Такую страну проспали… 30 лет со дня всесоюзного референдума

Что вы делали 17 марта 1991 года? Если вам меньше 48 лет, вряд ли вы помните. Но те, кто постарше, с вероятностью 80% в тот день участвовали в референдуме о сохранении Советского Союза. Подавляющее большинство граждан тогда высказалась в защиту единого государства, которое тем не менее прекратило существование до конца 1991 года. Я освежил в памяти тему, а заодно попросил известных челябинцев вспомнить, как и почему голосовали они.

Референдум стал результатом муторных попыток модернизировать СССР под требования времени и должен был закрепить (или развенчать) тезис о преданности советских граждан Союзу. Его учредил Съезд народных депутатов еще в конце 1990 года, а сам вопрос был сформулирован довольно хитро.

Вопрос референдума 17 марта 1991 года: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Это был первый всесоюзный референдум в истории СССР, хотя стопроцентного охвата не получилось — отказались участвовать Прибалтийские республики, Молдавия, Армения и Грузия (часть их населения всё же проголосовала).

Тем не менее он вошел в историю как свидетельство того, что советские граждане хотят остаться вместе: за сохранение Союза в той или иной форме проголосовало 76% (113 миллионов человек). Причем республики оказались даже более лояльными: в Узбекистане за голосовало 95%, в Киргизии — 93%, в Туркмении — 98%.

Агитка, призывающая голосовать против СССР и за учреждение должности президента России — голосование по второму вопросу шло в тот же день

Как и почему голосовали челябинцы

Мы спрашивали наших спикеров не только об их настроениях в те годы, но и об отношении к развалу Союза сейчас, 30 лет спустя.

— Как именно я голосовал, не помню, — признается челябинский краевед и историк Юрий Латышев. — Скорее всего, за сохранение Союза. А почему не помню точно? Потому что в 1990–1991 годах жизнь уже стала сложнее, был дефицит продуктов, рост цен и так далее. И вопрос о судьбе Союза меня волновал не так уж сильно, хотя я был депутатом совета Калининского района.

Политик, общественник, экс-заместитель главы администрации Челябинской области Борис Мизрахи голосовал против сохранения СССР:

— Я считал, что участь Союза всё равно решена, и, как говорил академик Сахаров, лучше разойтись и снова объединиться — думаю, он был прав, — объясняет Борис Мизрахи. — Это новое объединение должно было быть естественным, через какие-то стимулы, общие ценности и идеи, как в Евросоюзе. И я не считаю распад СССР вселенской катастрофой, о которой говорит Путин. Что до ностальгии по СССР, то у меня есть ностальгия по людям. Светлое прошлое — светлые люди. Но я категорически не принимал СССР в последние годы существования и уже тогда был в рядах демократического движения.

Развал страны уничтожил многие советские предприятия-гиганты: вот, например, что стало с заводом «Юрюзань» по производству холодильников

Предприниматель, экс-депутат Челябинской городской думы Марк Болдов в ответ на мой вопрос переспрашивает:

— А вы помните, что вас заботило в 23 года? Референдум или молодая девушка? В то время я не участвовал в политической жизни страны, но мне жаль, что СССР исчез. Последние десять лет застоя при Леониде Ильиче Брежневе нас ослабили, и нужно было трансформироваться. И я бы проголосовал именно за это: за сохранение с трансформацией. Например, нужно было менять дотационные отношения между республиками. Но в остальном распад СССР — трагедия, в которой было потеряно целое поколение, поколение наших родителей, которые оказались за чертой бедности. Уверен, этого можно было избежать.

Массовые демонстрации конца 1980-х — люди требовали свободы и обновления страны. Но тогда они еще верили в единство СССР (фото — Дмитрий Борко)

Доктор политических наук, экс-глава челябинского филиала РАНХиГС Сергей Зырянов голосовал за сохранение Союза.

— Те события — это поучительный пример того, что значит референдум для жизни общества и государства, — говорит он.

— В смысле, что в реальности референдум ничего не значит?

— Ну, он выражает настроение людей, но при малейшем изменении обстоятельств они могут отказаться поддерживать то, за что голосовали. Люди голосовали за то, что им привычнее и удобнее, но когда всё рушилось, у них не хватило энергетики, чтобы то привычное и удобное спасать. Были активные защитники Союза, которые критиковали Ельцина и создавали свои партии, но у них не было политических ресурсов, чтобы препятствовать развалу. То есть референдум отражал настроения людей, но не их готовность спасать Союз любой ценой.

— Но вы были сторонником сохранения?

— Да, потому что вырос и воспитан в СССР, а это бесследно не проходит. При этом сам развал Союза был предопределен объективными причинами.

У советских граждан было много претензий к власти: попытка ввести сухой закон — одна из них. И всё же они до последнего верили в сохранение Союза

Почему мы потеряли страну, хотя голосовали в ее пользу?

Референдум должен был поставить точку в вопросе о сохранении СССР, но его юридический статус вызывает дискуссии: например, есть мнение, что с учетом оговорок в законе «О всенародном голосовании…» результаты референдума носили лишь рекомендательный характер. Обстановка в любом случае обострялась и в России, и союзных республиках. Понятие легитимности отходило на второй план, на первом же было всё более отчетливое желание перемен и предчувствие их неизбежности.

Авоська с молочной бутылкой — символ позднего СССР

Советский Союз прекратит существование в декабре 1991 года после подписания Беловежских соглашений, которые не вызовут заметного брожения в обществе. Почему при выраженной поддержке Союза граждане не встали за него горой?

— Общество дало молчаливое согласие на распад СССР во многом потому, что к декабрю 1991 года вопрос был предрешён: о выходе из состава государства заявили пять или шесть национальных республик, и даже Украина провела референдум о выходе, — объясняет Сергей Зырянов. — Россияне в эпоху позднего социализма жили очень непросто и экономически, и духовно, но они поступили в каком-то смысле эгоистично и стали защищать только свой дом, свою квартиру. Кроме того, многих защитников Союза охладил путч 19 августа 1991 года — попытка остановить распад страны с применением силы. А люди уже не хотели жить под давлением.

Если в конце 80-х протестующие и силовики еще чувствовали некоторое единство, то к 1991 году ситуация обострится, а позже станет критической

Борис Мизрахи признается, что Беловежские соглашения стали для него неожиданностью, но особенного сожаления не вызывают:

— Единственное, мне было очень жаль Михаила Горбачёва. Беловежские соглашения были варварскими только по отношению к нему, и потом он был незаслуженно обруган и оплеван. Многие считают, что он развалил Союз, но ничего подобного — это был исторический процесс, который на тот момент уже сформировался. Горбачёв дал нам свободу, навел мосты с другими странами, позволил нам дружить с кем-то. В Европе его до сих пор вспоминают с благодарностью.

Юрий Латышев хоть и был сторонником сохранения Союза, развал государства воспринял без трагизма:

— Во-первых, в 1991 году уже шел бешеный рост цен и стоял вопрос о банальном выживании, а в Союзе или нет — это казалось вторичным, — говорит он. — Плюс нам подкинули конфетку в виде СНГ, и мы думали, что обретем самостоятельность, но продолжим дружить странами. Плюс ведь национализм начал развиваться во время горбачевской перестройки, когда пошли конфликты в Азербайджане, Средней Азии, Прибалтике. Добавьте к этому конфликт Горбачёва и Ельцина, добавьте гласность — всё решилось гораздо раньше декабря 1991 года

Будущий первый президент России Борис Ельцин в 1991 году стал оппонентом первого президента СССР Михаила Горбачёва. Их взгляды на судьбу Союза были противоположны

Что мы потеряли

Марк Болдов считает роспуск Союза, особенно после мартовского референдума, практически предательством:

— Конечно, это предательство властями истории собственного государства, — говорит он. — Так же, как крушение Берлинской стены после нашего выхода из Варшавского договора. Да, можно было выйти, но сделать это без потери влияния. Выйти не нищими, а победителями.

— Что, на ваш взгляд, мы потеряли?

— Многое! Как один из примеров — внутренний рынок сбыта. Есть разница, живет ли в стране 350 миллионов человек или 146 миллионов. Чтобы делать десять деталей, нужны ручные инструменты, чтобы делать 150 миллионов — автоматизированные линии. Россия от развала Союза в чём-то выиграла, потому что вроде бы перестала содержать дотационные республики (а таковых было большинство. — Прим. ред.), но практика всё равно показала, что мы в ответе за тех, кого приручили, и мы продолжаем их поддерживать, чтобы сохранить влияние. Минусов больше.

— А мог бы Советский Союз существовать до сих пор, пусть в модернизированном виде?

— Безусловно, и примеров тому много. Возьмите США, где в разных штатах разные законы, но они сохраняют целостность. У нас сейчас тоже ведь разнородная страна: Якутия и Калининград — это абсолютно разные регионы, разные национальности, со своими особенностями и самобытностью. И эту самобытность нужно учитывать. Но сам Союз как сильное государство мог бы существовать до сих пор.

Для многих СССР остался светлым пятном: те годы ассоциируются с молодостью и надеждами

Сергей Зырянов настроен более скептически:

— СССР мог бы, наверное, существовать, если бы его модернизация началась в 60-е годы, когда был шанс на сохранение и развитие государства. К 80-м поезд уже ушел. Да что ушел — даже последний вагон уже было не догнать. Источником краха империй (а СССР был внутренней империей) являются не конкретные персоналии. Крах случается, когда иссякает легитимность власти, когда люди перестают верить, что власть действует в их интересах. На момент фактического развала Союза точка невозврата была пройдена давно.

Талоны на хлеб — сейчас это выглядит дико, но во времена дефицита было нормой

Борис Мизрахи добавляет:

— Когда говорят, что Союз развалил Горбачёв, потому что при нем возник дефицит и так далее, — это неправда. Я помню 1982 год, ещё при Брежневе, когда было 22 талона на продукты питания и не только: на соль, сахар, спички…

При этом он всё же испытывает легкую ностальгию, но не по власти или строю, а по отношениям людей:

— В Союзе были хорошие вещи, была дружба народов, хотя многие сейчас отрицают, — говорит Борис Мизрахи. — Просто ситуация изменилась и люди разбежались по своим квартирам, чтобы построить у себя новые государства, а потом, если появится интерес, объединиться снова. К сожалению, пока этого не случилось.

Почему Свердловск против

И напоследок — любопытный факт. Среди регионов России был лишь один, где большинство проголосовало против сохранения Союза — и это Свердловская область. Почему? Борис Мизрахи считает, что в регионе сильно влияние земляка Ельцина:

— Он объяснял новый путь России, и это резонировало с настроениями свердловчан, которые были более продвинутые в смысле перемен. Они понимали, что перемены необходимы, что прошлое уже отживает, что новому нужно дать импульс. И, кстати, Челябинск был на той же волне. Я помню, как один европейский партнер сказал мне: «В России есть демократический хребет — это Ленинград, Москва, Нижний Новгород, Свердловск и Челябинск». Я спросил: «Получается, мы копчик?» Он ответил: «Копчик — тоже важная часть организма».

Сергей Зырянов видит причину свердловского скептицизма к Союзу в особой атмосфере региона:

— Свердловская область — интересный феномен. Политически она всегда активнее, чем соседние регионы, и уже тогда были распространены настроения, которые в будущем выразит губернатор области Эдуард Россель предложением создать Уральскую республику. То есть первым шагом был выход России из Союза, следующим — получение ещё большей независимости на региональном уровне. Это было неосознанное явление. Оно не доминировало, но было заметно. Что касается Челябинска, то нет — мы были другой планетой, более консервативных взглядов. На нас давила закрытость региона и, как следствие, большая зависимость от властей, которую свердловчане ощущали не так остро.

5 комментариев

  1. Антон Л.

    «Референдум или молодая девушка», черт, мне 35, вопрос тот же. Что-то пошло не так((((

  2. Антон Л.

    «В Союзе были хорошие вещи, была дружба народов, хотя многие сейчас отрицают»
    Это, конечно, неправда. Все те же самые люди были, более того, сейчас многие из них возглавляют коррупционные механизмы. А спикер так думает, потому, что был молодым и помнит только хорошее.

    • Антон Л.

      Что в общем не перечеркивает тот факт, что и сейчас много хороших людей)

    • В смысле, ты не веришь в дружбу народов? Но вообще именно в этом аспекте Союз, по-моему, был интересным прецедентом, потому что объединил людей совершенно разного генезиса, и христиан, и мусульман, и южан, и северян. И сколько помню из личного опыта — действительно было чувство безопасности

  3. Илья

    Тот самый прекрасный Союз о котором ностальгируют, существовал с 60х до 85 примерно, т.е. лет 25.
    Потом была нефтяная война с саудитами (упали цены на нефть в 85), контры с Америкой, Европой, все это наложилось на структурные проблемы в экономике, партия из-за своей централизации гибкость проявить не смогла и вот результат.

    Если бы в 60х внедрили НЭП буква в букву, уверен Союз существовал бы до сих пор, но это означало признание неких прав и свобод человека не на словах, а на деле (а как вы будете регулировать споры между хозяйствующими субъектами), но это уже диссидентство какое-то.

Добавить комментарий