Эрнест Иванович

Фото телеканала «Россия»

Помните ли вы случаи из жизни, когда делали уверенный выбор, но много лет спустя осознавали его наивность?

В младших классах Эрнеста Ивановича Кузнецова я побаивался. Он ходил по школе в военной форме с наградными планками, был абсолютно лыс, смотрел куда-то перед собой (поверх нас) и загадочно молчал. Он проплывал по коридорам лицея №31, как корабль-призрак.

Один эпизод, когда он без слов, резкими жестами, показал какому-то однокласснику, как себя вести, убедили меня в мысли, что Эрнест Иванович, возможно, глух, и уж точно свиреп.

Позже он стал преподавать историю у нас, и я быстро поменял свое мнение. Он не был глух и оказался настоящим моряком, воевал во время Великой Отечественной во флоте, обезвреживая мины, похожие на ежей. Но главное, он оказался совсем не тем молчаливым сухарем, что я считал.

Напротив, Эрнест Иванович умел слушать, провоцировал нас на дискуссии и с удивительным уважением относился к нашим, вероятно, глуповатым умозаключением. Хотя история не давалась мне никогда (и до сих пор), та часть занятий, где мы отступали от проволочного каркаса школьной программы и рассуждали на общечеловеческие темы, оставила во мне след.

Хотя я был гуманитарным недорослем, что в математической школе не считалось большим грехом, Эрнест Иванович не применял ко мне безжалостных мерок и позволял компенсировать неважное знание фактуры некими собственными выводами. В общем, он поощрял в нас свободу мысли.

Когда я был в десятом классе, как-то на перемене мы сидели с приятелем Женей Гвоздыревым (Гвоздем) на подоконнике. Неожиданно подошел Эрнест Иванович и сказал мне:

— В школе открывается философский кружок. Я вас приглашаю. Каждую среду после основных занятий.

Мне не потребовалось много времени, чтобы ответить. В среду после занятий мы упражнялись в спортзале, тягали тощими руками штанги и зарабатывали на будущий остеохондроз спинного отдела. Присутствие Гвоздя лишь катализировало мое решение.

Эрнест Иванович не настаивал, вероятно, он в принципе не приветствовал насилия над волей и считал, что выбор должен быть за человеком. Он понимающе кивнул и ушел. Я же лишь усмехнулся – нелепо менять спорт на философский кружок, е-мае. Просто ржака какая-то. Гы-гы.

Возможно, это была одна из развилок на пути, которая могла бы изменить жизнь и весьма существенно. Тогда я не знал, что со временем романтика 70-киллограмовой штанги, как и увлечение техникой, останутся в прошлом, и меня потянет в совсем другие сферы.

Жалею ли я? Чтобы жалеть, нужно знать альтернативную реальность. Но если бы сегодня я мог вселиться в себя тогдашнего и ответить Эрнесту Ивановичу, я бы выбрал философский кружок. Не ради даже философии как таковой (я тогда и не знал этого слова), а чтобы продлить неформальное общение с человеком уникального опыта. С человеком, который учил думать.

У входа в лицей №31 в Челябинске сегодня висит мемориальная доска в честь Эрнеста Ивановича Кузнецова
Справка. Кузнецов Эрнест Иванович (09.05.1924, Томск), старейший учитель МОУ лицей № 31 города Челябинска. В 1946 году окончил Бакинское высшее военно-морское училище им. Кирова. Участник Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Красной звезды, награжден медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «30 лет Советской Армии». Будучи курсантом, принимал участие в боевых походах, защищая интересы родной страны в Иране. Участвовал в боевом тралении Северного морского флота. Демобилизовался в1958. Офицер, прослуживший 16 лет во флоте, капитан III ранга, он в 1962 году получил диплом с отличием Челябинского педагогического института. В образовании с 1959, когда стал преподавателем допризывной подготовки школы № 1 им. Энгельса города Челябинска. В 1961 — учитель истории в школе № 30, с 1965 — учитель истории школы № 31. Его труд и педагогическая деятельность дважды отмечены знаком «Отличник народного просвещения».

 

2 комментария

  1. InBlackAndWhite

    Ты сегодня — это результат того, что ты сделал или не сделал когда-то в прошлом. Вряд ли нужно сожалеть о шагах, которые привели тебя к себе. Сожалея и рефлексируя, мы тормозимся в настоящем. Мы даже пренебрегаем настоящим. Надо жить сегодня. Прошлое пусть будет уроками, вкладом в мудрость, просто памятью… да чем угодно, только не грузом, мешающим что-то сделать прямо сейчас.

  2. Очень редко поступки юности во взрослости не кажутся наивными. Надо просто принимать тот факт, что те решения принимал человек совсем с иным опытом, иными целями и даже ценностями.

Добавить комментарий