксикодону, который тоже использовался в медицине, но в крайних случаях (как и морфин). Однако Purdue Farma добилась разрешения прописывать «Окси» даже при незначительных болях (головная, зубная), а маркировка была изначально мягкой, отчего врачи и пациенты не осознавали, что имеют дело с крайне аддиктивным наркотиком. Его пили, как анальгин, а расплачивались, как за героин.

Результат — миллиардные прибыли Purdue Farma и миллионы наркозависимых американцев, большая часть из которых не были «природными наркоманами», а подсели на «Окси» в процессе лечения. За 20 лет, с 1999 по 2019 годы, смертность от передозов в США выросла в пять раз. За всем беспределом стояла семья Саклеров, владеющая Purdue Farma, и сейчас это имя в США, насколько я понимаю, стало ругательным.

Сериал хорош по всем статьям: он максимально близок к фактической истории (хотя дотошно не проверял), но не выглядит документалкой. Отличные актёры, крепкие сюжетные линии и множественный угол зрения делают его самодостаточным, даже если бы это был чистый вымысел. Ситуация показана от лица аппалачских шахтёров, провинциальных докторов, продавцов дурмана, прокуроров, чиновников и самой семьи Саклеров. И, несмотря на название, это не бытописание жизни торчков: «ширеву» уделено минимум внимания. Это сериал про жизнь, какой она бывает.

Я не очень интересуюсь фармакологией, но «Ломку» интересно смотреть, потому что те же самые принципы относятся к десятку других индустрий: многие IT-гиганты или добывающие компании — по сути, та же Purdue Farma, просто с другими «побочками».

Это гимн неолиберализму, экономической концепции, которую в самом упрощённом виде можно описать так: долой все ограничения, что мешают свободным рыночным субъектам стремиться к сверхприбылям (рынок же всё отрегулирует, ага). На западе сейчас очень много негатива к бесконтрольному капитализму, и этот фильм — одно из объяснений почему.

Как любая тру-стори, местами картина выглядит настолько фантастической, что если бы её в самом деле выдумали, никто бы не поверил. Как в Штатах в течение 15 лет мог просуществовать легальный наркокартель с миллиардными прибылями? Оказывается, легко.

Семья Саклеров вызывает по большей части лишь презрение, но проблема шире. Очень близкая история — эпидемия метамфетамина в США, где тоже не обошлось без Биг Фармы, которая воспрепятствовала быстрому запрету эфедрина и псевдоэфедрина. Другой пример: антидепрессантная лихорадка, которая шла по похожу сценарию: фармакологические компании добились для врачей возможности прописывать таблетки для настроения буквально всем, кто чувствует грусть.

Возникает и много идеологических вопросов, например, и «ОкиКонтин», и антидепрессанты выходили на рынок под флагом борьбы с вселенскими недугами: болью и плохим настроением. Такая подача проканала в том числе потому, что западное общество культивирует позитивность во всех проявлениях и любой дискомфорт возводит в статус преступного явления. Хотя и грусть, и боль, по большому счёту, естественны. Ну, и конечно, не обошлось без продажных чиновников самых разных уровней, причём эта продажность даже не выглядит вопиющей, потому что аккуратно встроена в систему.

Сейчас мы наблюдаем зарю другой тенденции: ренессанс психоделиков. У нас их часто путают с наркотиками, но у них другой принцип работы и другой эффект. Поскольку он не всегда положительный (бывают и «бэд трипы»), психоделики не обеспечивают гарантированного кайфа и в принципе не столько дарят наслаждение, сколько многократно усиливают сознательность, а это палка о двух концах. Некоторые с них блюют, некоторые трансформируют жизнь — многое зависит от самого человека и ментора (например, аяуаску применяют под надзором перуанских шаманов, а рекреационное использование считается опасным). Другими словами, психоделики хоть и выглядят любопытным направлением для исследования, исключают конвейерное применение, а это именно то, к чему стремится Биг Фарма и большие корпорации в принципе.

В ряде стран психоделики уже разрешены, а в Европе и США идут интенсивные исследования их применения для лечения десятков самых разных болезней, от депрессии до постравматического синдрома. Выглядит так, что психоделики станут следующим золотым дном для Биг Фармы, и ребёнок в очередной раз будет выплеснут с водой.

One Comment

  1. Все проблемы зависимых, в том числе, кстати, и от игр компьютерных, и от … любви, состоят в непринятии.
    Помните, у Блока, — «Узнаю тебя, жизнь, принимаю! И приветствую звоном щита!» — это гимн самодостаточности, которой не страшны зависимости.
    Так вот многие жизнь не умеют принимать во всей её полноте. Поэтому впадают в зависимости.
    Это не вина их. Это беда.
    Нет ощущения присвоения своей собственной жизни самому себе. Нет бесстрашия, благодарности и милосердия, основных признаков самодостаточного существа и человека.
    А значит есть страхи, от которых что-то/кто-то должно спасти — мама-папа-бабушка, игрушка, доза, люкарство, ствол, друг или недруг… эцэтэра.
    Вот так. Как всегда. Разруха — она в голове.)))

Добавить комментарий